Минимум новых товаров, наемных рабочих и наценок — харьковские рынки учатся выживать в непростой экономической обстановке.

Самая большая торговая площадка Украины — рынок «Барабашово» больше не привлекает ни желающих заниматься бизнесом, ни покупателей. 

Запас «жирка» еще есть


Тест на выживание пройдут только сильнейшие — говорят торговцы на «Барабашово». У харьковчанки Ирины Козырь раньше было две торговые точки, нынче остался один павильон и тот она собирается закрывать.

– Первую точку закрыла еще год назад, она была «на болоте». Покупатели — в основном оптовики из Донецка, Белгорода и Крыма. Когда поняла, что торговать там не рентабельно, перевезла товар на другую точку, а эту сдала в аренду, но арендатор тоже продержался, – рассказывает предприниматель. – Продать тот павильон я не могу, да и этот, хоть и ближе к метро, тоже не рентабельный. За аренды плачу 7 тысяч гривен в месяц, плюс за электричество, охрану и т.д., а покупателей сейчас днем с огнем.

Сказался и стремительно растущий курс доллара. 

– Если говорить по рыкам города и розничной торговой сети — киоскам, то у людей есть еще небольшой запас «жирка», который они сейчас проедают, продавая товар, чтоб хотя бы выйти «в ноль». Все говорят: если доллар будет стоит 20 грн., еще можно как-то держаться, а если курс закрепится выше, то выжить уже не возможно, – говорит председатель Харьковской городской организации профсоюза предпринимателей  Александр Шармар. – Сейчас все переходят на режим жесткой экономии: люди увольняют реализаторов, закрывают лишние торговые точки. Фактически малый бизнес в Харькове сворачивается и умирает. 

Кукуют в одиночестве


Товар по нынешнему курсу доллара (а большая часть из того, что есть на витринах, или сырья приобретается именно за «зеленые»), предприниматели фактически не покупают — продают то, что было закуплено в конце прошлого года. 

– Те, кто торгует в мелкорозничной сети в павильончиках и приостановочных киосках — закупают минимум минимума товара, чтобы была живая копеечка, но прибыли от торговли практически не получают, – говорит Александр Маркович. – Необходимо что-то срочно делать – или уменьшить налоги и сборы или снизить курс доллара.

Приблизительно треть киосков на «Барабашово» выставлена на продажу.

– Два соседа справа от меня уехали. Сосед слева – тоже выставил табличку о продаже павильона или сдаче в аренду. «Закрытых дверей» по рынку сейчас масса, ведь вкладывать деньги в торговые места никто не спешит — показывает пустующие киоски на площадке «Новый век» предприниматель Владимир Николаевич. – Мне теперь отсюда хоть беги – завидев пустующие киоски, люди попросту не доходят до моего. Самому перебираться отсюда тоже некуда — цены на павильоны высокие, а торговли все равно нет — менять шило на мыло не хочу, так и кукую в одиночестве.

Вкладывать деньги в бизнес и затевать свое дело при такой нестабильной экономике сейчас очень рисковано, согласен Александр Шармар.

– Между тем, в Харькове есть отчаянные люди, и с начала этого года на рынке возле ст. м. «Героев Труда» было куплено несколько торговых павильонов, – констатирует Александр Маркович. – Цену за аренду на той торговой площадке не поднимают, поэтому если у человека какие-то деньги есть, и он уже занимается предпринимательством, то может таким образом вложить их в торговое место, чтобы попробовать сохранить свой капитал. Гривна ведь каждый день обесценивается, а так предприниматель спасает свои сбережения. Все надеются, что ситуация стабилизируется, и спустя какое-то время человек сможет вернуть свои деньги, даже приумножив их.

Покупатели на рынке – явление не массовое


Предприниматели говорят, что желающих приобрести стало меньше минимум на 60%.

– В последнее время очень частое явление на рынке покупатели, которые приехали без денег – просто прицениться, – констатирует хозяйка киоска с демисезонными куртками Валентина. – Поначалу такие «социологи» раздражали, потом я поняла, что люди не представляют, сколько может стоить та или иная вещь, учитывая курс доллара, вот и приезжают сначала на разведку.

Кто-то из посетителей переваривает новые цены молча, но большинство негодует в слух.

– Ну где это видано – пара зимней обуви из старой коллекции – полторы-две тысячи гривен, – обсуждают в проходе между киосками две покупательницы. – А джинсы видела? Тоже полторушка. Нужно идти вниз, там не так дорого.

Между тем реализаторы в один голос уверяют — дешевле отдать товар нельзя — турецкий, потому куплен за доллары, а ведь еще и за «растаможку» заплатили.

– В последние две недели многие предприниматели уходят с рынка после рабочего дня, не продав ни одной вещи, и такая ситуация повторяется по нескольку дней подряд, – говорит Александр Шармар.

Популярность ночных рынков тоже практически в прошлом.

– Раньше это были очень выгодные дни. Но рассчитаны они на оптового покупателя, а таких теперь мало, – поясняет реализатор обуви Руслан. – Из-за курса доллара пришлось отказаться от дорогой и более качественной обуви. Теперь, когда ездим в Китай заказывать модели, выбираем красивые, но из дешевого материала. Найти здесь покупателя на качественный товар невозможно. Простоял день – ни одной дорогой модели не продал.

Выхода из сложившейся ситуации предприниматели не видят – пока помогает режим экономии, но на чем экономить дальше, чтобы не прогореть совсем, рецепта не придумали.