Харьков

  • 6621
  •  / 

«Если бы Евгений Кушнарев был президентом Украины — жили бы в другой стране»

«Если бы Евгений Кушнарев был президентом Украины — жили бы в другой стране»
«Если бы Евгений Кушнарев был президентом Украины — жили бы в другой стране» Если бы не роковой выстрел в изюмском лесу девять лет назад — 29 января одному из самых ярких украинских политиков и государственных деятелей Евгению Кушнареву исполнилось бы 65 лет.
Несмотря на то, что следствием в деле о его гибели поставлена точка, у многих его соратников и друзей свое мнение на этот счет. Однако в одном они единодушны: идеи Кушнарева сегодня актуальны как никогда, а многих его качеств, к сожалению, очень не хватает нынешним политикам.

Виль Бакиров, ректор ХНУ им. Каразина:

— Я знал Евгения Петровича на протяжении десяти лет. Для меня он был политиком очень высокого современного уровня. И в бурное время перестройки, демократизации, когда Украина обрела независимость, его политический талант смог раскрыться. Я не могу припомнить другого человека, который бы отличался таким талантом публичной речи. Он мог находить интонацию, которая отвечала любой аудитории. Он не просто красиво говорил, он говорил точно, концептуально, содержательно и всегда — важные вещи. И, конечно, для меня он остается человеком, который пытался воплощать в жизнь демократические ценности.

Евгений Петрович был большим другом университета и очень много для него сделал. Он понимал значение и роль университета для становления Харькова как интеллектуальной и студенческой столицы Украины. И не случайно, вернувшись из Киева в Харьковскую область губернатором, свою программную речь он произнес именно в университете. В этой яркой речи он много говорил о возрождении Харьковщины — это была идея, которой он жил. Он хотел вернуть Харькову славу и величие культурного, интеллектуального, индустриального центра Украины, европейского центра. Но, к сожалению, ему не хватило времени реализовать все задуманное... Кстати, второй корпус (бывшая военная академия), где сейчас располагается восемь факультетов, университет получил благодаря усилиям Евгения Петровича.

Евгению Кушнареву были присущи качества, которых я сегодня не вижу у представителей политической элиты. Он был способен четко формулировать повестку дня, ставить акценты на тех задачах, которые требовали первоочередного решения, и находил убедительные аргументы в пользу той или иной линии поведения, которые он предлагал. Он был прекрасным дискутантом — всегда апеллировал к рациональным позициям, аргументам. И его способность выделять главное, показывать реальные пути решения кризисных ситуаций — это было бы сейчас очень важно. Он не был конъюнктурным политиком — не подстраивался под то, что хотят слышать массы или люди наверху, а просто называл вещи своими именами. И это то, чего многим сегодня не хватает.

Если бы мне довелось писать учебник по истории Украины, упомянул бы начало 2005 года — период Оранжевой революции. Евгений Петрович был тогда в очень тяжелом положении — он был преследуем, гоним, оклеветан, его арестовали, он попал в больницу. И в этой тяжелейшей ситуации он нашел время позвонить мне, поддержать, спросить, чем может помочь.

В деле гибели Евгения Кушнарева очень много белых пятен, непроясненных моментов и, наверное, всей правды мы так и не узнали. Нам остается просто хранить в своем сердце память о нем, быть благодарными за то, что ему удалось сделать для Харькова и Украины.





Анатолий Винник, заместитель председателя Харьковского облсовета (1998–2002 гг), начальник отдела по обеспечению деятельности председателя Харьковской облгосадминистрации (2002–2005 гг):


— Хотя Евгений Петрович был моложе, он был для меня старшим братом, другом, учителем. Я наблюдал его в разных ситуациях — и никогда не видел растерянным, не знающим, что делать, что предпринять. Говорят, что Сталин, когда началась война, несколько дней нигде не показывался, то есть этот волевой и жесткий человек пребывал в растерянности. У Кушнарева таких дней не было никогда.

Когда мы из власти перешли в оппозицию — ему поступало множество предложений перейти на ту сторону. Его заманивали всевозможными благами — он отказался. Затем последовали запугивания — безрезультатно. Потом даже предлагали: пусть остается протестным, но не таким харизматичным — уменьшит громкость и силу своих протестных выступлений. В это очень трудное для Евгений Петровича время, когда против него было возбуждено несколько уголовных дел, он проявил моральную устойчивость, силу духа и преданность своим идеалам, друзьям и товарищам.

Евгений Кушнарев — это общественный деятель государственного масштаба, я бы даже сказал — международного. Он умел брать на себя ответственность. Он был аналитиком. Он постоянно работал над собой. И когда возникал какой-то вопрос — пропускал через себя множество информации, советовался со специалистами и находил правильное решение. Будь он сегодня в активной политической деятельности — возможно, и ход истории был бы иным: не было бы потери части нашей территории, раскола общества. Будь Евгений Кушнарев жив — и ситуация с Крымом, думаю, сложилась бы по-другому. Но, к сожалению, его нет... И на сегодняшний день у нас нет такого лидера, о котором можно было бы сказать: это второй Кушнарев!

Думаю, придет время — и в учебнике по истории Украины будет отведена достойная страница, посвященная Евгению Кушнареву, в назидание тем, кто хочет преданно служить государству, народу Украины.

Первое время после гибели Евгения Петровича я на 95 процентов был уверен, что это несчастный случай. Однако со временем моя уверенность начала таять. Хочу сказать одно: если это было преднамеренное убийство, и виновники не будут покараны судом — их ждет Божья кара.





Михаил Добкин, депутат Верховной рады Украины IV созыва (2002–2006 гг), харьковский городской голова (2006–2010 гг), председатель Харьковской облгосадминистрации (2010–2014 гг):


— Мне удалось поработать с Евгением Петровичем непродолжительный период. Но даже этот небольшой отрезок времени показал, что он был целостным человеком, мыслил глобально и масштабно. Поначалу многие не воспринимали некоторые его идеи, поскольку думали, что осуществить их нереально. Но со временем начинали понимать, что это не такие уж невыполнимые задачи.

Кем еще был для меня Евгений Петрович? Прежде всего одним из тех людей, кто дал мне путевку в большую политику. Он всеми силами поддерживал меня, когда я баллотировался на пост мэра в 2006 году, и в моей победе была доля его серьезной работы, опыта, ума. К сожалению, Евгений Петрович очень рано ушел — я не проработал и года на посту мэра. И в дальнейшем я иногда мысленно выстраивал диалоги с ним — пытался понять, какой выход из той или иной сложной ситуации подсказал бы мне он.

Я шел тем же путем, что и Евгений Петрович: был мэром, главой облгосадминистрации. И где бы я ни работал — так или иначе соприкасался с теми решениями, которые он принимал на этом месте до меня. Многие из его идей были живы, актуальны и работали, несмотря на то что прошли годы после их принятия. Это говорит о том, что он принимал решения, опережающие время. Он находил актуальную для общества проблему, брал на себя смелость вынести решение по этой проблеме, а потом доводил дело до конца, используя рычаги управления.

Евгений Кушнарев был прекрасным руководителем, очень хорошим соратником, товарищем в политике. С ним было необычайно интересно и в минуты отдыха — будь то рыбалка, встреча Нового года или день рождения. Он везде был неординарным. Вспоминается такой случай: как-то мы с супругой (она тогда была на восьмом месяце беременности) вместе в Евгением Петровичем поехали на рыбалку. Моя жена — заядлая рыбачка — очень хотела поймать рыбу, но клева, к сожалению, не было. И вдруг у Евгения Петровича клюнула большая рыбина. Вы думаете, он ее вытащил из воды? Он отдал удочку моей супруге. В итоге мы достали огромного карпа — более пяти килограммов! Даже в этом он был нестандартным человеком.

Как показывает жизнь, его не хватает не только родным и близким, не только друзьям — его не хватает сегодня очень многим людям в стране. Потому что политиков такого уровня больше нет, никто не смог занять его место. У Евгения Петровича был необычайно острый политический ум. Когда происходили серьезные события — он моментально отбрасывал всю «шелуху», оставлял только «зерно» и тут же выдавал решения, которые, как показывала потом жизнь, были самыми верными. Ярче всего, на мой взгляд, Евгений Петрович проявился, когда в 2006 году был избран народным депутатом. В Верховной Раде он превратился, несомненно, в политика государственного масштаба. Мы, его единомышленники, были уверены, что через непродолжительный период он будет в правительстве — либо руководителем правительства либо одним из вице-премьеров. Но случилось то, что случилось.

Многое из того, что предлагал Кушнарев-политик, актуально и сегодня. Его книга «Конь рыжий» во многом оказалась пророческой. Ведь то, о чем он предупреждал, чего он старался не допустить, — произошло, причем примерно так, как он предсказывал. Сегодня стране очень не хватает идейного вдохновителя той части населения, которая находится в дисгармонии из-за всего происходящего. Сегодня нет политика, который смог бы ярко нести идеи, сконцентрировав их в отдельных меседжах, в отдельных фразах, в отдельных выступлениях — чтобы и в нашем обществе, и за пределами государства слышали, что в Украине есть разные точки зрения.

Что бы я вписал о нем в учебник по истории Украины? Учебники уже столько раз переписывали, столько раз меняли героев! Наверное, наше общество еще не готово принимать вещи такими, как они есть, поэтому я бы вообще не вписывал никаких персоналий, в том числе и Евгения Кушнарева. Реальность такова, что могут с легкостью вписать и с такой же легкостью «выписать». А в отношении человека, который не может ответить, потому что его уже нет на этом свете, — это было бы неправильно и обидно. Помню прощание с Евгением Петровичем в ХАТОБе. Людей было столько, что очередь растянулась практически до площади Свободы. И вот тогда я понял, что для простых харьковчан означал этот человек, который на протяжении многих лет влиял на качество жизни в городе и в регионе. Вот это и есть история, которую он оставил после себя.

В отношении гибели Евгения Петровича я поменял свою точку зрения после того, что произошло в нашей стране. Я никого конкретно не виню. Но мне кажется, такой финал для Украины готовили очень давно — задолго до 2013–2014 годов, когда страна полыхнула. Мне кажется, приход Януковича к власти готовили, чтобы именно при его правлении сделать с Украиной то, что сделали. И как бы странно это сейчас ни звучало, но мне кажется, в таком варианте (если это была действительно спланированная ситуация) у Евгения Петровича не было шансов дожить до 2013 года.





Вадим Карасев политолог, директор Института глобальных стратегий:


— Евгений Кушнарев был моим хорошим знакомым — мы знали друг друга с конца 1980-х годов по демократическому движению в Харьковской области. Тогда была очень мощная плеяда молодых, ярких, сильных политиков, патриотов Харькова. Среди них — и Евгений Петрович. Я знал его как первого демократического мэра Харькова, причем очень успешного. Затем — как одного из создателей демократического движения уже в независимой Украине, как главу администрации президента, как губернатора. Знал Евгения Петровича как сильную личность, интересного человека, умного собеседника и сильного политика.

У любого яркого, сильного, неординарного политика политический путь извилист — бывают и восхождения, и паузы, и ошибки. Так вот Евгений Петрович — политик, который допускал минимум ошибок и умел превращать их в плюсы, необходимые для принятия следующих правильных решений. На каждом этапе своей непростой, но выверенной политической биографии, у Кушнарева были яркие эпизоды: начиная с первых демократических митингов в Харькове и заканчивая его политической деятельностью в сложный и неоднозначный период украинской истории 2004–2007 годов. И тут важна вся серия его политических действий, а не какой-то отдельный эпизод, вырванный из контекста исторического и политического момента.

Сегодня были бы очень кстати такие его качества, как сильный характер, интеллект и принципиальное неприятие политического популизма, которым сейчас, к сожалению, инфицировано подавляющее большинство украинских политиков. У многих нет сегодня ни соответствующих знаний, ни воли, ни опыта, ни уважения к своему избирателю и народу Украины.

Если бы я писал учебник по истории Украины, то прежде всего представил бы Кушнарева как человека, который стоял у истоков новейшей украинской независимости, как политика, причастного к созданию современной украинской государственности.

Одна из его последних книг называется «Выборы или вилы». Эта тема сегодня как никогда актуальна для украинской политики и новейшей украинской истории. А предсказана она была Евгением Петровичем еще десять лет назад.

В деле убийства Евгения Кушнарева точка, может быть, и поставлена с формальной юридической точки зрения, но в человеческой памяти она не будет поставлена никогда. Люди будут помнить Кушнарева и будут обращаться к примерам его политических поступков, поскольку сегодня мы остро ощущаем дефицит политиков длинной воли. А к таким, безусловно, относился Евгений Петрович.



Александр Колесников, первый заместитель председателя Харьковской облгосадминистрации (2000–2005 гг):

— Евгений Кушнарев для меня прежде всего — коллега. Мы начали вместе работать в 1985 году. Были близки и по возрасту, и по характеру и уже тогда испытывали друг к другу дружескую симпатию. И эти товарищеские отношения сохранились у нас до последних дней жизни Евгения Петровича.

На посту главы Харьковской области Евгений Кушарев проявил себя не только как выдающийся политик и большой организатор, но и как настоящий хозяйственник. Он вникал во все тонкости социально-экономического развития региона, лично объехал каждый район, изучая хозяйственные вопросы, уровень развития региона. Делал выводы по кадрам, вносил предложения по развитию, исходя из бюджетных средств. Например, у нас была серьезная программа взаимодействия с НАК «Нефтегаз Украины». Мы тогда добились, чтобы НАК ежегодно вкладывал в развитие области 10–15 млн, ведь в нашем регионе более ста тысяч скважин. Газовики тогда построили школы и гимназии в Красном Куте, в Валках... И вот это понимание Евгением Петровичем, что политик без знания экономики — ничто, помогло ему стать таким влиятельным человеком в области.

Он был убежденным политиком, способным на смелые шаги, даже прекрасно понимая, чем это может для него закончиться... До того как он попал в СИЗО, у него была возможность лечь в больницу, но он сказал: «Я не пойду на это». Помните, был такой Сальвадор Альенде — президент Чили? Когда путчисты предложили ему: оставь пост и останешься жив, он не ушел и погиб как президент. Так и Евгений Петрович — знал, что как политик и руководитель он не имеет права проявить слабину. Он не захотел прятаться.

Евгений Кушнарев оставил после себя значительный след в истории, и не только Харьковской области. Военные действия, которые сейчас ведутся на территории нашей страны, были бы для него настоящей трагедией. Он бы сделал все, чтобы немедленно прекратить войну.

17 января в день смерти Евгения Петровича его друзья и соратники традиционно пришли на кладбище — к его могиле. Может быть, многие и желали бы, чтобы расследование его гибели было продолжено, но никто об этом не говорил. Есть хорошая память об этом человеке, которая останется, возможно, на века. И очень важно, чтобы люди, которые пишут сейчас новейшую историю Украины, не повторяли ошибок предыдущих политических режимов. История должна быть объективной.





Александр Кривцов, заместитель председателя Харьковской облгосадминистрации (2001–2005 гг):


— Когда Евгений Кушнарев подарил мне свою книгу «Конь рыжий», то определил, кто я есть для него. Он написал: «Моему другу, единомышленнику Александру Кривцову». Поэтому он для меня — товарищ по жизни, руководитель по работе и очень симпатичный человек, который оставил глубокий след в моей жизни и жизни моей семьи.

Евгений Кушнарев был мэром в самый сложный период. Даже сейчас Украина чувствует себя более уверенно, чем в 1991 году, когда произошло образование нового государства. Были полный паралич власти, растерянность киевского руководства, нищета, не хватало денег на зарплаты, не говоря уж о возможности профинансировать какие-то мероприятия для города. И надо отдать должное Евгению Петровичу, он проявил разум. Он вообще отличался светлым умом, обладал даром методологического мышления. Он находил оптимальное решение множества городских проблем, которые возникали ежедневно. Вспомните песни Владимира Высоцкого — создается впечатление, что он сам лазил по скалам, сам толкал землю и сам шел в атаку. Такими же яркими способностями, только в вопросах политики, хозяйственной жизни, обладал Евгений Кушнарев. Поэтому каждый его шаг в сложнейший для страны и города период — это что-то уникальное. И когда о нем говорят — талантливый политик, я бы обязательно добавлял — и талантливый хозяйственник.

Евгений Петрович всегда нес ответственность за принятые решения. Это то, чего не хватает сегодня многим руководителям. Кушнарев понимал: поломать — проще всего, но прежде нужно понять логику. И когда он выявлял недостатки и противоречия, когда понимал, как строить работу дальше, — только тогда приступал к изменениям. А сейчас что? Многое ломаем, ничего не создавая. В итоге получается вакуум и проблемы для страны и людей.

Я бы назвал Евгения Кушнарева талантливым и даже выдающимся человеком, который для государства мог бы сделать многое. Но... не успел. Как известно из материалов расследования его гибели, это был несчастный случай. Однако не все согласны с этим и, наверное, есть на то основания.





Сергей Кушнарев, брат Евгения Кушнарева:

— Евгений был для меня прежде всего старшим братом (разница в возрасте у нас 11 лет). Помню, когда он учился в другом городе и приезжал домой только на каникулы — это было для меня настоящим праздником. И даже когда я повзрослел, вступил в самостоятельную жизнь — он по-прежнему оставался для меня авторитетом во всех жизненных вопросах. А со смертью папы заменил мне отца. Женя тогда прямо так и сказал: «Теперь я у тебя отец, Сергей». И он действительно стал для меня настоящим отцом. И так получилось в жизни, что я дважды потерял отца.

Меня всегда поражала целеустремленность Евгения, его сосредоточенность, четкое внутреннее спокойствие и понимание, что все будет хорошо. Мне очень запомнился тот период, когда он по собственному желанию уволился с должности главы Администрации президента Украины. Вы же понимаете, с таких должностей просто так не уходят. Это был для него очень серьезный поступок. Евгений тогда четко распознал: все, что там происходит, — не есть правильно. А посему после увольнения отказался от серьезных предложений и со стороны президента, и со стороны премьер-министра. Он ушел в никуда и просто занялся партийной работой. В этот момент он был необычайно собран, сконцентрирован — он что-то знал, понимал и спокойно двигался к той цели, которую перед собой поставил. А потом уже стало понятно, что это за цель — он хотел вернуться в Харьков. И вернулся в должности губернатора.

Считаю, что в наши очень актуально то, к чему Евгений приблизился на завершающем этапе своей политической карьеры, — децентрализация и попытка найти формулу объединяющей национальной идеи. Если сейчас это будет сделано — мы быстро вернемся к гармоничному существованию украинца с украинцем.

За время, минувшее со дня гибели брата, накопилось достаточно оперативных материалов, которые могли бы дать толчок к возобновлению расследования тех событий по вновь открывшимся обстоятельствам. Возможно, точка поставлена правосудием верно, четко и окончательно, но... остались вопросы, на которые семья не получила ответа. Можно было бы изучить, кто и почему влиял на принятие того или иного решения на этапе следствия и на этапе правосудия.





Нина Марченко, начальник отдела по вопросам взаимодействия со СМИ и связям с общественностью Харьковской облгосадминистрации (2000–2004 гг):


— Евгений Кушнарев был для меня учителем — очень во многом. Мы познакомились в 1986 году, когда я работала журналистом на государственном телевидении. После первого эфира я ему сказала: «Вы яркая личность, хороший оратор — у вас великое будущее». Он показал, что открыт для людей, готов говорить с ними, люди для него всегда были на первом месте.

Прессу Евгений Петрович любил, уважал и ждал от нее объективности. Считал, что в Харькове власть и СМИ должны быть едины, что журналисты должны доносить мнение населения до власти, а власть — работать для людей. У нас в пресс-службе был человек, который мониторил критические статьи в газетах, которые затем ложились на стол Евгению Петровичу. И если эта критика была объективной — то, во-первых, с раскритикованного руководителя подразделения он спрашивал очень строго, а во-вторых — безусловно, спорный вопрос решался.

Евгений Кушнарев всегда говорил, что для него очень важно, чтобы люди, с которыми он работает, демонстрировали три качества — профессионализм, патриотизм (в данном случае — наш, харьковский) и порядочность. Все эти три качества у него были. В одном из своих последних интервью в 2006 году на вопрос журналистов: «У вас есть политические враги?» он ответил так: «Не люблю слово «враги». В политике мы соперники, конкуренты. А это совсем другая формула отношений. В политике должны быть отношения, как в спорте, когда на площадку выходят две команды и каждая хочет победить. Но это не делает соперников врагами. Любой из них понимает, что победа не вечна и каждый имеет право взять реванш. У нас, к сожалению, политическая борьба превращается в уничтожение...».

Если бы в 2002 году президент Кучма назначил премьер-министром не Януковича, а Кушнарева, возможно, ход истории был бы совсем другим. За его спиной не было олигархов. Для него главными были не финансовые потоки, а жизнь людей и нашего государства, которое должно быть единым! Ведь это он первым организовал поездки харьковских детей во Львовскую область. Он первый помогал людям, пострадавшим в Закарпатье. Он откликался на любую беду каждого региона. И он всегда был за единую страну. Очень жаль, что Евгения Кушнарева нет с нами — это был бы, возможно, хороший президент Украины.





Любовь Морозко начальник управления культуры Харьковской облгосадминистрации (1999–2005 гг):
 

— Евгений Петрович был для меня тем человеком, которого сегодня очень не хватает, и не только мне лично — всей стране. Уинстон Черчилль когда-то сказал: «Политиков много — государственных деятелей мало». Евгений Кушнарев был государственным деятелем. Интересы дела у него всегда выходили на первый план. Меня потрясала его способность каким-то неведомым образом приходить к тем решениям, которые потом окажутся единственно правильными.
 
Я думаю, сегодняшним политикам недостает таких его качеств, как умение слушать и понимать других. Наша социальная и общественная жизнь наполнена агрессией. Евгений Петрович умел находить пути, которые любого оппонента заставляли с ним соглашаться. И он умел соглашаться с оппонентом. Он мог отступить на шаг назад, чтобы сделать два вперед.

Он умел оценивать события в исторической перспективе. Я никогда не забуду, как Евгений Петрович мужественно отстаивал свои принципы. Но вместе с тем так же мужественно, возможно наступая на горло своей песне, он выходил к людям, которые вообще не готовы были его принимать. Он слушал оппонентов, он видел в них часть нашей страны и менял, возможно, какие-то свои взгляды. Если мы не будем вести себя так в современной жизни — слышать друг друга, понимать друг друга — мы придем к очень негативным последствиям.

Евгений Кушнарев как никто другой был патриотом своей страны. Он не мыслил своей жизни вне государства Украина. Он очень внимательно следил за ситуацией, которая оборачивалась для него по-разному, порой — трагично. И он принимал нелегкие решения. Встретившись с соратниками Евгения Петровича совсем недавно, 17 января — в очередную годовщину его трагической смерти, я была поражена откровением одного из друзей. Кушнарев знал, что его могли арестовать, и при этом имел возможность лечь в больницу, но не воспользовался ею. Он сказал: «Я должен сделать то, что могу сделать только я один».

Мне очень жаль, что его нет сегодня с нами. Я считаю, что нужно продолжить расследование трагической гибели Евгения Кушнарева — не все точки над «i» расставлены. Возможно, с юридической точки зрения, это расследование не приведет к каким-то результатам, но важна общественная мысль, общественный резонанс.





Михаил Пилипчук, мэр Харькова (1998–2002 гг), начальник ГП «Харьковский метрополитен» (2002–2006 гг):


— Прежде всего Евгений Кушнарев был для меня соратником по работе на благо родного города. Я семь лет был его замом и порой понимал его внутреннее состояние как никто другой — бывало, до ночи обсуждали те или иные проблемы. Он очень много сделал для Харькова и области на тех постах, которые занимал. И мог бы сделать еще больше, если бы не трагическая смерть. Он был настоящим патриотом Харькова и Харьковщины.

Ситуаций, в которых Евгений Петрович ярко проявил себя, — было великое множество. Например, мудрое решение по реконструкции сгоревшего в 1978 году театра русской драмы им. Пушкина. Ведь мы практически построили новый театр, причем не за счет городского бюджета, а за счет частных организаций. Именно благодаря решению Евгения Петровича на Алексеевской линии метрополитена появились две новые станции — «23 Августа» и «Ботанический сад». И это в период экономического кризиса 1990-х годов. Именно он взял на себя ответственность за кредиты, которые брались на эти цели.

В 1990-е годы мы построили пять станций метрополитена, первый в Украине перинатальный центр, Дворец юношеского творчества на Салтовке, открыли еще один Дом ребенка на ул. Краснодарской, открыли лучший в Украине детский дом смешанного типа «Родына» — с автономным отоплением, бассейном... Построены Салтовка, Рогань, куда было открыто троллейбусное движение. И самое главное — мы тогда поддержали наши промышленные предприятия. В 1999 году вышел закон о создании в Харькове свободной экономической зоны, которая дала возможность поддержать и «Турбоатом», и «Южкабель», и велозавод, и еще целый ряд предприятий, которые сохранили тогда и производство, и трудовые коллективы, и заработную плату. Благодаря Евгению Кушнареву появился Фонд молодых дарований. Он последние два года не работает, и мы должны вернуть городу детище Евгения Петровича. А Международный конкурс молодых пианистов имени Крайнева, который, к сожалению, в 2015 году не был проведен в связи с военными действиями. А международный фестиваль Клавдии Ивановны Шульженко!

Евгений Кушнарев был одним из идеологов формирования в Украине демократической системы местного самоуправления, одним из авторов закона о местном самоуправлении. И, конечно же, первые реформы, связанные с управлением городами и страной, принимались при его активном участии. В 1994–1997 годах Евгений Кушнарев был первым президентом Ассоциации городов Украины. То, что сейчас называется децентрализацией, о которой так много говорится, как раз начиналось в те годы благодаря его инициативе. Я вообще считаю: если бы Кушнарев был президентом — жили бы в другой стране.

Каждый раз, собираясь 17 января на могиле Евгения Петровича, мы чувствуем в душе какую-то неудовлетворенность из-за того, что расследование не было доведено до конца. Почему его не спасли? Ведь Евгений Петрович еще два часа после того, что с ним произошло, был в сознании, разговаривал. Лично у меня эта неопределенность и недосказанность вызывает неудовлетворение.





Василий Салыгин, народный депутат Украины III–IV созывов, председатель Харьковского облсовета (2006–2008 гг):


— Для меня Евгений Кушнарев был другом и учителем, в частности по партии «Новая демократия». Это был его проект при моем активном участии.

Ярче всего, на мой взгляд, Евгений Петрович проявил себя в 2004 году на стотысячном митинге, который собрался на площади Свободы. Тогда он с трибуны заявил, что берет под защиту каждого харьковчанина. В это время на самом деле проходило два митинга противоборствующих сил. Просто это особо не афишировалось. И у Кушнарева (а он тогда был губернатором) была информация, что должен начаться штурм областной администрации. А хаоса в области с трехмиллионным населением он со своим патриотизмом, со своей любовью к людям допустить не мог. И в этой непростой ситуации он проявился как человек, который принял решение и взял на себя всю полноту ответственности. Когда смотришь на это по прошествии времени, можно, конечно, говорить, что так поступили бы многие. Но на самом деле, находясь в гуще событий, испытывая колоссальное напряжение, такое решение смогли бы принять единицы.

Среди основных качеств Евгения Кушнарева, которые наиболее актуальны сегодня, я бы выделил его коммуникабельность, умение находить компромиссы и твердую уверенность в том, что процессы в украинском обществе должны быть демократическими. Он бы не допустил в Украине тех печальных событий, свидетелями которых мы сегодня являемся.

Кушнарев был исторической личностью и заслуживает, чтобы его имя было вписано в учебник по истории. Это человек, который был способен сделать Украину мирной, созидательной, цветущей. Его идея делегирования более широких прав местному самоуправлению сегодня как никогда актуальна.

Я думаю, что точка в деле гибели Кушнарева не поставлена — мы до сих пор достоверно не знаем, что же произошло на самом деле. У многих версия «несчастный случай» вызывает сомнения — слишком много белых пятен, неясностей, вопросов. А дыма без огня, как известно, не бывает. Но я уверен, что рано или поздно все тайное становится явным.





Александр Сидоренко, начальник управления образования Харьковской облгосадминистрации (1995–2001 гг), заместитель председателя Харьковской облгосадминистрации (2001–2004 гг):


— Безусловно, это был выдающийся государственный деятель, человек колоссального ума, предвидения, политического чутья, политического мастерства. Но для меня Евгений Кушнарев прежде всего был человеком с очень обнаженной и ранимой душой. Это могли видеть лишь люди, которые ежедневно жили и работали с ним бок о бок. Особенно ярко это проявилось в период Оранжевой революции. Тогда для всех работников ХОГА были трудные времена: каждый из нас не ощущал своей вины перед людьми — мы делали свое дело искренне, ради идеи, во благо страны и людей. Я видел, насколько ему было тяжело, но он никогда не срывался на эмоции, лирические отступления. До последнего дня держал себя в руках — 6 февраля он был уволен, а 7-го дружно написали заявления все его замы.

Общаться с Евгением Петровичем мы начали еще 1989 году, когда он впервые баллотировался в народные депутаты. Я тогда работал заведующим городским отделом образования в Харькове и косвенно принимал участие в его избирательной кампании. Его первая встреча с избирателями (на ул. Уборевича) меня потрясла — ничего подобного я до сих пор не видел. И на протяжении 11 лет с последнего дня нашей совместной работы это ощущение не пропадало, а только усиливалось.

Когда Евгений Кушнарев баллотировался в депутаты облсовета, выбрал самый запущенный район — Краснокутский. Мы объездили все села. Хочу отметить его характерную черту — он никогда не задерживался, распорядок дня выдерживал с точностью плюс-минус две минуты. И вот как-то на одну из встреч с селянами он задержался аж на десять минут. Оказывается, по дороге увидел двух старичков, сидящих на скамейке, — остановился и полчаса с ними беседовал. Вот в этом он весь. Приемы граждан проводил не два раза в месяц, а по мере накопления людей. Велась душевная, открытая беседа и всегда принимались конкретные решения, кто бы ни пришел к нему на прием.

Многие его качества пригодились бы нынешним руководителям. Прежде всего — твердость и последовательность в определении цели и принятии решений. Он от них никогда не отступал и от нас требовал того же.

Без сомнения, Евгений Петрович был человеком исторического масштаба. И если бы в конце учебника по истории нужно было составить список выдающихся личностей, которые внесли свой вклад в становление Украины как самостоятельного государства и, что очень важно, в развитие местного самоуправления, — Евгений Кушнарев был бы для меня в этом списке не в алфавитном порядке, а в приоритетном.

У меня в душе навсегда осталась боль утраты. Боль от того, что не все и не всегда понимали и воспринимали убеждения этого человека. Хотя потом многие пересмотрели свою точку зрения. Яркое подтверждение народной любви — прощание с Евгением Кушнаревым в театре оперы и балета. Очередь из желающих проститься с ним стояла до площади Свободы. Пришли не только его однопартийны и единомышленники, но и простые люди, в душе которых осталось убеждение — он хотел сделать жизнь харьковчан лучше.





Владимир Тягло, председатель Харьковского облсовета (1996–2002 гг):

— В моей жизни было «три кита», на примере которых базировалась моя жизненная позиция, — дважды Герой социалистического труда Георгий Васильевич Масюченко, Александр Степанович Масельский и Евгений Петрович Кушнарев. Этих людей объединяет прежде всего большая ответственность перед Украиной.

Тесно общаться в профессиональном плане мы начали, когда он стал мэром Харькова, а я в то время был председателем облсовета. Не скажу, что мы были большими друзьями, но его харизма, его уникальный подход к людям, умение убеждать — этого у него было не отнять. Мы находили общий язык, общие подходы моментам, которые были важны для города, области и государства в целом. Огромная заслуга Евгения Петровича на посту мэра в том, что он вывел Харьков на международную арену.

Когда Евгений Кушнарев стал главой Администрации президента — начал уже более активно влиять на политические и экономические процессы в Украине. И в Администрации президента, и в Кабинете министров к нему очень серьезно прислушивались. А он никогда не выступал впустую — всегда поднимал тему, которая была очень острой и для Харьковщины, и для государства.

Самыми главными качествами Евгения Петровича я бы назвал целеустремленность и активность. Если он загорался какой-то идеей — она всегда находила реализацию в практических делах. И в то же время он был очень человечным. С ним было интересно общаться, работать, следовать за ним.

Евгений Кушнарев стал ведущим политиком страны, который вполне реально мог быть избран президентом Украины. Думаю, тогда бы судьба нашего государства сложилась по-другому. Он во многих моментах имел свою точку зрения, которая тогда в принципе согласовывалась со всеми регионами Украины. Единство и укрепление государства в экономическом и политическом плане — это его главные посылы и это то, чего сегодня очень и очень не хватает Украине. Объединить все политические силы, направить их в созидательное русло и таким образом укрепить экономические процессы — это то, чем он очень серьезно занимался и это одна из его заслуг.

... Я верил и верю, что трагическая гибель Евгения Петровича была случайностью. Каких-то умышленных действий я не нахожу. И искать какую-то глубокую подоплеку я бы не стал...





Юрий Шкодовский, главный архитектор Харькова (1994–2001 гг), начальник управления градостроительства и архитектуры Харьковской облгосадминистрации (2001–2008 гг):


— Именно Евгений Кушнарев назначил меня главным архитектором Харькова. Для меня он был прежде всего руководителем высокого ранга, тонким политиком, большим профессионалом. Но больше всего меня как архитектора поражало в нем чувство и умение понимать город, стремление развивать городскую систему.

Когда Евгений Петрович был мэром Харькова, а я — главным архитектором города, мы всегда находили общий язык. Мы неоднократно ездили с ним на заседания министерства по развитию Генерального плана города, на которых присутствовали представители от всех областей. Между главными архитекторами и мэрами других регионов постоянно возникали скандалы, они не могли прийти к общему решению и выплескивали негатив публично. У харьковской команды такого не было — у нас всегда было полное взаимопонимание, к которому мы приходили загодя, еще в процессе обсуждения. Да и не позволил бы Евгений Петрович себе такого поведения, он был необычайно тактичным человеком.

Харьков за свою жизнь пережил много Генеральных планов. Это программный документ развития города, и от того, как он будет реализовываться, зависит и судьба города, и судьба харьковчан. Но большей частью планы остались нереализованными, потому что не было средств. А Кушнарев добивался того, чтобы задуманное архитекторами было реализовано. При нем была разработана концепция развития Харькова, Генеральный план Харькова до 2005 года и впервые в истории — зонинг (зонирование территории). Вот это новаторство мне запомнилось.

Его профессионализм был бы очень актуален сегодня. Когда смотришь сейчас на государственных лидеров — бросается в глаза некомпетентность и навязывание своих идей и суждений. У Евгения Кушнарева такого не было. У него все было построено на взаимопонимании, доказательствах, логике, он очень ценил профессионализм, чего не хватает многим нынешним руководителям.





Владимир Шумилкин, заместитель председателя Харьковской облгосадминистрации (2000–2002 гг), мэр Харькова (2002–2006 гг):


— Евгений Кушнарев был для меня руководителем, во многом — учителем. А когда я стал мэром — то и партнером по решению задач, которые нам поручили выполнять время и харьковчане.

Помню, когда мы готовились к 350-летию Харькова — экономическое положение государства не очень располагало к тому, чтобы городу помогли финансово. Чтобы получить поддержку, требовались влияние, авторитет, красноречие, убедительность. И вот на уровне президента, Кабмина в этом направлении очень много делал Евгений Петрович. Например, активное возобновление строительства метрополитена в Харькове — его заслуга. Тогда на такие инфраструктурные объекты выделить деньги было очень сложно.

Когда Евгений Петрович вернулся в Харьков губернатором — это стало началом выхода Харьковщины из длительного, унылого, угрюмого состояния спада экономики. Он внес энергию и какой-то задор в развитие области. Сложно сказать, в чем он проявился ярче всего. Было много ярких выступлений, интересных идей. Мне вспоминается и организация соревновательного духа в области, в сельском хозяйстве — в частности. Это очень бодрило и мотивировало людей на хорошую работу. У Евгения Петровича вообще неплохо получалось мотивировать людей и объединять их вокруг идей, которые он продвигал. Довольно часто он собирал руководителей аппарата облгосадминистрации, глав райадминистраций — в том числе и в неофициальной обстановке. Это была его идея — проводить новогодние балы, и встреча людей в неофициальной обстановке обязывала их потом более добросовестно работать.

Евгений Петрович стремился, чтобы во все процессы, в том числе и политические преобразования, было вовлечено как можно больше людей. При этом он не скрывал своих симпатий и антипатий ни в личном, ни в политическом плане. Взять сегодняшнее волонтерское движение: нашлись люди, которые ответили на вызов, поставленный временем. Вот и Евгений Кушнарев стремился к тому, чтобы как можно больше людей не ждали, пока кто-то что-то сделает, а максимально вовлекались в эти процессы. Если сохранять у людей стремление участвовать во всех процессах, не скрывать свою точку зрения, бороться за нее — будет повышаться эффективность власти, развиваться гражданское общество.

В ситуации с гибелью Евгения Кушнарева (как, впрочем, и со смертью Георгия Кирпы, Юрия Кравченко), мне кажется, в обществе ни у кого нет уверенности, что на все вопросы нам ответили правильно и до конца. Есть ряд фактов, которые до сих пор в достаточной мере не освещены и не раскрыты.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків

Лента новостей6 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.0858 грн
100 USD 2609.74 грн
100 EUR 2801.29 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи