Гости ВХ

  • 2000
  •  / 

Харьковчане привыкают к проспекту Науки

фото: Михаил Кучнев

Харьковчане привыкают к проспекту Науки
Харьковчане привыкают к проспекту Науки Гость редакции ВХ – историк, координатор Харьковской топонимической группы Мария Тахтаулова.

Имена сменили 10%  улиц


– Здравствуйте! Меня зовут Семен. Мария, скажите, процесс декоммунизации в Харькове можно считать завершенным?

– Декоммунизация в стране длилась год – с принятия Верховной Радой четырех декоммунизационных законов 9 апреля 2015 года.

Предполагались три этапа декоммунизации. На первом – топонимы переименовывались решением сессии Харьковского городского совета. Если по каким-то причинам сессия горсовета не справилась с этим заданием – полномочия переходили к городскому голове. Но если и ему не удалось это сделать – тогда к главе ХОГА. Есть еще и четвертый этап – в процесс декоммунизации может вмешаться Верховная Рада, но в Харькове, очевидно, мы такой участи избежим. Окончательные переименования были сделаны на областном уровне.

– И что теперь?

– Сегодня в общем-то на уровне решений все сделано: на сессии горсовета  20 ноября 2015 года было принято решение по переименованию более 170 объектов топонимики и станций метро, затем – 2 февраля 2016 года --  было решение харьковского городского головы, которым было переименовано еще порядка 48 улиц и некоторые районы города. А 17 мая 2016 года губернатор Игорь Райнин подписал распоряжение, которым еще порядка 50 топонимов сменили имена, а также станции метро и районы города.

Сейчас идет процесс замены табличек с названиями улиц и станций метро.

– Как быстро меняются таблички?

– Я специально не мониторила этот вопрос, но вижу по улицам, что процесс идет – где-то сами горожане это делают, где-то город.

– Нет случаев, когда вешаются две таблички со старым и новым названием улиц?

– Есть. И это нормально – ведь нужен период адаптации. А вообще, я считаю, если новое название подобрано удачно, перекликается с духом улицы – оно приживется очень быстро. Например, проспект Науки. Я слышу, что люди уже активно используют именно это название, а не старое – проспект Ленина.

Процесс адаптации, конечно, неизбежен, но я думаю, что долго он не продлится. По большому счету ведь переименовано порядка 268 топонимов, что составляет всего 10% харьковских улиц.

– А как идет ликвидация коммунистической символики с админзданий?

– Не так быстро, как хотелось бы. Но именные доски демонтируют, например, СБУ одна из первых сняла своего «Дзержинского». То есть процесс идет, хотя по законодательству он уже должен был быть завершен.

Наиболее спорным оказалось переименование районов


– Добрый день. Маргарита Григорьевна беспокоит. Мария, много объектов топонимики пришлось переименовывать дважды?

– К сожалению, были переименования без переименований со стороны городских властей. Например, улица Иванова получила имя другого Иванова. Только по распоряжению губернатора она стала улицей Свободы. Или улица Конарева, которая до первого переименования была Червоноармейской (возле Южного вокзала). Николай Конарев был министром путей сообщения СССР и, согласно закону о декоммунизации, не может быть увековечен в названии топонимов города. Сегодня эта улица носит имя героя Небесной Сотни Евгения Котляра.

– А переименование каких объектов топонимики оказалось наиболее спорными?

– В основном районов города. В нашей топонимической группе было много дискуссий: по какому пути пойти, выбирая им новые имена. Правильно было бы назвать районы по их микротопонимам. В Харькове более 20 так называемых исторических районов, которые у всех на слуху – Павлово Поле, Алексеевка, Немышля и т.д. Однако районов всего девять. Как можно объединить девять районов и 20 названий? Это вызывало много споров. Пытались найти какой-то универсальный подход.

Я, например, – сторонница нумерации, это европейская практика, а у нас бы она сняла вопрос идеологических споров. Но предложение не нашло отклика.

В итоге у нас нет единой системы названия районов: одни именуются в честь людей (например Шевченковский), другие – по микротопонимам (Немышлянский).

Максимально возвращены исторические названия


– Мария, добрый день. Николай Петрович беспокоит. Скажите, чем руководствовались, когда выбирали новые имена для улиц?

– Топонимика – это определенная система. В Советском Союзе подходили к выбору названий системно: центральные деятели – это центральные улицы, символические названия, далее от центра – местные большевики и деятели коммунистической партии. В итоге городская топонимика становилась стандартизированной.

Мы же руководствовались прежде всего принципом возвращения улицам исторических названий. Социсследования показали, что харьковчане в основном воспринимают как исторические именно те, что были до Октябрьской революции. Я вообще считаю, что одним из приобретений процесса декоммунизации является возвращение собственной харьковской топонимики, которая отображает исторические этапы развития города, – 47 улицам были возвращены исторические названия, в частности в историческом центре.

Еще один принцип, которым мы руководствовались, выбирая новые имена, – увековечивание людей, которые связаны с Харьковом. Хорошо, если получалась, что улица, на которой жил тот или иной выдающийся харьковчанин, подлежала декоммунизации. Но так складывалось не всегда. Кроме того, порой масштаб личности не всегда соответствовал благоустроенности улицы. Например, не очень хорошо, что сегодня Михаил Сергеевич Грушевский оказался в районе Григоровского бора, то есть на окраине. 

И в этом вопросе нам пришел на помощь принцип топонимических ансамблей для построения городского пространства. Например, на Старой Салтовке есть улица Столетова. Теперь она – Артема Веделя. А рядом – улица Вагнера. То есть мы получили композиторский топонимический ансамбль. Или Жихарь – там много улиц подлежало переименованию. Раньше это было казацкое поселение, и мы акцентировали на этом внимание, предложив казацкую тематику – имена кошевых атаманов и символические названия – ул. Гетманская, например.

Вместе с тем не только имена должны быть на карте города, но и нейтральные, символические и географические названия. Так, Харьков обрел проспект Независимости (вместо проспекта Правды). Насколько мне известно, до этого момента Харьков был единственным областным центром, где Независимость в топонимике не присутствовала. Еще один пример символики – улица Волонтерская (бывшая Социалистическая) на Холодной Горе.

Нейтральные названия, как правило, подбирались для частного сектора. С этим, кстати, тоже были некоторые сложности, потому что  почти все фрукты и ягоды, которые растут в регионе, в названии улиц уже были использованы.

– А есть, по вашему мнению, негативные примеры переименований?

– К сожалению, не удалось избежать дублей. Например, у нас уже есть опыт, когда бульвар Богдана Хмельницкого и улица Богдана Хмельницкого находятся в разных частях города. Это нежелательно. Тоже самое произошло с проспектами Ландау и Юбилейный – большие магистральные улицы города  тоже дублируют уже имеющиеся названия. Так, четыре топонима Юбилейных есть в Кулиничах, присоединенных в 2012 году к Харькову. А в жилмассиве «Заречном» есть и улица, и переулок Ландау.

«Информационная кампания просто необходима»


– Мария, здравствуйте. Меня зовут Инна. Как вы смотрите на то, чтобы  рядом с новым названием улицы размещать информацию о человеке, в честь которого она названа?

– Это очень хорошая идея. Я вообще считаю большим недостатком то, что процесс декоммунизации имел скудное информационное сопровождение. Люди не понимают, для чего это делается.

Ведь для чего, собственно, была затеяна декоммунизация? Приведу пример – на топонимической карте города присутствовали имена Постышева, Косиора и Чубаря. Согласно решению Апелляционного суда города Киева, в 2013 году они были признаны виновными в Голодоморе и геноциде украинского народа. Можем ли мы сегодня отдавать дань памяти этим людям? И таких примеров масса. Поэтому информационная кампания просто необходима. Я думаю, тогда бы многие харьковчане не воспринимали декоммунизацию в штыки.

Нужно говорить и о том, что мы получили в процессе переименования. Подбирались имена максимально достойных людей. Поэтому было бы очень кстати, если информационные вывески будут рядом с новыми названиями улиц. Надеемся, что аннотационные таблички появятся хотя бы в центре города.

– Это и туристической привлекательности Харькову добавит...

– Верно. В этой связи среди удачных, на мой взгляд, примеров переименований – улица  Багалея. Дмитрий Иванович Багалей – академик, харьковский городской голова. В свое время он был одним из первых застройщиков на улице Фрунзе, которая теперь носит его имя. И литературный музей, участвуя в «Ночи музеев», как раз построил свои экскурсии на этой персоне.

До этого  проводился день одной улицы на ул. Искусств (бывшая Червонопрапорная), где находится Худпром.

Еще один удачный пример – увековечивание имени Юрия Кондратюка (бывший въезд Ивана Кулика) в районе ХАИ. Этот человек создал так называемую «лунную трассу», которая легла в основу разработок НАСА по отправке первого человека на Луну.

Чем не угодили тимуровцы и Ванда Василевская?


– Добрый день. Меня зовут Людмила Петровна,  живу на ул. Тимуровцев. Чем не угодили дети, которые самоорганизовались и помогали пожилым людям, тем, у кого отцы, братья, сыновья погибли на войне, защищая родину?

– Это пионерская организация. А согласно букве закона, коммунистическая символика должна уйти. Тимуровцы же – один из символов советской идеологической системы, точно так же, как и стахановцы, например.

– А Ванда Василевская?

– Это писательница, которая принимала участие в установлении советской власти в Западной Украине в 1939-1941 годах.

– А почему тогда не сменил имя парк Горького, названный в честь пролетарского писателя?

– Горький, хоть и был членом компартии, но руководящих партийных и государственных должностей не занимал. И в Украине, в отличие от Ванды Василевской, советскую власть не устанавливал.

– А почему не переименовали улицу Скрипника?

– Он относится к личностям, которые внесли вклад в развитие украинской культуры, науки и искусства. По сути, он руководил украинизацией. То же самое касается и Масельского – Героя Украины, который, в том числе, внес вклад в развитие украинской науки.

– Улица Иванова теперь называется улицей Свободы. Насколько я знаю, было предложение увековечить в ее названии имя Василия Стуса. Почему этого не произошло?

– Областные власти решили, что лучше остановиться на улице Свободы. Хотя нам пообещали, что поднимут вопрос перед местным самоуправлением о том, чтобы подыскать достойное место Василию Стусу на карте Харькова. Главное, чтобы это было не на задворках. Когда мы начали работу над проектом, столкнулись с тем, что такие знаковые для Харькова и Украины имена, как Хвылевой, Курбас, оказались на присоединенных в 2012 году к Харькову территориях. И второй раз предложить их мы уже не могли.

Нормы закона не нарушены


– Здравствуйте, меня зовут Александр. Мария, помогут ли новые названия станций метро ориентироваться в городе?

– Мы старались максимально этому способствовать. Например, для станции «Площадь Конституции» предлагались разные варианты – и «Кукольный театр», и «Старе місто», и «Покровская». Но, по моему мнению, названия станций метрополитена должны помогать человеку ориентироваться в городе. То есть, если вы встали на станции метро «Площадь Конституции», логично, что мы вышли именно на нее. Именно поэтому я не сторонница имен и символов в названиях станций. И хорошо, что ст. м. «Маршала Жукова» стала «Дворцом спорта» – это серьезный объект, где проходят массовые мероприятия, что тоже будет ориентировать людей.

Что касается «Индустриальной» – мы предлагали для «Пролетарской» «Зеленый Гай», который там находится, и «Чугуевскую», поскольку там Чугуевское шоссе. Но нам сказали, что в плане развития метрополитена станция с таким названием уже запланирована. С другой стороны – в непосредственной близости от нынешней «Индустриальной» теперь находятся одноименные улица и проспект (бывший Фрунзе). Так что все логично.

– Здравствуйте Мария. Галина меня зовут. Некоторые улицы стали носить имена героев Небесной сотни, участников АТО. Не нарушает ли это положение о присвоении имени через 10 лет после смерти?

– В законодательстве Украины не прописано ничего по поводу интервала в десять лет. Есть Закон «О присвоении юридическим лицам и объектам права собственности имен (псевдонимов) физических лиц, юбилейных и праздничных дат, названий и дат исторических событий», который говорит: «после смерти». Срок в десять лет звучит в положении городской комиссии по топонимике с оговоркой «как правило». Это «как правило» носит рекомендательный характер. Да и сами городские власти в процессе декоммунизации его не придерживались. Так что законодательные нормы нарушены не были.

– В одной из западных областей Украины был случай, что родители парня, погибшего в АТО, не согласились, чтобы село назвали его именем. Не было ли у нас таких случаев?

– По законодательству необходимо разрешение ближайших родственников. Безусловно, все имена героев Небесной сотни и героев АТО согласованы с родственниками.

Личное дело
Мария Юрьевна Тахтаулова родилась 31 января 1986 года, харьковчанка.

Выпускница исторического факультета ХНУ им. В. Н. Каразина.

В 2015 году окончила аспирантуру при НТУ «ХПИ», где и работает преподавателем. Автор диссертационного исследования на тему: «Адресная урбанонимия Харькова во второй половине XVII – начале ХХІ вв».

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків

Лента новостей9 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 EUR 2773.64 грн
100 USD 2577.25 грн
10 RUB 4.0657 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи