История

  • 1008
  •  / 

Возлюбленная поэта всю жизнь сожалела, что не сохранила его стихи

Возлюбленная поэта всю жизнь сожалела, что не сохранила его стихи
В начале 1940-х Илья Эренбург, Павел Антокольский, Илья Сельвинский и другие известные писатели называли харьковчанина Михаила Кульчицкого поэтом будущего номер один. Лиля Брик считала его равным по силе таланта Владимиру Маяковскому. Однако он погиб в первые же годы войны. Кульчицкий обожал Харьков и рвался на фронт, чтобы защитить родину. Огромный чемодан с его рукописями исчез бесследно.

Кульчицкий бросал вызов смерти


— Михаил Кульчицкий был одним из самых ярких поэтов довоенных лет прошлого столетия, — считает краевед, исследователь творчества Михаила Кульчицкого, кандидат филологических наук Михаил Красиков. — Он родился в Харькове в 1919 году в семье адвоката, бывшего офицера 12-го драгунского Стародубского полка Валентина Кульчицкого, автора нескольких книг стихов и военной публицистики. Учился в двух харьковских школах — сначала в школе №1, затем – №30. Работал плотником, чертежником на тракторном заводе, в 1938 году поступил на литфак Харьковского университета, а через год перевелся в Москву — в Литературный институт им. Горького. Когда началась война, Кульчицкий, как и многие его сокурсники, стал проситься на фронт. Перед войной его отец был репрессирован за сокрытие социального происхождения в одной из анкет (он был из дворян) и сослан на Север. Но, как ни парадоксально, ни страшные репрессии, ни клеймо «детей врагов народа» у людей, воспитанных в 1930-х годах, не влияли на чувство патриотизма. Большинство юношей в первые же дни войны выстраивались в очередь у военкомата. На фронт Кульчицкого не взяли, но вместе с другими студентами Литинститута определили в истребительный батальон, охранявший Москву. Сохранились потрясающие фотографии, на которых запечатлены он и его товарищи: они еще не нюхали пороху, — их задачей было дежурить на крышах домов и тушить зажигательные бомбы, которые сбрасывали на город вражеские самолеты. Но любопытно, что на этих фотографиях Кульчицкий величественно восседает, как бывалый закаленный боями воин. Впрочем, в мемуарах харьковской подруги Михаила журналистки Лилии Неменовой есть воспоминания его друзей по батальону (хотя, возможно, это легенда) о том, что он плясал на крыше, когда фашисты сбрасывали бомбы на небольшой высоте. Им ничего не стоило прошить фигуру на крыше пулеметной очередью, но юноша словно бросал вызов смерти.

И все равно он рвался на фронт. В декабре 1942 года окончил Хлебниковское пулеметно-минометное училище. А 19 января 1943 года погиб, по официальной версии, в бою под селом Трембачево в Луганской области.

В гибель поэта не поверили


Есть версия, что харьковчанин похоронен в братской могиле в селе Павленково Луганской области.

— На самом деле Михаил Кульчицкий пропал без вести, — уверяет Михаил Красиков. — Он был удивительно жизнелюбив, и никто из знавших его людей не мог поверить, что его уже нет в живых. Так, известный поэт Сергей Наровчатов еще в военные годы написал стихи: «Я верю: невозможное случится,// Я чарку подниму еще за то,// Что объявился лейтенант Кульчицкий// В поручиках у маршала Тито». Люди верили, что он пробрался к партизанам. Один из харьковских приятелей Кульчицкого написал мне, что якобы в немецких военных хрониках среди пленных мелькнуло лицо Миши. У меня хранятся письма с фантастической версией о немке, которая рассказывала, что жила вместе с Кульчицким, сбежавшем из концлагеря в Германии, а потом он исчез. Друг Михаила поэт Борис Слуцкий предполагал, что Кульчицкий мог попасть в плен, он просмотрел все списки бывших пленных, которых после войны отправили в Советском Союзе в лагеря, но фамилии Кульчицкого не нашел. Есть предположение, что поэт даже не доехал до фронта — поезд, в котором он находился, разбомбило в пути. По другой версии, он погиб в первом бою. Перед отправкой на фронт Кульчицкий написал стихотворение «Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник…», которое было переведено на многие европейские языки и вошло в «Библиотеку всемирной литературы». В этом стихотворении, сохраненном Лилей Брик, есть и возвышенные чувства («Не до ордена. Была бы родина. // С ежедневными Бородино») и предельно приземленные, может быть, самые точные строчки о войне: «Война ж совсем не фейерверк, // А просто — трудная работа…».

Стихи практически не сохранились


Михаил Кульчицкий написал очень много стихов. Однокурсники поэта рассказывали Михаилу Красикову о том, что у Кульчицкого был огромный «гроссбух», испещренный поэтическими строками, причем в жестокие годы сталинских репрессий бесстрашный харьковчанин ядовито критиковал тогдашнего вождя. Современники Михаила Кульчицкого еще в 1980-е годы зачитывали исследователю наизусть фрагменты из написанного поэтом в 1940 году антикультового стихотворения «Разговор с товарищем Сталиным», где было такое обращение к вождю: «На Ваших часах не краснеют ли минуты, // Когда Вы садитесь, журнал распластав, // Где поэтические проституты // Именем Вашим торгуют с листа?».

— У Кульчицкого был целый чемодан с рукописями, который он перед уходом на фронт решил оставить в Москве своей возлюбленной Генриетте Миловидовой. Мне рассказывала сестра Михаила, что, по словам Генриетты, Миша пришел с этим чемоданом к ней и хотел оставить, пошутив, что она будет богатой вдовой. Девушка рассердилась и выставила чемодан на лестничную площадку. Кульчицкий ушел с чемоданом, но куда он его отнес, неизвестно. Миловидова всю жизнь сожалела о своем поступке, но огромный архив поэта исчез бесследно, — рассказывает Михаил Красиков.

На мемориальной доске поэту допустили ошибку


— В 1989 году в Харькове на доме, где родился и вырос поэт (ул. Грековская 9/пер. Ващенковский, 2), была установлена мемориальная доска. На ней был барельеф и отлитые в металле, по моему предложению, замечательные строки Кульчицкого: «Самое страшное в мире — это быть успокоенным». Десять лет ее не трогали, а потом украли: воров интересовал цветной металл. Я обратился в милицию. Доску нашли, повесили на место, но вскоре она вновь была похищена – на сей раз безвозвратно. После серии критических статей в прессе власти установили к 350-летию Харькова другую мемориальную доску, для которой выбрали строки из знакового стихотворения Кульчицкого «Мой город»: «Я люблю родной мой город Харьков — // Сильный, как пожатие руки». К сожалению, в тексте сделали ошибку: вместо слова «сильный» написали «крепкий», – отмечает биограф поэта.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків

Лента новостей3 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.037 грн
100 USD 2589.87 грн
100 EUR 2756.14 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи