Раднэра Муратова зрители знают по блестяще сыгранным эпизодическим ролям в фильмах «Максим Перепелица», «Поединок», «Время, вперед!», «Золотой теленок», «Щит и меч», «12 стульев», «Афоня», «Вечный зов», «Не может быть!».

Однако всенародную популярность ему принесла роль Василия Алибабаевича в картине «Джентльмены удачи».

Учился Раднэр на летчика, потом вдруг решил поступать во ВГИК. Направляясь к вузу, присел у фонтана, закурил. И вдруг к нему подошел мужчина, попросил прикурить и поинтересовался: «Во ВГИК поступать собираетесь?» Раднэр утвердительно кивнул. Незнакомец спросил: «А что вы умеете?» Муратов начал читать Маяковского — выразительно и эмоционально. Парень и предположить в тот момент не мог, что перед ним – знаменитый режиссер Михаил Ромм. Он решил взять юношу на свой курс.

По счастливой случайности артисту досталась и роль в фильме «Джентльмены удачи».
Увы, спустя время фортуна отвернулась от артиста. В последние годы он страдал болезнью Альцгеймера, одним из проявлений которой является потеря памяти. Незадолго до смерти Муратова обнаружили на улице стражи правопорядка — истощенного, в грязной одежде. Он не мог назвать ни своего имени, ни фамилии, ни адреса. Лишь в больнице, куда его направили, доктора узнали в пациенте героя любимого фильма. Раднэр Муратов пробыл в клинике недолго. Инсульт, кома — всего за несколько дней. Судьба отмерила актеру 76 лет.

О том, каким человеком был Раднэр Муратов, рассказал друг и коллега артиста Анатолий Яббаров, актер и режиссер московского Театра киноактера.

— Анатолий Ахмедович, помните свою последнюю встречу с Раднэром Муратовым?

— Конечно. Мы дружили более двадцати лет. Работали в одном театре, снимались в «Джентельменах удачи». Наш театр Радик оставил, когда ему исполнилось 60 лет.
Как-то заглянул ко мне и говорит: «Денег нет. Жить не на что. Сегодня даже не завтракал». Я, будучи тогда помощником художественного руководителя театра, убедил директора, чтобы Раднэра взяли обратно. Но это не помогло. К сожалению, сразу же все тратил.

Радик был человек азартный — играл на бегах и на автоматах.

— Что это за мистическая история, связанная с тем, как Раднэр Муратов обыграл в шахматы режиссера Шакена Айманова?

— Ее мне сам Радик рассказывал. С Шакеном они вместе учились во ВГИКе. Раднэр — на актерском, а Шакен — на режиссерском. Айманов снимал очередную картину в Ленинграде. У него должен был играть Эраст Гарин, который и пригласил Радика, уговорив Шакена. Шла съемка. И вдруг в кинокамере заело пленку. Надо было ее разбирать, чистить. Пока операторы разбирались со всем этим, Шакен, хорошо игравший в шахматы, стал предлагать желающим сразиться. Вызвался Раднэр. Как рассказывал, первые три партии отдал Шакену. Шакен сказал: мол, что за шахматист, если счет 3:0? Радик же улыбнулся и выиграл подряд… десять партий.

Шакен встал и сказал: мол, чтобы этого артиста здесь больше не было, отправить его в Москву! Ну, конечно, не отправили. Но Шакен был очень обижен. И вот, когда съемки закончились, Радик Шакену говорит: «Когда фильм сделаешь, в титрах не забудь мою фамилию указать». Это было очень важно для тарификации актерского труда. Шакен пообещал, что все будет сделано. Уехал в Алма-Ату, смонтировал картину. А потом привез ее в Москву и позвонил Радику: «Завтра я сдаю картину в Госкино. Приходи — посмотришь».

Раднэр на следующий день пробрался в просмотровый зал, где сидели министр, его замы, начальники отделов. «Фильм начался, пошли титры, а моей фамилии нет — рассказывал мне. — Я расстроился: Шакен забыл, наверное». И вот в конце картины показывают, как в послевоенное время отец ищет могилу сына, ездит повсюду. Наконец находит. А на могильном камне надпись: «Раднэр Муратов».

— Жутко.

— И вот представляете, когда фильм закончился, Шакен подходит к Радику и говорит: «Как я тебя увековечил?» Радик, конечно, был расстроен, сказал: «Ну, спасибо». И ушел. А потом в Доме кино была премьера картины, в ресторане на четвертом этаже устроили банкет, где собралось много народу. Только началось торжество, к Шакену подошел человек и что-то шепнул на ухо. Режиссер говорит: «Друзья мои, я извиняюсь. Вы наливайте, а я сейчас отлучусь ненадолго — поеду в Госкино, мне нужно подписать одну бумагу, так как фильм отправляют за границу на фестиваль». И поехал.

Гости едят, выпивают, вдруг в зал заходит человек и объявляет: «Друзья, сегодня вы присутствуете на послепремьерной встрече. Но Шакена уже нет. Так что, по сути, вы на поминках. Шакена сбила машина насмерть». Как оказалось, Шакен, возвращаясь в Дом кино, вышел из автомобиля и стал переходить улицу не по подземному переходу, а по проезжей части. И его насмерть сбила машина.
По материалам «Фактов»