В субботу вечером, почти что накануне известных событий, зашел ко мне в гости, скажем так, один хороший друг. «Хоть телевизор включи, хоть зайди в Интернет — только об одном и слышно: зрада, зрада.

Эта власть только продуцирует политическую нестабильность, приводящую к оттоку из страны наиболее ценного человеческого и финансового капитала. Других последствий у политической истерии и быть не может. Ну разве что вслед оранжевым придут фашисты.
Они старательно мостят дорогу именно им».…»
Я с ним согласен. Ситуация действительно — и чем дальше, тем больше — напоминает Германию времен Веймарской Республики.
Веймарская Республика — неофициальное название Германской империи. Она была создана 31 июля 1919 года в форме демократической парламентской федеративной республики конституционным Национальным собранием, принявшим в Веймаре ее конституцию. В Веймарской Республике действовали: глава государства — выборный президент, рейхстаг, избиравшийся всеобщим голосованием и обладавший более широкими полномочиями, чем в кайзеровской Германии. Президент назначал рейхсканцлера — главу правительства.
В 1919-1933 гг. в Германии 21 раз сменился кабинет министров, 8 раз переизбирался рейхстаг (в том числе 4 раза в 1930-1933 гг.). В условиях обострения левого и правого политического радикализма, а также роста сепаратизма и ослабления централизма в 1919-1923 гг. развивалась галопирующая инфляция, возник острый экономический кризис. Несмотря на относительную стабилизацию экономики в 1924-1928 гг. с помощью иностранных займов и кредитов, в стране нарастал государственный кризис, который усугубился на фоне мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. С 1929 г. хозяйственная жизнь в Веймарской Республике была парализована, число безработных составило свыше 6 млн. чел. На выборах в рейхстаг в июле 1932 г. Национал-социалистская партия получила 230 депутатских мест из 601 (на выборах в ноябре 1932 г. — 196 из 584). 30 января 1933 г. рейхсканцлером стал глава этой партии А. Гитлер, что знаменовало собой конец
Веймарской Республики.
При этом нацисты никогда не были в большинстве в рейхстаге, их политическая популярность, как видно из приведенных данных о результатах двух последовательных выборов, падала. Почему же Гитлер пришел к власти?
Дело в том, что в Веймарской Республике продолжало существовать подобие института монархии: рейхспрезиденту, избираемому народом, предоставлялись такие большие полномочия, что современники называли его «преемником кайзера» или «эрзацкайзером». Рейхспрезидент был единственной «неубиваемой» политической фигурой республики — он назначал рейхсканцлера и мог распустить рейхстаг, не неся за это никакой ответственности. Он-то и назначил Гитлера рейхсканцлером. А все остальное Гитлер сделал сам.
Из этого сверхкраткого исторического очерка проступают до боли знакомые черты — Украина повторяет политическую логику, уже однажды пройденную в истории. Страна, вышедшая из имперской, а в нашем случае — из тоталитарной политической культуры, экономически бедствующая и не имеющая укорененных в сознании каждого человека демократических традиций, заводит себе «для порядка» авторитара — сверхсильного президента. Ну, и т.д…
По мнению изобретателей парламентаризма (а их, кстати, можно было бы даже поименно назвать, они хорошо известны), парламент — это такая чисто техническая модель общества, слепок с него, машина. По идее, эта машина голосует примерно так же, как проголосовало бы все общество, а вовсе не собрание облеченных особым доверием и особыми полномочиями людей. Но… Всегда и везде находятся такие политические силы, которые ставят задачу иначе: как с пятью, простите, задницами занять 450 кресел?
И маленький ребенок скажет, что эта задача «честно» не решается. Но есть 400 способов ее «относительно честного» — по Остапу Бендеру — решения: сажать, например, рядом с собой за стол суперзвезд и, обнимаясь с ними, демонстрировать избирателям взаимную любовь с любимыми народом талантами. Это все — политтехнологии, направленные на то, чтобы избиратели проголосовали в день выборов. Дальше — хоть трава не расти.
Есть народы, давно привыкшие самостоятельно решать свою судьбу. Их на мякине не проведешь. Наш народ — политически наивный и доверчивый, склонный передоверять заботу о себе кому-то — царю-батюшке, партии, «вождю нации». И легко покупается на такие трюки.
Но «оранжевые технологии» — всем трюкам трюк. Он состоит в том, чтобы, будучи в меньшинстве — иногда в ничтожном меньшинстве, навязать свою волю большинству. Это не имеет отношения к демократическим процедурам, защищающим права меньшинства. Все построено на манипуляциях нормами закона и юридическими процедурами. И сходит с рук только потому, что большинство не знает своих прав, не понимает их и не умеет ими пользоваться.
Давно, лет шесть-семь назад, мне пришлось столкнуться с попыткой захвата государственного предприятия группой лиц. Теперь бы их назвали «померанчевыми» за специфику решения своих проблем.
Учредителем этого научного института выступал трудовой коллектив. Директора выбирали на общем собрании. Казалось бы, правом голоса в научном подразделении должен пользоваться именно научный персонал. Но — нет! На собрание по утверждению устава и выборам директора «дирижеры» привели всех: уборщиц, курьеров, лаборантов и т.д., издавна составляющих большинство в списочном составе научных институтов. При этом «забыли» внести в устав утверждение директора вышестоящим министерством, как того требовал закон. Министерство устав утвердило. А когда спохватилось, началась многолетняя судебная тяжба. Одни говорят: мы имели право выбирать директора — вот закон. А другие: а мы его не утверждали! И тоже — апелляция к закону. Назначили нового директора — его не пускают на территорию… Дело побывало во многих судах Харькова и Киева.
Теперь я думаю: а может, подобное этому происходило по всей Украине? Может, отработка таких «технологий» шла много лет, а теперь они вышли на сцену, повсюду неся с собой хаос и неразбериху? Допускаю, что «да».
Вот смотрите: «Во вторник, 3 апреля, президент Виктор Ющенко обратился к генеральному прокурору Александру Медведько с просьбой проверить законность решений Верховной Рады, принятых после обнародования указа о досрочном прекращении полномочий парламента», — сообщает сайт «Корреспондент.net».
Но позвольте! Верховная Рада — высший законодательный орган в стране, она принимает законодательные акты, она сама — законодатель. При чем здесь прокуратура и ее проверки на законность? Это — дело Конституционного суда! И не «на законность», а на соответствие Конституции. Никогда еще ни один президент не отправлял в прокуратуру акты Верховной Рады для «проверки на законность»! К чести Медьведько, он отказался выполнять незаконное поручение президента.
Пока в ходу оранжевые технологии, разрешить возникший между ВР и президентом конфликт в рамках демократических процедур невозможно.
И Конституция тут ни при чем...