Харьков

  • 1326
  •  / 

Харьковский Майдан появился раньше киевского: как это было (фото)

фото: Максим Костенко, Леонид Логвиненко, Михаил Кучнев

Харьковский Майдан появился раньше киевского: как это было (фото)
Харьковский Майдан появился раньше киевского: как это было (фото) В Харькове отметили вторую годовщину трагических событий в Киеве, когда погибло более ста человек.
В День героев Небесной Сотни харьковчане почтили память всех, кто отдал жизнь за свою страну, молебном, шествием и показом фильма «Герої не вмирають».

«Это был харьковский феномен»


О том, как начинался харьковский Майдан, вспоминает координатор движения Владимир Чистилин.

— Наш Майдан поднялся 19 ноября — на два дня раньше, чем в Киеве. Это был харьковский феномен, — уверен Владимир Чистилин. — Толчком послужил фильм «Открытый доступ», который показал приезжавший в Харьков Мустафа Найем. На первую акцию протеста собралось полтора десятка активистов — мы простояли всю ночь. Затем вышли на акцию 21 ноября, когда бывший в то время премьер-министром Украины Николай Азаров сообщил о сворачивании евроинтеграционного курса. 22 ноября мы собрались снова — в годовщину Оранжевой революции: прошли от памятника Шевченко к площади Свободы, где тоже уже собирались люди. Это был первый спонтанный митинг Евромайдана, в котором приняли участие около двухсот человек. Пока в Киеве только дискутировали, соберется ли в воскресенье 100-тысячный Майдан, в Харькове решили проводить свою массовую акцию. 23 ноября был День памяти Голодомора, который мы тоже использовали для митинга. Так мы стали выходить каждый день. 24-го уже был большой митинг у памятника Шевченко. Поскольку в Киеве Майдан уже бурлил, у нас тоже была большая акция: на митинг пришло около двух тысяч сторонников евроинтеграции. А буквально на следующий день городские власти объявили карантин на массовые мероприятия. После этого в истории Майдана было много опасных и трагических страниц — один за другим начали жечь автомобили активистов, им угрожали, на них нападали, подслушивали их телефонные разговоры. Но Майдан продолжался, и акции проходят до сих пор.



Во время расстрела Майдана в Киеве в феврале 2014-го погибли трое харьковчан — Юрий Паращук, Евгений Котляр и Влад Зубенко. Год спустя, 22 февраля, новые жертвы — взрыв во время шествия в честь годовщины Евромайдана унес жизни еще четверых: координатора Евромайдана Игоря Толмачева, подполковника милиции Вадима Рыбальченко и друзей-подростков — 18-летнего Николая Мельничука и 15-летнего Даниила Дидыка, которые скончались в больнице.



«Я оказался между двух огней»


«Харьковский Майдан: страницы дневника» — так называется выставка фоторабот заслуженного журналиста Украины Леонида Логвиненко, открывшаяся на днях в Харьковском областном центре культуры и искусств.

Как фотограф он находился в эпицентре всех событий, которые происходили в Харькове во время и после Майдана. Около 150 представленных на выставке снимков скомпонованы по хронологии событий — от момента зарождения Майдана в Харькове, когда он был совсем немногочисленным, до военных событий в Донбассе. Фото, которые не удалось разместись в выставочном зале, демонстрируют при помощи проектора. Кроме того, на выставке представлены также страницы дневника, в котором фотограф описывал произошедшее и свои впечатления.

Снимая эти события, журналисту (в свое время отдавшему немало творческих лет и таланта «Вечернему Харькову») пришлось пережить немало: и действие слезоточивого газа, и нападение «титушек», и повреждение фотокамеры.



Опаснее всего, по его словам, было в начале 2014 года, когда в городе начались пророссийские митинги.

— 19 февраля 2014 года, когда активисты блокировали выезд курсантов из Академии внутренних войск (сейчас это Национальная академия Национальной гвардии Украины), чтобы помешать отправке курсантов в Киев на столичный Майдан, меня чуть не задержали, — вспоминает Леонид Логвиненко. — Выручил корреспондент радио «Свобода» Анатолий Мажора. Меня толкнул человек в гражданском — явно провоцировал на конфликт. В его глазах несложно было прочитать: «Сейчас мы и тебе дадим, журналюга!». А Толик стал снимать происходящее на камеру. «Ты что, снимаешь?» — спросил человек в штатском. «Да», — говорит Толик. Провокатор исчез.

Невозможно забыть и 1 марта 2014 года, когда происходил штурм Харьковской облгосадминистрации.

— Мне сообщили, что возле Молодежного парка появились автобусы с белгородскими номерами. Я заснял эти автобусы, а когда вернулся на площадь Свободы — там началось столкновение людей под российскими и украинскими флагами, — вспоминает Леонид Логвиненко. — Я оказался между двух огней — пророссиянами и защитниками Украины. В такой ситуации возникает ощущение, будто ты находишься в параллельном мире. Над моей головой полетела брусчатка, и я укрылся в нише на первом этаже ХОГА, продолжая снимать происходящее. В тот момент, когда в здании ХОГА выбивали окно, я почувствовал, как камень зацепил мое плечо и тут же (скорее всего, выстрелом из травматического оружия) был разбит объектив моего фотоаппарата. Техника для журналиста — главное орудие: поэтому фотоаппарат я берег даже больше, чем собственную голову. Перед штурмом обладминистрации даже пошутил: «Уж лучше получить удар по голове, чем по фотоаппарату: голову можно полечить, а аппаратуру — нет». Но когда увидел разбитый фотоаппарат, все же решил, что лучше все-таки долго собирать деньги на новую аппаратуру, чем на лечение пробитой головы. Без аппаратуры я уже не мог снимать, зато мог наблюдать за тем, что происходило после штурма и падения Харьковской ОДА: как сорвали и растоптали флаг Украины, повесив вместо него флаг соседнего государства, как озверевшие парни били руками и ногами проукраински настроенных харьковчан, тянули их, окровавленных, по асфальту, как парней и девушек, среди которых было четверо несовершеннолетних, поставили на колени, плевали в них и обливали зеленкой.



«У нас патриотический ребенок»


Об одном из первых харьковских евромайдановцев — враче Дмитрии Пилипце «Вечерний Харьков» рассказывал в 2014 году. В первые же дни протестов он встретил свою будущую жену Диану. Они сразу поняли, что хотят связать друг с другом свою жизнь, а через три месяца — 15 февраля — расписались. Сейчас Дмитрий служит в АТО. Год назад его мобилизовали: сначала в харьковский госпиталь (по образованию он медик), а в начале нынешнего года он ушел в зону АТО.

— У нас чудесная семья, — делится Дмитрий Пилипец. — Десять месяцев назад у нас родился майдановский ребенок — сын Дарий. Он растет патриотичным парнем: «читает» украинские сказки, свои первые слова учится говорить на украинском языке. А я помогаю нашему государству побеждать врага. Хочу быть на передовой, а не отсиживаться в мирном городе. Служу в госпитале в Константиновке начальником кабинета функциональной диагностики. Работы хватает, но после объявления перемирия раненых стало меньше.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків

Лента новостей9 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 EUR 2773.64 грн
100 USD 2577.25 грн
10 RUB 4.0657 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи