Харьковские защитные укрытия приводятся в порядок. В конце осени специалисты департамента гражданской защиты ХОГА проверили их состояние и степень готовности к укрытию людей.

Теперь организации, на балансе которых находятся убежища, озаботились наведением в них порядка.

Защитных сооружений, или, как привычно называют их в народе, бомбоубежищ, в Харькове и области более 1300. Следить за их состоянием должны балансодержатели — государственные и коммунальные предприятия, а также частные лица.

— Закон о приватизации 1992 года позволял приватизировать защитные сооружения. В 2001 году в него были внесены изменения, и законодатель категорически запретил это делать, но около 400 убежищ к тому времени было уже в частных руках, — рассказывает замдиректора департамента гражданской защиты ХОГА Александр Шишкин. — Есть предписание, что в случае необходимости эти помещения должны использоваться по назначению, но собственники их зачастую игнорируют. Во время введения военного положения, возможно, и получится повлиять на собственников. Но на сегодняшний день важно выяснить, в каком состоянии сооружение. В некоторых из них теперь расположены кафе, в других — склады, а бывает, что собственники там грибы выращивают. Мы ходим проверять, но куда-то пускают, куда-то — категорически нет. Из того, что мы видели, практически все не готово к использованию по назначению.

С сооружениями государственной и коммунальной собственности ситуация лучше — проверить такие убежища можно. Но большинство из них требует ремонта.

— В Харькове есть убежища, площадью более 300 квадратных метров, рассчитанные на 1200 человек. Привести в порядок одно из таких помещений стоит по ценам прошлого года около 2 млн грн. Ремонт ПРУшки (противорадиционного укрытия), которая защищает только от поражающих факторов ядерного взрыва, радиации, обойдется балансодержателю приблизительно в 150 тыс. грн., — перечисляет Александр Шишкин. — Даже если убежище находится на балансе госпредприятия, оплачивать ремонт должно не государство, а сам завод за счет собственных средств или субвенций. Поэтому отремонтировать все защитные сооружения в одночасье не получится.

Тем не менее собственники убежищ уже принялись за ремонт, самые неоперативные пообещали справиться до 2016 года.

— Мы требуем от балансодержателей привести защитные сооружения в состояние ограниченной готовности, то есть в этих помещениях могут быть мелкие недочеты — не отлажена фильтровентилляция, отсутствовать вода, герметичность быть не 1-й категории, а меньше, — поясняет Александр Шишкин. — Полностью готовым сооружение считается, если там работают все системы вентиляции, исправны инженерные коммуникации, полная герметичность и усилена дверь. В таком помещении можно спокойно жить несколько дней. Но это идеал, а наша задача из неготовых помещений – подвалов, в которых нет никаких условий для  пребывания, сделать хотя бы ограниченно готовые убежища.

В случае опасности человек должен укрыться в ближайшем убежище, говорят в департаменте гражданской защиты. Если ЧП произошло в разгар рабочего дня, сотрудники предприятий спускаются в защитные сооружения по месту работы. Население в жилмассивах укрывается по месту жительства — по нормативам убежища должны быть в радиусе километра от многоэтажек.

Те, кто оказался в опасный момент в больнице, учебном заведении или другом коммунальном учреждении, спасаются по месту пребывания, поскольку практически во всех школах, институтах и медучреждениях есть необходимые помещения.

— Больше всего вопросов возникает у людей, которые большую часть времени проводят дома, — отмечает замдиректора департамента гражданской защиты ХОГА Александр Шишкин. — Проинформировать население по этому вопросу должны местные жилконкторы — ЖЭКи, как их раньше называли. Именно эти организации должны точно знать, где на их участке находятся защитные сооружения.  Но нередки случаи, когда жилищники сами не могут ответить на вопросы горожан. Тогда стоит обратиться в профильный департамент горсовета. Адреса всех укрытий в городе вам не скажут — эта информация закрытая, а вот по месту жительства — должны. 

Защитные сооружения есть абсолютно во всех районах города, уверяют в департаменте. Убежищем для горожан является и метрополитен, который в случае необходимости может укрыть 170 тысяч человек. Первичными убежищами считаются также подвалы, подземные переходы и подземные парковки, но прежде чем туда спускаться, нужно учесть конкретную ситуацию и опасность.

— К примеру, во время химической атаки с использованием тяжелого газа, скажем, хлора, спускаться в подвал нельзя — газ стелется по земле. А вот от аммиака подвал спасет, поскольку это вещество летучее и поднимется вверх. Пригодится подвал и в случае артобстрела, — поясняет Александр Шишкин. — Горожанам нужно слушать, что передает система оповещения, и действовать в соответствии с передаваемыми указаниями. Как правило, о серьезных угрозах население должны предупреждать заблаговременно, чтобы у человека было время взять документы, ценности, еду и добраться до защитного сооружения. В то же время не в каждой ситуации можно предупредить, в таком случае нужно действовать по обстоятельствам: если снаряд попал в соседний дом — бежать в подвал, а если влетел в окно — прятаться в санузел, поскольку это отдельная блоккомната, при сооружении дома смонтированная изолированно.