Город, проснувшийся после зимней спячки, напоминает небритого и немытого лохматого зверя. Если вчера городской мусор мирно спал в смерзшихся кучках, то весной бумажки, кулечки и пыль начинают атаковать горожан, собираясь в летучие стаи. Свою лепту во все это вносят и строители — вечной грязью на стройках, а также автомобилисты, уродующие колесами клумбочки во дворах. Чтобы вездесущая харьковская пыль не напоминала о себе, оставаясь на губах, зубах и волосах, городской голова придумал способ борьбы с этим вечным спутником горожан.

«Я сейчас пытаюсь найти выход из ситуации, как сделать город Харьков менее пыльным», — поделился своими размышлениями городской голова Михаил Добкин в четверг во время «Прямой телефонной линии» с читателями «Вечерки». — «Вот Париж не пыльный, Лондон не пыльный, Прага не пыльная — почему?»
Ответ, по мнению мэра, заключается в том, что в черте нашего города находится огромное количество «открытой земли». Длинные полосы между тротуарами и проезжей частью никогда не благоустраивались, земля там после таяния снега пропиталась соляно-песчаной смесью, которой посыпают дороги. От этого почва пришла в негодность — сажать в такой «коктейль» что-либо не имеет смысла, это будут напрасно потраченные деньги. Дождь на таких участках вымывает землю на дороги, тротуары, а когда все подсыхает, ветер разносит ее в виде пыли по всему городу.
Поэтому Михаил Маркович предлагает привести такие территории в порядок — «или плитка, или заасфальтировать». Перспектива стать таким же каменным городом без единой травинки и деревца, как Нью-Йорк, честно говоря, не прельщает. Не наш это менталитет — деревья в кадках на асфальте (как, впрочем, и зеленые лужайки перед домом). Пугает голый асфальт, жара и испарения от него. Кстати, в 70-х годах прошлого века в жаркий июль в центре Харькова произошла настоящая буря, торнадо — именно из-за перепада температур между раскалившимся асфальтом и атмосферной подушкой.
«Если кто-то будет говорить о том, что мы это заасфальтируем и будем дышать асфальтом, то хочется задать им вопрос: а чем мы сейчас дышим? Пылью!» — парирует мою мысль городской голова. И продолжает: «Город не получает кислорода от этой земли».
Второй фронт борьбы с городскими пыльными бурями, по мнению мэра — восстановление зеленого хозяйства как предприятия. «Харьков потерял одно из лучших на Украине зеленых хозяйств. Оно было разрезано на части, растащено, роздано только лишь потому, что находилось в центральной части города. Сегодня мы его восстанавливаем».
Михаил Добкин отметил, что город не может покупать на свободном рынке зеленые насаждения — денег не хватит. Поэтому нужно выращивать все самим. «Разве у нас нет рук, нет специалистов, нет голов, кто это смог бы организовать? Мы обязательно восстановим наше зеленое хозяйство! Сегодня максимально уделяем этому внимание, потому что зеленые насаждения — это часть того, что составляет внешний облик Харькова. Как архитектура, благоустройство территории, чистота и зелень, которая у нас находится в городе».
Много лет назад один мой коллега поделился самым главным впечатлением от поездки по Венгрии — в течение пяти дней пребывания в стране ему ни разу (!) не пришлось протирать обувь от пыли — настолько чисто было в городах. А я всегда с удивлением смотрела, как в американских фильмах люди запросто забираются в постель в обуви — оказалось, чудаки не они, а мы. Мы можем дома тщательно наводить чистоту, а на улице — выбивать пыльные ковры и сорить сколько душе угодно. Подметая подъезд, высыпать песок не в мусорный мешок, а во двор. Пока элементарная мысль — не только пылесосить дома ковры, но и стричь траву на лужайке, не мусорить в собственном городе — не приживется в каждом из нас, даже сверхэффективные идеи городского головы не принесут желаемого результата.