В минувшем году исполнилось 80 лет с тех пор, как в СССР было учреждено высшее для спортивных судей почетное звание судьи всесоюзной категории.

Его присваивали во всех видах спорта, но самыми известными были футбольные арбитры. С 1934 по 1991 год почетное звание было присвоено 481 человеку. Среди украинских арбитров его удостоились 77 человек, из них 18 харьковчан.

Первым из харьковчан арбитром всесоюзной категории стал Степан Романенко, получивший звание 14 марта 1934 года. Кстати, Степан Дмитриевич был самым старшим среди украинских судей всесоюзной категории: он родился в 1891 году. И так совпало, что самым молодым украинским арбитром всесоюзной категории стал харьковчанин Леонид Бавыкин, родившийся в 1951 году. Звание он получил 30 января 1991 года – вместе с Анатолием Маяцким из Черкасс, и это было последнее в истории присвоение украинским футбольным судьям почетного звания уходящей в историю страны.

До Великой Отечественной войны судьями всесоюзной категории наряду с Романенко стали еще шесть харьковчан: Леонид Ордин (1937 год), Тимофей Сошенко (1938), Александр Гоготов, Григорий Грицюк, Лев Иоселевич (1939), Иван Привалов (12 мая 1941-го).

Целое десятилетие харьковская коллегия не пополнялась новыми «всесоюзными судьями». А 18 августа 1951 года звания был удостоен популярный харьковский арбитр Матвей Пинский. Матвей Григорьевич отсудил в поле 113 матчей команд высшей лиги СССР, что является вторым показателем среди харьковских арбитров и третьим среди украинских. К тому же Пинский получил всесоюзную судейскую категорию в самом молодом среди харьковских коллег возрасте – ему тогда не было и тридцати.

29 февраля 1952 года звания к когорте «всесоюзников» присоединился Михаил Онищенко. Еще шестеро харьковчан получили всесоюзную категорию в 1960-е годы: Семен Резенкин (1961), Анатолий Васильев (1963), Сергей Файбусович (1964), Валентин Марченко, Филипп Тюриков и Георгий Алексеев (1967).

В 1972-м, причем в один день — 18 декабря — звание получили Михаил Соловьев и Юрий Сергиенко. И если Соловьев, как, кстати, и Алексеев с Марченко, не отсудил в поле ни одного матча в высшей лиге (они либо были судьями на линии, либо судили в поле матчи команд класса Б, первой и второй лиг), то Сергиенко за период с 1971 по 1987 годы отработал в поле 132 матча в высшей лиге СССР. В Украине он уступал по этому показателю только Мирославу Ступару из Ивано-Франковска, работавшему со свистком на 150 матчах высшей лиги в период с 1976 по 1990 годы. Больше всех матчей в союзной высшей лиге в качестве арбитра в поле (202) провел судья с украинской фамилией – Анатолий Мильченко из Сухуми.

Надо сказать, что судейство футбольных матчей в СССР никогда не было профессией, а всегда считалось хобби, хоть и оплачиваемым. Так, если Семен Резенкин, Иван Привалов и Валентин Марченко по основному роду занятий были футбольными тренерами, а Михаил Соловьев многие годы работал в городском спорткомитете, то Филипп Тюриков был главным инженером крупного предприятия, Юрий Сергиенко — главным инженером таксомоторного парка, а Матвей Пинский преподавал на кафедре сопромата политехнического института. Причем далеко не все в молодости были известными футболистами, как, например, Лев Иоселевич, Иван Привалов, Семен Резенкин, Михаил Соловьев, Юрий Сергиенко, Леонид Бавыкин.

Увы, человеческая жизнь скоротечна, и многих из знаменитых арбитров уже нет в живых. В США ушли из жизни Сергей Файбусович и Михаил Соловьев. В Харькове в 2009 году умер Семен Резенкин, не дожив нескольких месяцев до 85-летия, в августе 2010-го в возрасте 58 лет не стало Леонида Бавыкина. В 52 года в 1992-м ушел Юрий Сергиенко. Неизвестна судьба Матвея Пинского: последняя информация о нем относится к 2010-му году, когда он точно был жив. Сегодня в Харькове из 18 арбитров всесоюзной категории живет только Анатолий Васильев. В прошлом году ему исполнилось 83.

– В общей сложности я отсудил более 500 игр чемпионатов Советского Союза – рассказывает Анатолий Васильев. – Высшую лигу судил с 1962 года по 1975-й. Все матчи очень памятные — ведь это высшая лига. Вспоминается знаменитый матч «Зенит» (Ленинград) – «Динамо» (Москва), в котором я назначил четыре одиннадцатиметровых — два в одни ворота, два в другие. В телепрограмме «Время» спортивный комментатор Владимир Маслаченко так меня восхвалял, что мне даже стало неуютно. А в Ворошиловграде (ныне Луганск) я судил международный товарищеский матч между местными «Трудовыми резервами» (предшественником «Зари») и бразильским «Фламенго». В первом тайме бразильцы за пять минут забили два мяча. И вот в перерыве матча в раздевалке, где мы отдыхали, раздается телефонный звонок. Один из моих помощников говорит: «Это с правительственной трибуны». Поднимает трубку — и очень здорово слышно: «Это первый секретарь обкома Шевченко. Позовите судью к телефону!» Я не подходя к телефону, отвечаю: «Я сейчас отдыхаю — у меня десять минут времени, я при исполнении общественных обязанностей». А ему все в трубку слышно, он кричит помощнику в ухо: «Ты ему скажи, пускай он не забывает, что судит советскую страну с капиталистической страной!» Я слышу его, а он слышит меня. И я говорю: «Спуститесь сюда, я вам отдам свою форму судейскую, и вы будете мирить Советский Союз с капиталистической страной». Больше голов в этой игре не было, бразильцы 2:0 выиграли. И я больше десяти лет в этот город не попадал. Потому что председатель или заместитель председателя Федерации футбола СССР, который отвечал за назначение судей, был из Луганска.