Уже шесть лет в Харьковской области реформируется первичная медико-санитарная помощь. Программа семейной медицины будет продолжена до 2010 года. Тем не менее здравоохранение переживает не лучшие времена. Наш корреспондент выясняла, удалось ли состояться семейной медицине «по-харьковски».

Мотивация пока слабовата
Харьковская область по темпам реформирования первичного звена семейной медицины лидирует на Украине. По данным Главного Управления охраны здоровья облгосадминистрации, за время существования программы открыты почти 250 амбулаторий общей практики — семейной медицины. Семейные врачи обслуживают больше половины населения области. Семейный врач есть почти у каждого жителя села (у 97%), в самом городе семейные лекари обслуживают 11% населения. Армия семейных врачей стала многочисленнее. В 2006 году на село направили 109 выпускников ХГМУ, каждый второй из них — семейный врач. Напомним, что основная масса семейных врачей выходит из лечебного и педиатрического факультетов. Если студент учится за бюджетные деньги — выпускника распределяют на село, если на контрактном отделении — он может пойти работать семейным врачом. Если, конечно, захочет.
Спустя пять лет после начала реформы на Съезде семейной медицины врачи с трибуны радостно рапортовали о впечатляющих результатах своей деятельности: о раннем выявлении заболеваний, сокращении госпитализации, уменьшении вызовов скорой помощи и снижении смертности. Фейерверк мажорных цифр, демонстрирующих триумф семейного врачевания, присутствующих впечатлил: зал был убаюкан монотонностью сплошь положительных результатов и уже готовился к счастливым сновидениям. Но после выступления удачливых коллег на сцену вышла семейный врач из Боровского района Наталья Павленко. Очнувшиеся от спячки делегаты форума заглушили ее слова бурными аплодисментами. Наталья Павленко обратилась к присутствующему на съезде президенту и представителям Минздрава: может быть, они не знают, почему специалисты не хотят ехать на село? И поведала о том, что сельские пациенты — люди в основном пенсионного возраста, у них не одно заболевание, а целый букет. За символическую зарплату в 510 гривен врач обслуживает несколько хуторов и два села — одно из них находится в 23 километрах от амбулатории. На старом УАЗе, который давно надо бы списать, получается ездить на дальние вызовы только через раз. А в остальном — пешочком: и в мороз, и в проливной дождь. Из обещанной аппаратуры — фонендоскоп, аппарат для измерения давления да почти десятикилограммовый электрокардиограф, который приходится в основном таскать на себе. Наш корреспондент позвонил Наталье Павленко в Боровской район, чтобы узнать, изменились ли теперь условия ее работы. Более-менее наладилось, говорит Наталья. Оборудование выделили, автомобиль старенький, но пока ездит. А вот зарплата оставляет желать лучшего, устало сетует семейный врач: она сейчас
в отпуске по уходу за ребенком.
Если судить по отчетам — позитивный опыт у харьковской семейной медицины есть: обращаться к семейным врачам стали чаще, увеличилось количество обследований и прохождений процедур, улучшились показатели состояния здоровья людей. Но семейная медицина далека от триумфа. Эскулапов в сельской местности, где люди больше всего страдают от отсутствия медицинской помощи, не хватает: там укомплектованность врачами не превышает 72%, а в некоторых районах эта цифра колеблется от 51% до 60%. Медики едут на периферию без особой охоты: мотивация слабовата. Не все ладно и с жильем. По словам заместителя начальника ГУ охраны здоровья Харьковской облгосадминистрации Татьяны Ефименко, есть районы, где жильем медиков обеспечивают, строятся социальные дома. Но так бывает не везде и приходится полагаться в основном на совесть органов самоуправления, которые обязаны предоставить условия для работы медиков. В прошлом году жилье получил только один семейный врач. Зарплата тоже оставляет желать лучшего: хотя семейному врачу платят как хирургу плюс разные надбавки — работа на селе совсем не та, что в городе. Всего в области компьютерным оборудованием обеспечены только 30 амбулаторий общей практики — семейной медицины. Остаются без телефонов 33 ФАПа, а на 14 отсутствует холодильное оборудование
К слову, для того чтобы привлечь медиков к работе на селе, в прошлом году в Харьковском облздраве внедрили ноу-хау. По условиям предыдущих областных программ, для своевременного оказания медико-санитарной помощи населению врач, приступивший к работе в амбулатории семейной медицины, получал «Таврию». Теперь по окончании срока эксплуатации автомобиля медик сможет ее купить по остаточной стоимости, гривен за 300-500. В следующем году срок эксплуатации первых «Таврий», выданных амбулаториям, закончится, сюда будет поставлены новые автомобили и семейные врачи смогут купить б/ушные «Таврии» почти даром, говорит начальник Управления охраны здоровья облгосадминистрации Богдан Волос. Возможно, имея все условия для нормальной человеческой жизни, медик захочет навсегда связать свою жизнь с селом. Для кого-то мотивом станет довод: лучше быть первым на селе, чем последним в городе, считает Богдан Емельянович.
О семейной медицине в городе
Директор Департамента охраны здоровья и социальных вопросов Игорь Шурма говорит, что желание бывшего министра Полищука всех послать на село семейными врачами, кроме саркастической улыбки, ничего не вызывала. Если бы эта модель была удачной — его не отправили бы в отставку через девять месяцев работы. Призыв — это одно, а реальные условия — совсем другое. Села, поселки, возможно, райцентры и частный сектор крупных городов — это места, где семейная медицина при необходимом финансировании и наличии нормативно-правовой базы прижиться может. Институт семейного врача в городе не работает и говорить о существовании семейной медицины в мегаполисе — это неправда и замыливание глаз, считает Игорь Шурма. Свидетельство этому — отсутствие ответа на вопрос: есть ли сегодня модель адаптации семейного врача в мегаполисе? Ни одной разработки, методики или рекомендации, необходимой модели сегодня научно-исследовательские медицинские институты, институты организации охраны здоровья на сегодняшний день предложить не могут. Между тем необходимо дать ответ, насколько реально состояние медицины сегодня в спальных, центральных районах или в частном секторе города. Игорь Михайлович полагает, что эти три разные региона в мегаполисе могут иметь разную оценочную шкалу. Смысл работы семейного врача — длительное последовательное наблюдение за состоянием здоровья всей семьи. В микрорайонах с многоэтажками, где люди не привязаны к месту жительства и высок уровень миграции, семейная медицина не приживется. Поэтому, считает директор Департамента охраны здоровья и социальных вопросов, нужна или предложенная учеными формула и методика внедрения семейной медицины в мегаполисах — или нужно отказаться от фикции. «Я буду делать все, чтобы врачей городского уровня не заставляли подавать фиктивные отчеты о формировании семейных амбулаторий, поскольку их нет», — говорит Игорь Шурма.
И швец, и жнец, и скальпелем игрец… 
Только цифры
В этом году за счет средств областного бюджета планируется закупить 40 компьютеров, 40 холодильников и 10 автомобилей ВАЗ-21043 на общую сумму 710 тысяч гривен. За счет областного бюджета для амбулаторий общей практики-семейной медицины, открытых на базе ФАПов, закуплено 144 автомобиля «Таврия» на сумму 218,5 тысяч гривен, восемь автомобилей получены из государственного бюджета и два – в качестве подарка.

Для многих — и для пациентов, и для медиков — остается загадкой, насколько удается медику, в совсем недавнем прошлом терапевту или педиатру, совмещать в одном лице уймищу специальностей. Семейный врач, прежде чем стать «многостаночником», проходит всего лишь шестимесячную подготовку. По идее, после учебы он априори обладает широким кругом знаний и в состоянии применить их на практике — то бишь на людях. Это не значит, что он должен делать сложные операции, компьютерную диагностику, но знаний у него должно быть громадье. Бывший терапевт или педиатр должен оказать хирургическую помощь при несложных травмах, лечении фурункулов, панариции, проверить зрение и выписать очки, выполнить некоторые лабораторные исследования. Наш корреспондент заинтересовался, в состоянии ли наши эскулапы, призванные лечить ячейку общества со всех сторон, осилить все премудрости медицины.
Игорь Шурма уверен, что терапевт или педиатр, проучившись несколько месяцев на курсах повышения квалификации, полноценным семейным врачом быть не может: «О качестве семейной медицины можно высказываться только тогда, когда об институте семейного врача мы будем говорить не только в статистических отчетах, а когда получим медиков общей практики — семейной медицины по ментальности. Статистические отчеты о наличии десятков участков, где работают сотни врачей общей практики — это хорошая мина при подаче отчетности в Минздрав, считает Игорь Шурма. Потому что врач, который учился на терапевта и был участковым и привык обслуживать у себя на участке взрослых, никогда не сможет быть семейным врачом и оказать полноценную помощь малышу. Или, проработав терапевтом, быстро и успешно освоить педиатрию.
А начинать семейную медицину Игорь Шурма собирается с формирования ментальности семейного врача — изменений в системе обучения медиков. Уже на фазе приема на обучение нужно доводить до сведения будущих абитуриентов, на что они идут, подавая документы в медицинский университет. Сегодня все абитуриенты, подающие документы, должны знать, что, проучившись шесть лет и пройдя затем в течение двух лет интернатуру, они получат диплом врача общей практики — семейного врача. А если выпускник хочет стать узким специалистом — гинекологом, нейрохирургом или дерматовенерологом, например, — он должен учиться дальше. «Это означает, что мы по способу мышления, по ментальности получим врача семейной практики. Сегодня таких людей очень мало», — говорит Игорь Шурма.
Игорь Шурма предложил ректору Харьковского медицинского университета еще одну модель:
— Сегодня в медуниверситет приходят письма: больница такая-то возьмет студента на такую-то должность. А я задаюсь вопросом: а откуда главный врач больницы знает, что именно этот студент выпускается? И хочет ли студент быть именно таким специалистом, есть ли его заявление? Иногда таких вакансий в больнице даже нет.
А теперь мы займемся сбором всех вакансий в больницах, их передадут ректору при условии системы заключения соглашений. Это будет стимулировать студентов ходить не на дискотеки, а грызть гранит науки. Тот, кто хорошо учится — должен знать, что претендует на должность. Лучшие студенты должны иметь право на выбор, и его должен предоставлять университет. Никто лучше, чем профессура, не знает, какой студент способен успешно работать и на какой должности.
— А не породит ли это коррупцию среди профессуры медуниверситета? — интересуется корреспондент «Вечерки» у Игоря Шурмы.
— Такую коррупцию, как сейчас, нужно еще поискать. Сегодня главврач подает гарантийный лист, зная, что такой вакансии у него нет. Облздрав это письмо подтверждает. Благодаря прежнему распределению люди правдой и неправдой пытаются остаться в Харькове. Никто не хочет ехать в районы, а значит, никто о семейной медицине не думает. Теперь мы будем подавать медуниверситету вакантные места, а он будет их наполнять. Думаю, что много ректоров на Украине мечтают именно о такой системе. Тут тоже будут злоупотребления, но это единственный путь к правильному распределению.
Чтобы семейная медицина состоялась, считает Игорь Шурма, нужно менять систему обучения кадров и систему распределения. Кроме того, директор Департамента охраны здоровья и социальных вопросов надеется, что будет принят закон об обязательном медицинском страховании. При таких условиях можно будет говорить об изменении в подходах к адаптации института семейного врача.
В ближайшее время корреспондент «Вечерки» узнает у ректора Харьковского медицинского университета, грядут ли изменения в этом вузе.