Почти 80 лет назад, в 1935 году, в Харькове состоялся первый в СССР детский праздник под новогодней елкой.

В празднике участвовали 1200 харьковских школьников. Среди них была и 11-летняя пионерка Нина, которой выпала честь зажечь огни на первой в Советском Союзе елке. Сегодня Нине Романовне Логиновой 90 лет, она известный в городе человек – преподаватель зарубежной литературы в Харьковском национальном университете искусств им. Котляревского, профессор.

«Что такое праздник елки, мы не знали»


1935 год стал знаковым для харьковских ребятишек: в сентябре в тогдашней столице Украины открылся великолепный Дворец пионеров, а в конце декабря, перед Новым годом главным его нововведением стал первый в Советском Союзе детский праздник под новогодней елкой. В атеистической стране Советов это дерево считалось одним из символов Рождества Христова и буржуазного прошлого, поэтому елка была под запретом. Однако секретарю ЦК Компартии большевиков Павлу Постышеву удалось убедить Сталина в целесообразности восстановления доброй традиции, и 28 декабря 1935 года в Харькове состоялась первая в СССР елка. Нина, которой 18 декабря исполнилось 11 лет, занималась в театральном кружке Дворца пионеров.

— Что такое праздник елки, мы тогда не знали, — делится детскими воспоминаниями Нина Логинова. — Мы ожидали, что принесут елку и, может, угостят нас сладкими подарками, поэтому отнеслись ко всему происходящему очень спокойно. Но наше спокойствие продолжалось до тех пор, пока нас не стали буквально дрессировать самым настоящим образом. А еще мы очень удивлялись, зачем в сарай, который находился во дворе, днем из цирка приводили трех белоснежных лошадей. Мы подглядывали в щелки сарая, пытаясь увидеть, как их кормят. Потом  выяснилось, что лошади предназначались для роскошного выезда. Их запрягали в сани, в которых сидели Дед Мороз, Снегурочка, я и мальчик – помощник Деда Мороза. Дед Мороз был актером одного из харьковских театров, Снегурочка и маленький помощник – кружковцами Дворца пионеров. На репетиции мне сказали: «Елка зажжется только тогда, когда ты произнесешь слова: первое – благодарность Сталину, второе – благодарность Павлу Постышеву». На этом моя миссия заканчивалась.

Детей привезли даже из сел


В день открытия первой елки во Дворец пионеров пригласили огромное количество детей. По данным Харьковского областного дворца детского и юношеского творчества, в первом советском новогоднем празднике участвовали 1200 харьковских школьников.

— В послевоенных газетах я читала, что на Новый год во Дворец пионеров пригласили детей особых, привилегированных родителей, партийных работников. Это чистая ложь, — говорит Нина Логинова. — На елке были дети из разных семей, немало ребят привезли из сел. Маскарада на первой елке не было. Дети были одеты по-разному. Единственное обязательное требование, которое предъявлялось к каждому, – чтобы мы были в пионерских галстуках. Я пришла на елку в пионерском костюме и в испанской шапочке.

Дед Мороз поддержал двоечника-мыслителя


Когда открылся зал и впустили детей, раздалась команда: «Пошли!». В зал въехала запряженная в сани тройка белоснежных лошадей и медленно закружила вокруг елки.

— Сани остановились в самом центре зала, я произнесла: «Первая елка в Советском Союзе, зажгись!», взмахнула бутафорской палочкой, и елка зажглась, — рассказывает Нина Логинова. — Вы бы слышали, что тут началось! Дети заорали от восторга: елка зажглась, но она не горела огнями – она переливалась, будто бы двигалась и даже издавала звуки. Это было что-то необыкновенное. Дед Мороз был молодой и красивый. Его первые слова были такими: «Ребята, я не старик. Я молодой, а борода у меня искусственная, но сегодня вы должны меня принимать за старика, потому что я привез вам подарки». Потом Дед Мороз начал вести программу: пел и танцевал вместе с детьми, рассказывал интересные истории и сказки, разговаривал детьми. Он спрашивал, кто какие книги читал, говорил ребятам, что их ждет светлое будущее, большая и радостная жизнь. И каждое его слово воспринимали с восторгом. Вступление к открытию елки продолжалось около сорока минут. Но и после этого «Дедушка» продолжил общаться с детьми. Один мальчик подошел к нему и поделился: «Дядя Дед Мороз, я хочу тебе рассказать один секрет. Я в школе получил две двойки, и меня папа так побил, что я теперь не хочу идти домой». А тот ответил: «Двойки ты получил потому, что не зубрил, а мыслил». Дети ликовали.

Мальчишки щеголяли в гимнастерках, девочки – в красивых платьях


На первой елке страны выступали ансамбль русского танца, вокалисты. В конце утренника оперный певец пел вместе с детьми.

— Первая елка — это был восторг и праздник, который забыть нельзя. В финале Дед Мороз сказал: «Ну а теперь я отдохну и встречусь с вами в другой раз». Первая елка — это была такая раскованность, такое счастье, которое забыть невозможно, — делится Нина Логинова. — На следующие елки во Дворце пионеров участники приходили уже в костюмах. Мальчишки, как правило, щеголяли в военных гимнастерках, буденовках, перепоясывались патронташами, один мальчик приволок даже игрушечный пулемет. Девочки, наоборот, принаряжались — надевали танцевальные пачки, красивые платья.

За искренний экспромт Нине здорово влетело


— Не знаю, почему, но на открытии елки после благодарности Павлу Постышеву я вдруг добавила от себя: «Товарищ Постышев, нам очень жаль, что вы не приехали на открытие Дворца пионеров и очень жаль, что вас сегодня нет на нашей елке». Мне потом здорово влетело: это говорить было не нужно. Но Павел Постышев приехал через три-четыре месяца после новогодней елки и захотел познакомиться с девочкой, которая произнесла такое приветствие. Меня с ним познакомили, он подарил мне хорошую коробку конфет, — улыбается Нина Логинова.