Харьков

  • 4016
  •  / 

Харьковский онкоцентр оказался в центре внимания: видео

фото: Михаил Кучнев

Харьковский онкоцентр оказался в центре внимания: видео
Харьковский онкоцентр оказался в центре внимания: видео Вокруг Харьковского областного клинического онкоцентра разгорелся скандал — активисты «Харьковского антикоррупционного центра» подозревают главного онколога области в коррупции и злоупотреблении служебным положением.
Коллектив онкоцентра назвал эти заявления лживыми и направил открытое письмо губернатору Игорю Райнину.

В чем подозревают онкоцентр?


Гражданские расследователи собрали материалы сразу по нескольким фактам якобы незаконного обогащения медика и инициировали проверки в учреждении.
Как заявил депутат облсовета и антикоррупционный активист Дмитрий Булах, в онкоцентре работают сразу несколько родственников директора ХОКОЦ Юрия Винника: супруга, дочь, тесть и теща, но он не уведомил о возможном конфликте интересов вышестоящие органы. Кроме того, значительную часть лекарств онкоцентр закупает у аптек ООО «Парацельс-2002» и ООО «Аптека № 288», при этом соучредителем ООО «Парацельс-2002» является дочь Юрия Винника, утверждает Дмитрий Булах. Часть препаратов, по словам активиста, медучреждение закупает в два и более раз дороже, чем в среднем по городу.

К активистам присоединился и бывший заведующий маммологическим отделением онкоцентра Сергей Пушкарь. Он заявляет, что в учреждении действуют теневые схемы с финансами благотворительного фонда «Меценат», работающего при онкоцентре. По его словам, его средствами распоряжается директор.

— Эти деньги не поступают на счет онкоцентра, в казначейство либо на счет департамента здравоохранения. Ими распоряжается директор. Кроме того, каждый руководитель подразделения был обязан подавать отчеты о количестве привлеченных внебюджетных средств в благотворительный фонд, — говорит Сергей Пушкарь.

А работавший в 2006 году оперуполномоченным службы по борьбе с экономической преступностью Олег Яковлев заявил, что в онкоцентре в те годы родственникам пациентов предлагали покупать зарубежные препараты, которые лишь проходят исследования в Украине и выдаются бесплатно.

О выявленных фактах активисты сообщили в правоохранительные органы. Харьковская местная прокуратура №2 направила председателю облсовета представление о проведении служебного расследования деятельности Юрия Винника, поскольку онкоцентр является учреждением областного подчинения. В документе сказано, что прокуратура осуществляет процессуальное руководство в уголовном производстве, данные о котором внесены в ЕРДР предварительно по уголовной статье «Злоупотребление полномочиями должностным лицом». Как рассказал Дмитрий Булах, в облсовете создали временную контрольную комиссию, чтобы изучить деятельность учреждения.

В ХОКОЦ все обвинения опровергают. Дабы защитить честь и достоинство своего учреждения, коллектив лечебного учреждения направил открытое письмо губернатору Харьковщины Игорю Райнину и в редакцию газеты «Вечерний Харьков». А заместитель директора по медицинской части ХОКОЦ к.м.н. Галина Ефимова ответила на вопросы «Вечернего Харькова».

О «семейном подряде»


– Галина Степановна, начнем с вопроса о так называемом «семейном подряде» из родственников директора ХОКОЦ Юрия Винника. Это на самом деле так?

– Мы гордимся, что в нашем учреждении работают целые династии медиков. Дочь и жена Юрия Винника являются дипломированными специалистами. Дочь была распределена в центр по решению Минздрава после окончания интернатуры, то есть это было решение вышестоящего органа. Жена — специалист в области радиологии и компьютерной томографии — работала здесь еще до того, как Юрий Алексеевич стал директором учреждения. Тесть и теща Юрия Винника — также сотрудники нашего учреждения: теща — инженер-радиолог, тесть — главный инженер, на плечах которого уборка территории, подготовка отопления к зиме, устранение аварий. При этом ни один из этих сотрудников не находится в прямом подчинении у Винника, что действительно являлось бы нарушением, — они переподчинены заведующим отделениями (дочь и жена) либо одному из заместителей директора (тесть).

– Были ли поставлены в известность вышестоящие органы о возможном конфликте интересов, как это предусмотрено Законом «О противодействии коррупции»?

– Безусловно. Мы направили письмо в Департамент здравоохранения ХОГА о том, что сотрудниками работают родственники первого лица учреждения. И получили ответ, в котором говорится, что это не является нарушением.

Из обращения трудового коллектива онкоцентра
«Мы, специалисты Харьковского областного клинического онкологического центра, глубоко возмущены действиями группы людей, распространяющих лживую информацию о нашем лечебном учреждении... В частности, лживую информацию распространяет бывший сотрудник онкоцентра Сергей Пушкарь, не работающий в учреждении с 2013 г. (...был уволен по статье с 40, п.4 КЗОТ за прогул без уважительной причины).

...В лечебном учреждении работает 674 сотрудника, из них 176 — врачи... В центре работают 6 докторов медицинских наук и 17 кандидатов медицинских наук.
В 2015 году квалифицированную высокоспециализированную медицинскую помощь в условиях стационара получили более 24 тысяч человек... Онкоцентр оказывает медицинскую помощь переселенцам из Донецкой и Луганской областей (до 20%), бойцам Нацгвардии и пограничной службы Украины.

Сегодня онкоцентр возглавляет профессор Юрий Винник. Несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране, он эффективно руководит центром, обеспечивая на высоком уровне предоставление медицинских услуг населению, при этом развивая онкослужбу области...

Профессор Юрий Винник — выдающийся ученый и хирург... Ежегодно выполняет более 500 сложнейших и высокотехнологичных операций при онкопатологии различной локализации. Ведет педагогическую и научную работу, совмещает их с общественной и научно-организационной деятельностью, участвует в работе съездов, конгрессов онкологов и хирургов. В настоящее время является главным внештатным специалистом по онкологии Департамента здравоохранения областной государственной администрации...

...Мы считаем, что способы и методы ведения «дискуссии», выбранные оппонентами, являются недопустимыми и нарушают наши законные права (ст. 28 Конституции Украины и ст. 297, 299 Гражданского кодекса Украины)...».

Бывший заведующий маммологическим отделением онкоцентра Сергей Пушкарь: «Мне не предоставили место работы»
— Когда я стал доктором наук, директор предложил мне уйти с должности завотделением во врачи-ординаторы. Я отказался. Тогда он провел реорганизацию. Есть такой способ увольнения: отделение переименовывается, а завотделением увольняется по сокращению штатов. Я обратился в суд, судился три года. В результате было вынесено решение заплатить мне за вынужденный простой и восстановить в должности. Директор издал приказ о моем восстановлении. Мне было предложен рабочий стол в ординаторской дневного стационара. Я ждал, неделю, две, три, потом завалил директора письмами: «прошу предоставить мне рабочее место согласно вашему приказу». Мне не предоставили ни должностную инструкцию, ни место работы. Мало того — мне платили деньги и табелировали как врача-хирурга поликлинического отделения. Я в этом табеле расписываться не желал. Таким образом, директор платил мне незаконно — потеря государства в виду его незаконной деятельности составила порядка 70 тыс. грн.

Потом директор создал комиссию с проверкой фактически несуществующего рабочего места. В это время я находился на территории диспансера — на кафедре. Но за час отсутствия на работе директор вынес мне выговор и подписал приказ об увольнении за нарушение трудовой дисциплины из-за отсутствия на рабочем месте.
Всего обращение подписали 342 сотрудника

Договор аренды заключает облсовет


– На каком основании на территории онкоцентра находятся аптеки № 288 и «Парацельс-2002»? Кто дает разрешение на открытие аптеки в вашем лечебном учреждении?


– Интересующие вас аптеки (кстати, они не единственные — на территории онкоцентра есть и другие аптеки) работают давно. В частности, «Аптека № 288» — с 1972 года. А Юрий Алексеевич возглавил онкоцентр с октября 2008 года.

Эти аптеки не находятся в подчинении или соподчинении любому из четырех находящихся на этой территории лечебных учреждений. Это самостоятельные учреждения. Они арендуют помещения онкоцентра. Но онкоцентр не решает вопросы аренды — помещения находятся в коммунальной собственности. Договор аренды фирма, арендующая помещение, заключает с Харьковским облсоветом.

Порядок аренды такой: если у нас освобождается какое-то помещение, по законодательству мы обязаны сообщить об этом в облсовет, который принимает решение, как рационально его использовать: разместить аптеку либо частный диагностический кабинет. Главное, чтобы их деятельность вписывалась в общую канву лечебного учреждения и не противоречила этическим нормам. Облсовет выставляет на своем сайте информацию, что освободилось такое-то помещение по такому-то адресу, такой-то площади. Желающие его занять обращаются в облсовет, который принимает решение, что именно здесь будет размещаться, на каких условиях и т. д. Администрация центра никакого отношения к заключению аренды не имеет. Так сюда зашла и аптека «Парацельс2002» — через решение облсовета.

– Но ведь соучредителем аптеки «Парацельс-2002» является дочь Юрия Винника?

– С прошлого года она не является соучредителем. Это отражено в протоколе №3 заседания постоянной комиссии Харьковского облсовета по правовым вопросам, регуляторной политики, законности, общественного порядка, борьбы с коррупцией и преступностью от 27 января 2016 года: «Согласно протоколам общих собраний ООО «Парацельс-2002» от 12.12.2015 г. и 20.01.2016 г., а также договору купли-продажи от 18.01.2016 г. Винник А.Ю. (Гринева) вышла из состава учредителей предприятия. Таким образом, нарушения норм закона Украины «О противодействии коррупции» устранено».

Где закупаются препараты





– Почему значительная часть препаратов закупается центром именно в этих аптеках?

– Львиная доля препаратов закупается у областного аптечного склада — на деньги областного бюджета, чем тоже руководит облсовет. Областной бюджет почти полностью обеспечивает нашу потребность в препаратах, которые правомочен продавать и поставлять областной аптечный склад. Это наркотики, кислород, средства для наркоза, миорелаксанты, спирт для лабораторий. Все четко контролируется. Остальную часть препаратов (приблизительно 42%) за средства областного бюджета мы закупаем у аптеки «Парацельс-2002» и «Аптеки № 288». Это те препараты, которых нет на аптечном складе.
Продолжая работу с этими аптеками, налаженную еще предыдущей администрацией онкоцентра, мы убедились, что это надежные партнеры. У них наработана четкая поставка препаратов. К тому же далеко не все аптеки имеют право торговать онкопрепаратами.

– На пресс-конференции звучало, что онкоцентр покупает у этих аптек препараты вдвое дороже, чем в среднем по городу.

– Это чистейшая ложь. Аптеки работают в правовом поле — им крайне невыгодно нарушать законодательство, накручивая цены. Тем более, что их проверяют соответствующие органы. Торговая наценка на онкопрепараты не может превышать 10% (по другим препаратам этот процент может быть больше) и 7% — НДС. И они не завышают.

– А когда была последняя проверка, и какие органы ее проводили?

– Последняя проверка по ценам «Аптеки 288», например, была 17 марта этого года. Проводило ее Общество по защите прав потребителей. Есть и контроль со стороны Гослекслужбы.

Где ознакомиться с перечнем бесплатных онкопрепаратов?


– Часть препаратов закупается за деньги областного бюджета. Какие еще пути закупки препаратов?

– На средства областного бюджета приобретаются препараты, которые пациенты не могут купить в аптеках: наркотики или баллон с кислородом им никто не продаст. Но это меньшая часть той потребности, которую испытывает онкоцентр.

Основные препараты (но не деньги!) мы получаем из Киева. Они закупаются за средства госбюджета. Это так называемые централизованные поставки по госпрограммам. Мы получаем препараты по двум направлениям — онкология и гемофилия, и они как минимум в десять раз дороже, чем те, которые закупаются за средства местного бюджета.
Процедура поставок, закупленных за средства госбюджета, действует в Украине последние десятилетия. В онкоцентр по электронной почте приходит бланк заявки, где указаны препараты, которые относятся к онкологической группе, и сопутствующие. Мы указываем количество препаратов, которые нам бы хотелось иметь, но в рамках квоты. По самым скромным подсчетам онкоцентру в год нужно препаратов на 200 миллионов гривен. Мы же имеем возможность указать в заявке препараты лишь на сумму 15-18 миллионов гривен.

Минздрав собирает заявки со всех онкоцентров Украины и оценивает, какие препараты и в каком количестве необходимо закупить. Дальше объявляются торги — согласно закону о госзакупках. Их проводит Минздрав. На эту процедуру уходит полтора-два месяца. Закупленные Минздравом препараты размещаются на складах, затем развозятся по медучреждениям. И первая самая ранняя поставка в онкоцентр с учетом отправленной в декабре заявки происходит в конце мая-июне.

Так же онкоцентром приобретаются препараты за счет благотворительных средств и средств, которые поступают на спецсчет учреждения от производителей новых лекарств, которые проходят клинические исследования в ХОКОЦ.

– Препараты, закупленные за средства областного и госбюджета, должны выдаваться пациентам бесплатно?

– Конечно, они и выдаются бесплатно.

– Есть в свободном доступе перечень этих препаратов, чтобы пациент мог с ним ознакомиться?

– Список всех препаратов, которые мы получили, еженедельно (это требование закона) вывешиваем на видном месте раз в неделю. Как правило, это приемное отделение в каждом отделении. Человек может подойти и ознакомиться, какие препараты есть в наличии. Более того, Минздрав требует присылать каждый месяц фотоотчет — где висит этот перечень, насколько он доступен пациенту, соответствует ли он тому, что у нас на складе.
Перечень бесплатных для онкобольных препаратов есть и на сайте Минздрава. Но в нем указаны все препараты, возможные для закупки за бюджетные деньги. Однако далеко не все они закуплены. Какие-то могут быть еще на этапе торгов, какие-то — в дороге, какие-то — уже использованы. Поэтому для пациента актуален непосредственно список, который вывешиваем мы.

«Меценат» работал по решению облсовета


– Проясните ситуацию с фондом «Меценат», находящимся на территории онкоцентра. Кто распоряжается его средствами?

– Фонд «Меценат» располагался на территории онкоцентра по решению облсовета. С лета прошлого года он не функционирует, и помещение, которое арендовал этот фонд в онкоцентре, передано ХОКОЦ.

– Озвучивали ли сотрудники онкоцентра сумму, которую необходимо внести в благотворительный фонд? Отказывали ли в приеме и лечении пациенту, если он не принимал участие в благотворительности?

– В комнате на первом этаже возле приемного отделения находился сотрудник фонда, который взимал деньги с пациентов или их родственников, пожелавших сделать добровольный взнос, и выдавал квитанцию. На поступление пациентов и его лечение наличие квитанции о взносе или ее отсутствие не влияло никак! Мы работаем в правовом поле: благотворительность — это одно, а права пациента — совершенно другое. К этому фонду мы не имеем никакого отношения — наши сотрудники не озвучивали суммы благотворительного взноса и не предлагали пациентам пойти в фонд. Фонд сам распоряжается этими деньгами.

– Как использовались средств, поступавшие в БФ «Меценат»?

– В зависимости от хозяйственных потребностей онкоцентр обращался с письмом в БФ «Меценат» о предоставлении материальной помощи. Благотворительный фонд оплачивал приобретение оборудования, медикаментов, ремонт и т.д. То есть как таковых мы этих денег не видели.

За период сотрудничества с 3 января 2006 по 24 июня 2015 года за счет благотворительной помощи БФ «Меценат» центр получил материалов, услуг, оборудования на общую сумму 2483389 грн. В частности, был приобретен резектоскоп стоимостью 120 тыс. грн., рентгеновский ангиограф — 228,7 тыс. грн., паровой стерилизатор — 75 тыс. грн. В 2015 году на средства БФ «Меценат» приобретено материалов и оплачено услуг на сумму 494296 грн. При дефиците бюджета эта помощь — большой вклад в эффективное предоставление медицинской помощи.

Под грифом «секретно»
В облздраве свою реакцию на скандал вокруг ХОКОЦ не озвучивают. Подтверждают лишь, что комиссия облсовета действительно работает.
— В данный момент депутатская комиссия Харьковского областного совета разбирается в ситуации с онкоцентром и предъявленными к нему претензиями. После того, как эта работа будет завершена — обладминистрация учтет выводы комиссии в своей работе, — сообщил «Вечернему Харькову» директор Департамента здравоохранения ХОГА Александр Галацан.
В Харьковском облсовете сообщили, что возглавляет комиссию депутат облсовета Виктор Коваленко. Но результаты ее работы пока тоже не разглашают.
— Комментариев пока нет, поскольку работа комиссии закрытая. Результаты будут озвучены на очередной пленарной сессии Харьковского облсовета — предположительно в двадцатых числах июня, — сообщили в облсовете.

«Больные, попавшие в исследование, вытянули счастливый билет»


– Расскажите, как работает система клинических исследований новых препаратов. Реально ли продать пациентам препараты, которые только проходят исследование в Украине и должны выдаваться бесплатно?

– Синтезированный новый препарат (в основном — в Европе, США, Японии, в Украина, кстати, тоже) сначала проходит экспериментальные исследования на животных. Затем начинается этап клинического исследования, который предусматривает три фазы: безопасность, эффективность и наблюдение за пациентом в период лечения новым препаратом. В клинических учреждениях и в нашем онкоцентре в частности, в основном проходит третья фаза, где корректируется информация по двум предыдущим этапам исследования. Мы понимаем, какая у него эффективность, как он взаимодействует с другими препаратами, какие возникают осложнения, в какие сроки и возникают ли вообще.
Для проведения клинических исследований берутся две группы пациентов. Одной назначается стандартное лечение, которое принято во всем мире, второй — к этой схеме добавляется изучаемый препарат. Группы «плацебо» в онкологии не бывает в принципе — по этическим соображениям.

Больные, попавшие в исследование, на самом деле вытянули счастливый билет. Во-первых, они получают бесплатно (!) абсолютно все медикаменты — базовую схему, новый препарат и даже сопроводительную терапию, чтобы нивелировать побочные эффекты. При этом берется самая современная схема, которая может стоить сотни тысяч гривен. И это с учетом того, что онкоцентры (не только наш — вообще по Украине) обеспечены препаратами лишь на 20%, то есть остальные 80% больных лечатся за собственные средства. Во-вторых, поскольку создатели нового препарата в его производство вкладывают огромные деньги, им нужно досконально и максимально правдиво понять, каков он. Поэтому мониторинг пациента, наблюдение за ним — буквально как за младенцем. Все фиксируется в специальных дневниках.

Чтобы человек согласился принять участие в исследовании, — ему подробно рассказывают все условия. Он подписывает документ — так называемое «Информированное согласие». Перед подписанием договора человеку дается время, чтобы он мог посоветоваться с родственниками, со своим лечащим врачом или юристом. И естественно, в документе указывается, что лечение полностью бесплатное. Таким образом, априори потребовать с пациента деньги за эти препараты невозможно.

После подписания информированного согласия один экземпляр остается у пациента, второй — в папке у врача-исследователя. И там указаны телефоны, по которым пациент в случае чего может связаться непосредственно с русскоговорящим международным координатором. Допустим, предложили человеку, участвующему в исследовании, оплатить какие-то препараты — он может тут же позвонить по указанному номеру. Если поступит сигнал о нарушении процедуры исследования в каком-то центре, оно будет просто закрыто, и никто никогда не даст уже разрешения проводить исследования в этом учреждении.

– Оплачивают ли разработчики новых препаратов онкоцентру клинические исследования?

– Да. Например, в 2015 году — 2589080 грн., за четыре месяца 2016 года — 1362608 грн. Всего с 2009 года эта сумма составила 7331674 грн. Эти деньги через казначейство заходят на спецсчет центра. Расходуются они на те потребности, которые не может обеспечить нам ни областной бюджет, ни государственный.

За счет средств спецфонда покрывается дефицит бюджета общего фонда, а это поверка и ремонт медоборудования, автотранспорта, приобретение хозтоваров, ТСМ, охрана помещений, вывоз мусора и др. Но ключевым вопросом является приобретение медицинского оборудования.

Для чего была сделана реорганизация





– Галина Степановна, чем была вызвана реорганизация центра, о которой говорили на пресс-конференции активисты?

– Несколько лет назад для улучшения качества медицинской помощи онкобольным были созданы два отделения — общей хирургии № 1 и общей хирургии № 2. Первое принимает больных онкоурологического профиля. Коллектив этого отделения имеет специальную подготовку, умеет выполнять определенный перечень хирургических вмешательств, имеет определенную квалификацию. Второе — лечение опухолей мягких тканей и кожи, молочной железы, костей. Здесь сконцентрированы специалисты в этой сфере, которые владеют этим набором хирургических вмешательств. То есть мы разделили больных на два потока, раньше они были рассеяны непонятно как.

По этому поводу нас тоже проверяли. В том числе была комиссия Минздрава, которая нарушений не зафиксировала. Наоборот, высококвалифицированная медицинская помощь (это третий-четвертый уровень оказания медпомощи) стала максимально приближена к пациенту. Человек приходит в консультативную поликлинику в онкоцентре, госпитализируется в профильное отделение, быстро дообследуется, ему назначается лечение. Потеря времени минимальная. А злокачественные опухоли, как известно, не ждут — здесь время работает против.



«Коллектив возмущен лживой информацией»


– Закончила ли работу временная контрольная комиссия, созданная в Харьковском облсовете для изучения деятельности окнкоцентра?

– Работа комиссии, в которую помимо депутатов облсовета, вошли представители Департамента здравоохранения ХОГА, приближается к окончанию — сейчас они работают над выводами.

– Как сказывается вся эта ситуация на работе онкоцентра?

– Конечно же, негативно — очень мешает работе. Коллектив центра возмущен лживой информацией, которая распространяется вокруг лечебного учреждения. Когда только началась вся эта шумиха, сотрудники неоднократно обращались к директору с просьбой написать коллективное письмо о том, что все это неправда. Мы работаем в правовом поле. Наши пациенты тоже подтвердят, что никакие деньги с них не взимаются, а препараты выдаются бесплатно. Такое коллективное письмо было направлено в редакцию «Вечернего Харькова» и губернатору Игорь Райнину. Ответа от губернатора пока не было.

– Предоставлялась ли вам возможность выйти на пресс-конференцию и публично озвучить свою позицию?

– Была пресс-конференция в ХАКИ, на которой я участвовала как представитель администрации онкоцентра. На нее пришел с рядом вопросов и Дмитрий Булах, привел онкологическую пациентку. А потом выяснилось, что это вообще не наша пациентка, а совершенно другого учреждения.

А по последней пресс-конференции никто администрацию центра в известность не поставил, и принять в ней участие не пригласил.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків

Лента новостей11 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.0882 грн
100 USD 2587.94 грн
100 EUR 2732.6 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи