Харьков

  • 2418
  •  / 

В Харькове удалось собрать 72% сбитого «Буком» «Боинга»: фото, видео-факты

фото: Инна Петрикова, Андрей Мариенко

В Харькове удалось собрать 72% сбитого «Буком» «Боинга»: фото, видео-факты
В Харькове удалось собрать 72% сбитого «Буком» «Боинга»: фото, видео-факты Минуло два года с тех пор как в небе над поселком Грабово Донецкой области был сбит пассажирский лайнер — «Боинг-777», летевший из Амстердама (Нидерланды) в Куала-Лумпур (Малайзия).
Останки тел погибших и обломки самолета тогда свозили в Харьков, где группа международных специалистов исследовала страшный груз и готовила для отправки на родину. Как это было — в интервью «Вечернему Харькову» рассказал Игорь Балута, возглавлявший в то время Харьковскую облгосадминистрацию.

Выбор стоял между Харьковом и Днепропетровском


— Игорь Миронович, почему именно Харьков был выбран для работы над останками погибших людей и обломков «Боинга»?

— Выбор тогда стоял между Харьковской и Днепропетровской областями. Мне позвонил Владимир Гройсман (на тот момент вице-премьер-министр Украины) как раз тогда, когда я ехал в зону АТО, и сообщил, что наш регион с точки зрения логистики более удобен, и спросил: справимся ли мы. Я сказал, что однозначно справимся. И мы действительно выполнили свою работу достойно. Я имею в виду не только облгосадминистрацию, но и все структуры: МЧС, полицию, прокуратуру, медиков...

Особенно хотелось отметить таможню. Только представьте: каждая посылка с фрагментом тела, которая отправлялась из Харькова в Нидерланды, должна быть правильно оформлена в соответствии с международным соглашением. Огромное количество документации необходимо было перевести: на каждую посылочку, ящичек, фрагмент — составить описание. На оформление одной посылки каждому специалисту требовалось не меньше часа, особенно на начальном этапе. Это титаническая работа, да еще с учетом того, что проводилась она впервые. Но они оперативно с ней справились.

— Как доставлялся груз в Харьков?

— Останки погибших прибывали по железной дороге в специальных вагонах-рефрижераторах. И тут нужно отдать должное Южной железной дороге и лично господину Уманцу: сработали они идеально. На каждой станции по всему пути следования этих вагонов дежурили специалисты, чтобы в случае, не дай бог, если какой-то рефрижератор выйдет из строя, сразу принять меры. А поскольку изначально погрузка производилась на территории, которую контролировали боевики, то специалисты находились и с той стороны разграничения, и с нашей.

— Почему площадкой для работы экспертов, которые расследовали обстоятельства катастрофы, была выбрана территория завода им. Малышева?

— Прежде всего из соображений логистики — завод имени Малышева расположен вблизи железнодорожной станции «Балашовка» и имеет в своем распоряжении отдельную железнодорожную ветвь. Кстати, тут тоже хочу отметить огромную помощь Южной железной дороги, специалисты которой всего за два дня привели не востребованную в последнее время ветку протяженностью в два километра в надлежащее состояние.

Кроме того, завод выбрали и с точки зрения безопасности, и с точки зрения возможности быстрой подготовки цеха большой площади. Ведь предстояло не только исследовать фрагменты тел погибших, но и структурировать обломки сбитого «Боинга».

«Я до сих пор помню этот страшный стук»


— Помните день, когда первая партия страшного груза прибыла на Харьковщину?

— Конечно. Для меня это был самый сложный день. Тогда пришли рефрижераторы с телами жертв. Мы следили за их передвижением на протяжении всего пути следования — и по территории, контролируемой боевиками, и по нашей территории.

— Что произвело на вас самое сильное впечатление?

— Вы знаете, когда занимаешься какими-то техническими, организационными моментами, как-то отвлекаешься непосредственно от самой трагедии. Осознание того, какая страшная беда произошла, пришло в тот момент, когда тела погибших начали выгружать из рефрижератора — они были в темных кульках или в плотном полиэтилене. Затем их на медицинских каталках переправляли в цех. И когда везли третью каталку, та стала подпрыгивать на кочках и камешках, а на ней — что-то кататься и биться о металлический лежак. И тут я понял, что это голова погибшего ребенка. Тогда буквально пронзило — какое чудовищное горе пришло в семьи людей. Я до сих пор помню этот страшный стук. Тишина, звук камеры, фиксирующей каждое движение, и звук бьющейся о металлическую каталку детской головки...

Сразу после этого я позвонил Игорю Райнину, который тогда был моим заместителем, чтобы организовали нормальную транспортировку тел от рефрижератора — срочно отремонтировали те 150 метров дороги, ведущей от железнодорожной ветки до ангара.

— Сколько дней поступали останки?

— Основная часть поступала в июле-августе 2014 года. Как раз в этот период в Харькове работала самая многочисленная группа международных следователей — 564 человека.

Почти все снаряжение эксперты привезли с собой, а транспорт: автомобили, грузовые машины, подъемную технику и медицинские каталки для перевозки погибших — предоставила украинская сторона.

— Как проводилось обследование останков?

— Рефрижератор поступал на территорию завода, после чего проводилась его распломбировка — эта функция была возложена на меня как руководителя облгосадминистрации и на представителя голландской стороны. Причем груз мог поступить в любое время суток — не раз приходилось приезжать на объект глубокой ночью.

После распломбировки пакеты с останками отправлялись на обследование. Эта работа проводилась в нескольких секторах. В первом работали рентгенологи и саперная группа, состоящая из иностранных и украинских военных специалистов. С помощью рентгеновского аппарата (его голландские специалисты привезли с собой, хотя подобный есть в Киеве) искали в останках поражающие элементы ракеты, чтобы определить ее модель и год выпуска, а также взрывоопасные предметы. Помню, как в одном из пакетов в останках тела обнаружилось что-то похожее по форме на гранату. Но потом выяснилось, что это часть бутылки, которая в момент катастрофы вошла в тело человека.

После того как определили, что фрагмент безопасен, он поступал в другой сектор — на токсикологическое обследование. Затем — в следующий, где делалось его подробное описание, и, наконец, в последнем секторе тело или фрагмент упаковывался для отправки на экспертизу в Голландию. После окончания смены мы с голландским представителем снова проводили опломбировку. Если в останках тел обнаружились куски металла или какие-то детали самолета, эти пакеты отправлялись в цех, где проводилось исследование частей «Боинга». Весь этот процесс непрерывно писался на камеру.

В секторах, где проводились исследования, люди работали посменно по 5–6 часов. Перед входом в ангар и после завершения работы они проходили тщательную дезинфекцию. Работали в специальных комбинезонах. По окончании смены специальными реактивами обрабатывались и помещения.

Как делили «черный ящик»




— А что делали с останками самолета? Насколько я помню, изначально планировалось, что в Харькове будет сделана реконструкция «Боинга».


— Работу с обломками лайнера доверили украинским специалистам, которые осуществляли их сортировку — крыло, хвост, фюзеляж, кабина... В итоге на харьковских складах удалось собрать 72% самолета. Из этих фрагментов его потом восстановили, но не в Харькове, а в ангаре голландской авиабазы Хизе-Райен.

Изначально действительно была идея осуществить реконструкцию «Боинга» в нашем городе, и технически мы были к этому готовы: делается легкая каркасная часть, на которую крепятся найденные элементы самолета. Это было необходимо для проведения расследования — чтобы определить, какие повреждения нанесены, каким видом оружия, с какой стороны, какова траектория осколков и т. д. Но потом все же решили, что эта работа будет проходить в Голландии.

Мы отправляли туда колонны по четыре автомобиля с отсортированными частями «Боинга». Сначала думали транспортировать железнодорожным транспортом, но отказались от этой идеи из-за несоответствия размеров европейской и украинской железнодорожной колеи. Было принято решение осуществлять отправку автотранспортом. Это, конечно, более хлопотно — требовались не один-два конвоя, как ж/д транспортом, а порядка пяти, которые нужно было охранять.

— Эксперты озвучивали результаты исследований?

— Нет. Международные эксперты категорически уходили от разговоров о причинах трагедии.

— А как разрешилась спорная ситуация с «черным ящиком», который не могли поделить между собой голландские и малайзийские эксперты?

— Действительно, такая дискуссия между малайзийской и голландской сторонами была. Первые настаивали на том, что это их самолет, поэтому они должны расшифровывать данные «черные ящика», вторые утверждали, что расследование должны провести они. Мы в этом споре не участвовали. Представители обеих сторон сели в автомобиль и после беседы и длительных переговоров по спутнику решили, что ящик все же будет передан голландской стороне. Изначально рюкзак с «самописцем» я видел у малайзийского офицера, а после проведенных переговоров с ним вышел уже голландский офицер.

На заводской проходной нашли взрывчатку




— Как охранялась территория завода им. Малышева в это время?


— У голландцев были свои бронированные автомобили для охраны конвоя. А после того как останки тел стали поступать единицами, их доставляли уже не в вагонах-рефрижераторах, а в голландских автохолодильниках.

— Сепаратисты не пытались препятствовать работе международных исследователей в Харькове?

— Лишь однажды возле второй проходной завода им. Малышева, через которую как раз и осуществлялась транспортировка, было обнаружено взрывное устройство. Его подложили в канализационную шахту, но спецслужбы оперативно выявили и обезвредили его. А вскоре отыскали и женщину, которая подложила взрывчатку.

А вот проблемы с организацией работ на территории, подконтрольной ДНР, в месте падения «Боинга» — были. Голландские специалисты долго не могли попасть на место трагедии (приблизительно 20% территории, которую необходимо было обследовать). На северо-востоке от эпицентра падения самолета сепаратисты выстроили оборонный пункт из железобетонных блоков, вырыли траншеи и не пускали голландских специалистов. Впервые они разрешили обследовать место катастрофы только спустя два месяца после трагедии. И всплеск нашей работы в ноябре 2014-го был как раз связан с тем, что был разрешен доступ. 2 мая 2015 года на летном поле международного аэропорта «Харьков» состоялась последняя церемония прощания с жертвами катастрофы малайзийского авиалайнера «Боинг-777» рейса МН17, и последние восемь гробов, которые мы отправляли в Нидерланды, как раз были с останками погибших, найденными именно в той стороне.

— Изначально предполагалось, что Харьков должен разместить родственников погибших, которые приедут на опознание. От этих планов отказались?

— Действительно, такая задача была поставлена вечером 18 июля 2014 года. Мы готовились принять порядка 500 родственников погибших и планировали задействовать для их размещения сначала восемь, а потом десять отелей. Причем все до единого владельцы гостиниц заявили, что предоставят места для проживания бесплатно. Более того, порядка сотни волонтеров согласились работать с семьями погибших, а в гостиницах, где их хотели разместить, планировалось оборудовать посты с психологами и медработниками. Но потом решили, что идентификацию тел все же лучше провести на родине погибших.

Голландцы попросили сникерсы и колу




— Гробы тоже предоставляла наша сторона?

— Мы готовились предоставить гробы, но голландцы привезли свои. Нам они казались простоватыми, но они полностью соответствовали их санитарным нормам — в них была соответствующая фиксация, крышка закручивалась на специальных болтах. 25 июля в Нидерланды было отправлено 189 гробов. А всего в период с 22 по 25 июля 2014 года в Королевство Нидерланды при непосредственном участии международной экспертной миссии украинской стороной было передано 378 пакетов с телами погибших и отдельными фрагментами тел, которые были размещены в 227 контейнерах.

У нас была разработана своя программа проводов останков погибших на родину. Но голландская сторона с ней не согласилась, например с тем, чтобы в аэропорту играл духовой оркестр — с музыкой погибших должны были встречать на родной земле. Кроме того, они не хотели, чтобы в карауле стояли военные. Но потом все же согласились, когда мы объяснили, что это не просто военные, а части, которые принимают участие в охране объектов, где работают международные эксперты, а также представители охраны аэропорта, МЧС, МВД.

— Какие еще возникали спорные моменты?

— Порой проблемы возникали там, где, казалось бы, их быть не должно. Со временем мы стали больше понимать друг друга — как с голландской, так и с малайзийской стороной, а поначалу отношения были чисто протокольные — каждый шаг скрупулезно выверялся. И не только потому, что этого требовала работа международной комиссии. Скорее, это бы связано с тем, что на первых порах голландская и малайзийская стороны не могли между собой договориться, кто будет главным в расследовании.

Были и курьезные моменты, например — в отношении питания. Мы не учли, что малайзийцы — мусульмане, они забраковали нашу пищу и попросили готовить продукты исключительно по предоставленному списку. У голландской стороны обнаружились свои предпочтения — они настоятельно просили включить в их рацион... сникерс, марс и кока-колу. Хотя и сладкое, и натуральные соки в меню входили.

«Они испытывали боль, но обиды на Украину не было»




— Игорь Миронович, вы общались с голландцами довольно продолжительное время. Как они были настроены по отношению к Украине, не обижались ли на то, что именно в нашем небе произошла эта трагедия?

— Они испытывали боль, но ни капли не были обижены на Украину. Окончательный перелом в отношении к нам произошел 24 июля. Это был День траура по погибшим пассажирам сбитого «Боинга». Они увидели, что украинцы искренне скорбят вместе с ними. Вечером филармония на ступеньках «Харьков-Паласа», где размещались иностранные специалисты, проводившие исследования, организовала концерт-реквием. Тогда собралось много народа — люди плакали, несли цветы, детские игрушки. Они видели, что мы действительно сопереживаем. Хотя, подчеркиваю, и до этого момента я не ощущал с их стороны какого-то прохладного отношения.

— А как харьковчане отреагировали тогда на то, что останки крушения свозятся в Харьков? Не высказывалось ли недовольство?

— Нет, наоборот, харьковчане тогда сплотились вокруг этой беды. Особенно я благодарен молодежи. Для работы с иностранными экспертами нам нужно было много людей, знающих английский и французский языки. Причем не просто разговорные, а со знанием медицинской, технической терминологии. И в первый же день откликнулись 100 человек, 25 из которых были подготовлены на медицинскую тему, 60 — как психологи. А через два дня у нас уже был список из 620 человек!

— Как голландцы оценили организацию всего этого процесса?

— Позитивно. В сентябре 2014-го даже вручили мне памятный знак Министерства внутренних дел Нидерландов. Хорошо организованную работу в своей речи отметили и премьер-министры Австралии и Голландии.

«Мемуары буду писать в глубокой старости»




— Игорь Миронович, вы занимали пост губернатора, наверное, в самые сложные и решающие и для страны, и для Харьковщины моменты, которые вошли в историю Украины. И всегда были в гуще событий. Не планируете написать об этом книгу?

— Думал об этом. Но поймал себя на мысли, что по прошествии какого-то промежутка времени я уже по-другому оцениваю эти события и людей, которые в них участвовали. Проходит еще время — снова приходит переосмысление. Так что если и буду писать мемуары, то в глубокой старости, когда на переоценку ценностей уже времени не останется.

— А как вы прокомментируете отставку руководителя Службы безопасности в Харьковской области Александра Пивовара? Он ведь был назначен на этот пост как раз во время вашего губернаторства — в апреле 2014 года.

— Считаю Александра Пивовара патриотом Украины, который приложил много усилий для организации правильной работы Службы безопасности, а также правильной кадровой селекции работников СБУ в нашем регионе. А лучшей оценкой ему считаю то, что в 2014-м главари террористических организаций во всех интервью весьма негативно отзывались и о нем, и о СБУ в Харьковской области. Значит, его работа была однозначно эффективной и надежной как по защите безопасности региона, так и по защите украинской государственности.

Кстати, и Пивовар, и вся его команда — Скакун, Саленков, а также прокурор Харьковской области в то время Василий Синчук и экс-директор облздрава Александр Галацан — это люди, которые поставили четкий барьер сепаратизму в регионе. Тогда было не так уж много активных, думающих офицеров, чиновников, которые бы пришли и сказали, что нужно делать, чтобы не допустить пророссийских боевиков на Харьковщину.

Окончательные выводы будут к сентябрю?
Два года назад, 17 июля 2014-го в небе над селом Грабово Донецкой области был сбит самолет «Боинг-777» Малайзийских авиалиний, выполнявший рейс Амстердам — Куала-Лумпур. На его борту находились 298 человек, все погибли, из них — 192 подданных Нидерландов (один имел гражданство США), 44 гражданина Малайзии, среди которых 15 членов экипажа, 27 граждан Австралии, 12 — Индонезии, 10 — Великобритании (один имел и гражданство ЮАР), четверо немцев и четверо бельгийцев, трое филиппинцев, один гражданин Канады и один — Новой Зеландии. По числу жертв эта авиакатастрофа стала крупнейшей в истории Украины.

На данный момент прокуратурой Нидерландов, ведущей расследование крушения лайнера, официально установлено, что «Боинг» был сбит ракетой системы ПВО «Бук». Однако информации о том, кто выпустил эту ракету, в докладе нет. Окончательные выводы следователи обещают сделать к сентябрю 2016-го. Украина и независимые расследователи Bellingcat предоставили доказательства, что ракета была выпущена из российского «Бука». Россия обвинения в свой адрес отвергает.


Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків

Лента новостей4 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.037 грн
100 USD 2589.87 грн
100 EUR 2756.14 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи