Харьков

  • 1238
  •  / 

Хозяйка уникальной квартиры в Харькове заключила договор с... призраком

фото: Татьяна Бахмут

Хозяйка уникальной квартиры в Харькове заключила договор с... призраком
Хозяйка уникальной квартиры в Харькове заключила договор с... призраком Вокруг квартиры в центре Харькова, где в свое время жили четыре выдающих художника, разгорелся скандал. 
Соседи «застукали на горячем» новую хозяйку квадратных метров, которая вывозила оттуда вещи, представляющие историческую и художественную ценность. В свое оправдание женщина предъявила договор купли-продажи, завизированный предыдущими жильцами. Но... к моменту подписания документа их уже несколько месяцев не было в живых.

Речь идет о трехкомнатной квартире №3 на улице Дарвина, 37.

— Дом был построен в 1912 году по проекту Алексея Бекетова, — рассказывает историю «загадочной квартиры» правнучка легендарного архитектора, проживающая этажом выше, Елена Рофе-Бекетова. — Сам Александр Николаевич тоже жил в этом доме — на втором этаже. А одна из квартир на первом, по его задумке, предназначалась его другу — художнику Михаилу Пестрикову, где тот и проживал с женой. После его кончины вдова вышла второй раз замуж — за художника Николая Самокиша. Он был баталистом — достаточно известным не только в Украине, но и в мире. Его росписи по сей день покоряют своей красотой. Одна из них — в подъезде дома на ул. Мироносицкой, который, кстати, остро нуждается в реставрации. После кончины супругов Самокишей квартира перешла сначала художнику Селищеву, а затем — семье художника Николая Гноевого, где супруги жили до конца своих дней. Здесь же скончались и их дети: дочь Любовь Николаевна летом 2015 года, а сын Юрий Николаевич — в декабре 2016-го.

Однако не прошло и полугода со дня смерти последних хозяев завидных квадратных метров, как у квартиры, которую по праву можно считать национальным достоянием, появились новые хозяева, которые проявили невиданную активность по избавлению освободившегося жилья от накопившегося там «хлама». По счастливой случайности свидетельницей их бурной деятельности стала Елена Рофе-Бекетова.

— Пятого марта, возвращаясь домой, я увидела возле двора (вход в квартиру, о которой идет речь — со двора) припакованные машины. В КамАЗ грузились мебель, люстры, и то, что можно в бытовом смысле назвать хламом, но наверняка это были ценные с музейной и исторической точки зрения вещи. А в легковую — запакованные достаточно большие альбомы художественных репродукций, картины... Свертки были настолько объемными, что с трудом проходили в широко распахнутые двери «девятки», — рассказывает Елена Рофе-Бекетова. — Я закричала: «Что вы делаете? На каком основании?», на что грузчики равнодушно порекомендовали мне обратиться к... хозяйке, указав на женщину, которая как раз выходила из квартиры. Я просто остолбенела от удивления: ведь с момента смерти последнего жильца еще не прошло полгода, наследники неизвестны, а посему ни о каком новом хозяине речи быть не может.

Новоиспеченая владелица подтвердила: да, она — новая хозяйка квартиры, и продемонстрировала договор купли-продажи.

— У меня просто волосы встали дыбом, потому что документ был датирован февралем 2017 года и подписан... Гноевым Юрием Николаевичем и Гноевой Любовью Николаевной, которых к тому моменту уже несколько месяцев не было в живых, — продолжает Елена Рофе-Бекетова. — Я поняла, что нужно вызывать полицию.

Это по сути грабеж!


Пока ждали правоохранителей, погрузка имущества в машины продолжалась.

— Сначала приехали патрульные, вызвали следственную группу. Следователи и разговаривали с женщиной, назвавшейся хозяйкой, — продолжает Елена Рофе-Бекетова. — То, что было в КамАЗе, потребовали вернуть в квартиру, а нагруженная доверху легковушка к тому времени успела уехать. Следователь сообщил мне, что квартира «забаррикадирована», мы с соседкой дали свидетельские показания — на том и разошлись. Никого не задержали. Позже я узнала, что увиденный мною случай вывоза имущества из уникальной квартиры был далеко не первым. Соседи и прежде вызывали полицию по этому поводу. Стражи порядка приезжали, опечатывали, но дверь снова открывали и продолжали вынос вещей. Что, впрочем, не прекратилось и после ситуации, свидетельницей которой стала я. По рассказам соседей, теперь машины, в которые грузились остатки имущества, приезжают затемно, чтобы не «светиться». На мой взгляд, это какая-то запредельная наглость, по сути грабеж! Другого слова не могу подобрать.

Ведется следствие


Как сообщила старший инспектор отдела мониторинга Киевского райотдела Нацполиции в Харьковской области Алена Соболевская, информация о событии внесена в Единый реестр досудебных расследований по ч. 3 статьи 190 Уголовного кодекса Украины — мошенничество в особо крупных размерах.

— Сейчас выясняется подлинность договоров и личности всех участников сделки купли-продажи, в том числе и то, какое отношение к сделке имеет новая хозяйка жилплощади, — уточнила она.

Кроме того, следствию предстоит разобраться, какие вещи пропали из квартиры и где их искать. Возможно, часть из них уже продана на аукционе.

— Описи имущества, которое находилось в квартире до появления новой «хозяйки», — нет. Впервые она была составлена следователем, когда открыли уголовное производство. Однако это уже была опись остатков, — разводит руками Елена Рофе-Бекетова.

Это должна быть квартира-музей



Наложен ли в связи со следственными действия арест на квартиру, в Нацполиции ответить затруднились. Зато подтвердили, что несмотря на опечатанную дверь, вывоз вещей из квартиры действительно продолжается. Однако дежурство правоохранители там не устанавливали. А посему жильцы дома №37 решили сами организовать наблюдение за квартирой, дабы прекратить «грабеж». Кроме того, общественность обращается с просьбой к следствию как можно скорее наложить арест на лакомые квадратные метры, дабы не допустить дальнейшую перепродажу уникальной квартиры.

— После смерти Юрия Гноевого наследники квартиры неизвестны. Но ведь еще не прошло полгода, и они могут объявиться. Если этого не произойдет — квартира перейдет в собственность громады Харькова, — говорит Елена Рофе-Бекетова. — И в этом случае, я считаю, было бы правильно сделать из нее квартиру-музей. Это мог бы быть и выставочный зал, и еще одно место для общения людей искусства.

Арест на квартиру может наложить следователь


По словам руководителя Юридической клиники НЮУ имени Ярослава Мудрого Виктора Янишена, если арест на квартиру не наложен — хозяйка может продать ее без проблем.

— Если у нее есть правоустанавливающие документы — договор купли-продажи, зарегистрированный в Госреестре вещных прав на недвижимое имущество (а такая запись в реестре есть. — Прим. ред.) — она может производить с «собственностью» любые действия: продать, подарить, завещать и т. д., — говорит юрист. — Поэтому на квартиру нужно срочно наложить арест, дабы исключить возможность ее перепродажи.

Сделать это, по его словам, может не только суд, но и следователь — своим постановлением.

— Следственные органы имеют право накладывать арест, — уточняет Виктор Янишен.

Однако даже если новая владелица квадратных метров в бекетовском доме все же успеет продать квартиру — шанс отсудить ее есть.

— Сделку нельзя считать законной, — поясняет Виктор Янишен. — Недвижимость невозможно отсудить, за исключением тех случаев, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли, например, по поддельным документам. Поэтому данную квартиру можно потом вернуть — либо наследникам, если такие объявятся, либо — в собственность громады Харькова.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Наши рекламные кампании

Лента новостей25 июля

Вся лента новостей

Архив новостей



Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.3285 грн
100 EUR 3007.82 грн
100 USD 2582.26 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи