Гости ВХ

  • 837
  •  / 

Актер Вячеслав Гиндин о будущем харьковского кино и громкой осенней премьере (видео)

фото: Дмитрий Колоней

Актер Вячеслав Гиндин о будущем харьковского кино и громкой осенней премьере (видео)
Актер Вячеслав Гиндин о будущем харьковского кино и громкой осенней премьере (видео) Гость «Вечернего Харькова» — актер Харьковского государственного академического театра кукол имени Афанасьева, заслуженный артист Украины Вячеслав Гиндин.

«Обожаю баловаться»


— Здравствуйте, Вячеслав. Меня зовут Олег. Насколько мне известно, вы — актер-универсал. А где вам интереснее работать — в кукольных или в сложных драматических постановках?

— Конечно, можно ответить, что в сложных драматических спектаклях работать интереснее, но на самом деле все не так просто. Сегодня театр вообще и наш в частности стремительно развивается, совершенствуется и стирает какие бы то ни было условности между кукольным и драматическим. В спектакле можно задействовать все и всех по мере необходимости: нужны куклы — возникают куклы, нужен живой актер — появляется актер. Сегодня время как никогда раньше диктует универсальность актера: он должен уметь все, еще и владеть куклой. Мне всегда был интереснее живой театр, но театр кукол способен изобразить, показать зрителю нечто такое, чего не может живой актер. Соседний театр не может себе этого позволить: у него узко ограниченные возможности, заданные вывеской. Кстати, многие коллеги даже ревнуют: мол, вы же называетесь театром кукол — зачем лезете в нашу вотчину? У нас был замечательный историк театра — к сожалению, уже покойный — Евгений Русабров, который впервые предложил назвать театр театром анимации, т. е.  театром, который оживляет, одухотворяет. С другой стороны, я очень люблю маппет-шоу — обожаю баловаться в куклах, если это вкусно и смешно. В любом театре кукол есть момент хорошего фанатизма: если человек изначально фанат театра кукол, он создает целый мир, который потом возникает на глазах у зрителя, — это высший пилотаж. Я кукольник больше по иронии судьбы, но придя в этот вид искусства, сказал себе: «Раз сюда попал, должен быть первым». Просто стоять за ширмой и таскать зайчиков мне неинтересно. К слову, мы очень долго были просто обыкновенным традиционным театром кукол, каким его позиционировали в Советском Союзе и каких много. Да, у нас были хорошие вечерние спектакли для взрослых, но в целом это были зайчики, белочки и ежики. И я думал: если уж мне достался зайчик — он должен быть запоминающимся, чтобы и дети, и родители, которые с ними пришли, снимали разные пласты. Например, в детских спектаклях — о мумми-троллях или в «Тутте Карлсон» – была почва для баловства, и роли, которые мне там доставались, предполагали полет фантазии, юмор, отчаянное баловство на грани капустника. Я бы и сейчас с удовольствием «побаловался» с куклами, и в то же время с безграничным наслаждением играю Гаева в «Вишневом саде».

Оксана Дмитриева устроила переворот


— Добрый день, Вячеслав. Меня зовут Екатерина. А какое у вас амплуа, как вы считаете?

— Раньше мое амплуа называлось «характерный актер», который может играть и социальные, и комедийные, и острохарактерные гротесковые роли. Но сейчас, с приходом Оксаны Дмитриевой, наш театр стал уникальным и совершенно другим. Она перевернула мое впечатление обо мне: я всю жизнь думал, что я острохарактерный, тяготеющий к комедии, а она вдруг доверила мне роль Гурова в «Даме с собачкой». У меня началась дичайшая ломка: я понимал, что это не мое, к тому же надо мной довлел знаменитый Алексей Баталов, который исполнил эту роль в кино. Но Оксана Дмитриева сказала: «Я так вижу. Доверься мне. Это — твое, о кино забудь — у нас свой путь». Она впервые вытащила из меня такие ноты, о существовании которых я даже не подозревал, и с ее приходом у меня случился переворот в сложившемся мнении о себе самом.

— А легко ли довериться режиссеру?

— Если ты его чувствуешь, уважаешь и любишь — легко.

— И часто ли вам приходилось встречать таких режиссеров?

— Лишь дважды в жизни. Первый — Олег Русов.  Был 1990 год, мы все дружили со студенческой скамьи, были молоды и делали первые шаги в театре. Олег ставил спектакль как режиссер, а я как актер. Специально для меня и моего коллеги Игоря Мирошниченко он взял пьесу Шварца «Тень». Игорь играл ученого, а я — Тень. Спектакль получился на тот момент авангардным, и это был мой прорыв, мой первая программная работа, моя визитная карточка и мой режиссер, который на меня безумно повлиял. Вторым таким режиссером стала Оксана Дмитриева, и спектакли, которые она делает в театре, — совершенно удивительные.

— А как тогда обстояло дело с другими режиссерами?

— Есть такой анекдот. Пришел молодой актер к опытному и просит: «Помогите. У меня катастрофа. По пьесе к концу первого действия спектакля мне нужно быть в стельку пьяным». Опытный актер отвечает: «Очень просто. В паузе зайди в буфет». — «Да, но после 15 минутного антракта по роли я должен быть абсолютно трезвым». — «А это уже мастерство», — ответил опытный актер. Вот так было с другими режиссерами. Я не могу сказать, что в моей биографии были режиссеры, которых я напрочь отторгал. Я работал с профессиональными грамотными режиссерами, но струну души они не задевали. Мы просто работали, мне доверяли интересный репертуар и главные роли, поэтому не хотелось бы быть неблагодарным. Просто не случалось искры — такой, как с Олегом и Оксаной.

— Каких персонажей чаще всего вам приходится играть?

— Раньше я бы сказал – комедийных, сейчас – самых разноплановых. Я играю Кочкарева в «Женитьбе», Гурова в «Даме с собачкой», Гаева в «Вишневом саде», Хлестакова в «Ревизоре», Хиггинса в «Моей прекрасной леди»,  Копенкина в «Чевенгур».  Больше всего ценю жанр трагикомедии, когда смешно-смешно, а в конце -- ком у горла и слеза. Я люблю спектакли, которых за несколько минут до финала переворачивают восприятие и сознание.

Раньше украинские актеры могли быть только в свите


— Добрый день, Вячеслав. Меня зовут Анна. В последнее время в Украине запретили многие российские фильмы. Как вы думаете, стало ли это толчком для развития украинского кино?

— Безусловно. Вероятно, не все со мной согласятся. Но, с одной стороны, этот запрет носит правовой, юридический характер, с другой  — какой продукт можно запретить сегодня, в эпоху Интернета и спутниковых тарелок, чтобы никто не мог увидеть? Кто хочет — нажмет кнопку, скачает и посмотрит.  Нужно отталкиваться от ситуации, в которой мы сегодня живем. Поэтому, мне кажется, запрет на часть российских фильмов — больше этический, нравственный вопрос, и государство поступило правильно. Когда московский актер-идиот приезжает к нам демонстративно пострелять,  совершенно справедлива ответная реакция нашего государства — запрет фильмов с его участием или запрет на показ конвейерного барахла о мощных российских спецназовцах, которые в это же время находятся у нас в Донбассе. К тому же российские фильмы не всегда высокого качества — там немало обычного поточного мусора.

— И в то же время я недавно была свидетельницей разговора, когда одна женщина говорила: «А наши-то снимать кино не умеют».

— Конечно, у нас никогда не было такой мощной кинематографической базы и такого количества денег в кинобизнесе, как в России. Но сегодня очень активизировались актеры украинского кино, а в Украине полным-полно прекрасных талантливых актеров. Перестали, как раньше, появляться фильмы-локомотивы, когда брали медийного московского артиста с квадратной челюстью, а все киевские лишь создавали ему антураж. Потом Украина покупала этот фильм у России, и он выходил на наши экраны. Украинские сериалы последних лет, в которых я имел счастье сниматься, созданы исключительно на нашем внутреннем кинорынке. Да, отечественный кинорынок не такой раскрученный, как в России, но у нас появился замечательный, потрясающе красивый, дорогой фильм режиссера Михаила Ильенко «Той, хто пройшов крiзь вогонь», фильм «Иван сила» Виктора Андриенко и Игоря Письменного, мультипликация одного из пионеров украинского нового кино Виктора Андриенко. Кино потихоньку пошло, а иначе, не создавая условий здесь и своим, кинорынок никак не поднимешь. Актерская база в Украине очень сильная.

— Добрый день, Вячеслав. Меня зовут Ольга. Как вы думаете, а есть ли будущее у харьковского кино?

— А вот это вопрос, к сожалению, не ко мне. В 1990-х годах актеры работали на харьковском телевидении — в то время как грибы возникали новые каналы, альтернативное ТВ. Нам говорили: «Ребята, что-то придумывайте — каналу нужен юмор». Тогда казалось, что будущее стало настоящим — только делай. У нас, как писал Ив Монтан, солнцем была полна голова. Нам казалось, что мы короли. Это продолжалось около десяти лет. А потом вдруг закончилось финансирование -- и все затихло. Сейчас у меня ощущение, что в Харькове никому ничего не нужно. Это беда, потому что у нас много классных актеров и актрис. У меня ощущение, что Харьков — устоявшийся и спокойный город, которому ничего больше не надо. Поэтому я мотаюсь в Киев. И  все мои работы, в том числе кинотеатральный дубляж, который я обожаю, съемки, даже антрепризы происходят в столице — там все кипит и бурлит.

— Скажите, пожалуйста, а как вам удается совмещать работу в театре и съемки в Киеве?

— У нас мудрый театр. Когда я в очередной раз пришел с повинной к режиссеру Оксане Дмитриевой, чтобы отпроситься  в Киев на съемки, а у нас в это время шли репетиции «Вишневого сада», я понимал, что нарушаю процесс, но мне нужно было как-то разорваться. Она сказала фразу, которую я не устаю повторять на зависть другим коллективам: «Ну, конечно, поезжай. Я же понимаю, что твоя популярность — это популярность театра». В  театре понимают: если у актера будет популярность — соответственно, будет и касса, и интерес зрителя. В Киеве таких вопросов нет: там снимаются в кино и участвуют в разных проектах практически все театральные актеры, и у зрителя есть возможность увидеть работу артиста и на экране, и на сцене.

— Харьковские актеры, как правило, не имеют такой возможности?

— Харьковские актеры имеют возможность кастингов, которые периодически проходят в Харькове, но кто прорывается и на какие роли — это вопрос десятый. Я понял эту истину и стал рассылать резюме в Киев, потому что Харьков даже если кого-то отбирает — как правило, на вспомогательные роли, роли второго плана, массовки, а это не всегда шаг на лестницу славы.

— А кто из харьковских актеров снимается в кино?

— Очень активно снимался актер ТЮЗа Владимир Антонов, продолжает активно сниматься наш гуру — актер театра имени Т.Г Шевченко Юрий Евсюков: оба снимались еще в тех фильмах, которые выходили на экраны в период ССССР. Юрия Евсюкова так хорошо знают, что вызывают и снимают зачастую даже без проб. Часто снимается актер театра имени А.С. Пушкина Петр Никитин, а мой коллега по театру кукол Игорь Мирошниченко даже засветился в фильме Алексея Германа-младшего. Точечные прорывы наших актеров существуют, но было бы очень здорово, чтобы в Харькове появилось что-то свое — филиал или база кинематографической студии.

«Недотурканi» прошлись по Верховной Раде


— Здравствуйте, Вячеслав. Меня зовут Андрей. Расскажите, пожалуйста, о своих последних работах в кинематографе.

— Как-то раздался звонок: «Вас беспокоит агентство «95-й квартал», мы запускаем сериал». Так меня пригласили попробоваться в сериал «Недотурканi». Я сразу согласился: «95-й квартал» — это высшая лига по уровню, раскрученности, и я понимал, что если туда попадаю — перемахиваю сразу несколько ступеней вверх. Поэтому, когда меня утвердили, я был на седьмой небе от счастья. В «Недотурканих» очень мощные сценаристы, в сериале— злая, точная, сильнейшая сатира на депутатов, Верховную Раду, на весь наш политический бомонд. Действие происходит только в Верховной Раде, где кипят страсти, где все персонажи — безумно смешные идиоты. Моего героя зовут Василь Жуйвода. Он тоже абсолютный идиот. Это интересный, ярко и очень зло выписанный собирательный образ депутата, который сделал депутатство семейным бизнесом: депутатами были его дед и отец, теперь в Раде работает его сын. Я даже не знаю, из какой он партии, потому что он каждый раз в той партии, где больше платят. Сериал должен выйти на экраны осенью, и мне кажется, его ждет оглушительный успех.

— Интересно, а кто-то из героев фильма напоминает реальных депутатов?

— В сериале есть такие аллюзии. В нем есть и собирательные персонажи, и есть образы достаточно конкретные и внешне, и по манере речи, и по внутреннему посылу. Они не называются в лоб, но это тонко и вкусно считывается. Я безумно доволен. Мы снимали сериал три  месяца, и я получил ощущение одной большой семьи и массу удовольствия.

— С какими партнерами вы работали?

— В фильме нет специально приглашенной российской звезды во лбу. Все партнеры — украинские актеры, главную роль играет замечательный Дмитрий Суржиков, а мы все отталкивались от него и разлетались по своим лузам, как бильярдные шары. Нам работалось потрясающе легко: мы нашли общий язык с кем-то с первой, а с кем-то со второй реплики. Сериал снимался в рекордные сроки. Я приезжал в Киев на съемки, вечером возвращался в Харьков, чтобы отыграть «Вишневый сад», снова садился в поезд на Киев, снимался в сериале и опять ехал в Харьков, чтобы сыграть в «Женитьбе». Конечно, была усталость, но я испытывал настоящий восторг от ощущения романтики актерской профессии. После окончания съемок было безумно жаль расставаться. У меня еще никогда не было такого партнерства, таких съемок, такой команды, чтобы хотелось сказать: «Ребята, давайте не будем расставаться надолго, давайте замутим что-то еще!».

— Интересно, а от каких ролей вы отказываетесь категорически?

— От неинтересных или не имеющих смысла, — когда я понимаю, что дорога в Киев займет больше времени и сил, чем сама роль.

— А в роли кого еще хотелось бы сняться?

— Хотелось бы сняться в роли всех, всего -- и чем больше, тем лучше. Безусловно, хотелось бы сыграть Чехова и в театре, и в кино, причем в кино — даже роль «Иван Иваныч, кушать подано». Но, насколько я знаю, таких планов у режиссеров пока нет, а я всегда готов, если что.

Личное дело
Вячеслав Иосифович Гиндин родился 31 июля 1966 года в Харькове. В 1983 году окончил школу № 4, а в 1987 году — актерский факультет кафедры театра кукол Харьковского института искусств им. И. Котляревского (сейчас — ХГУИ им. И. Котляревского). С 1987-го по сегодняшний день — актер Харьковского государственного академического театра кукол им. В. Афанасьева. С начала 1990-х снимается в теле- и кинопроектах, среди которых юмористические сериалы «Фотосалон «ЧИЗ», «Милицейская академия», программы «Не Время», «Большая Разница по-украински», фильмы «Чартер», «Иван Сила» и т. д. Лауреат премии «Народное признание» в номинации «За достижения в области театрального искусства». С 2013 года – заслуженный  артист Украины. Жена — актриса театра кукол Татьяна Тумасянц.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

ОН Клиник Харків


Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.037 грн
100 USD 2589.87 грн
100 EUR 2756.14 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи