Прокуратура Москвы изъяла у радиостанции "Эхо Москвы" материалы, связанные с выступлением в эфире лидера нацболов Эдуарда Лимонова.

По данным радиостанции, столичная прокуратура потребовала от Пресненской межрайонной прокуратуры провести проверку соблюдения закона о СМИ при трансляции в эфире "Эхо Москвы" передачи "Нелицо" с участием Лимонова от 9 апреля.

"В этой связи Пресненская прокуратура запросила у "Эха Москвы" для изучения полный текст прозвучавшей передачи на электронном и бумажном носителях", - говорится в сообщении радиостанции.

Как отмечается, "все необходимые материалы предоставлены радиостанцией следователям". Пока никаких комментариев со стороны московской прокуратуры по этому поводу не последовало.

Напомним, что на днях четыре ведущие партии сообщили о бойкоте печатного издания "Газета GZT" в связи с публикацией 5 апреля интервью с лидером ликвидированной Национал-большевистской партии.

В своем интервью Лимонов заявил, что Владимир Путин повинен в "десятках преступлений, совершенных при нем" и в намерении "установить полицейский режим", а также высказался за отделение Чечни, поскольку "все равно никакой общей жизни между русскими и чеченцами на территории республики не будет в ближайшие несколько поколений".

В пятницу на сайтах "Единой России", ЛДПР, "Гражданской силы" и СПС, подписавших в феврале 2006 года так называемый Антифашистский пакт, появились заявления с осуждением "пропаганды экстремизма" на страницах GZT.ru. Впрочем позднее партии скорректировали свои заявления: "единоросы" подчеркнули, что не призывали к репрессивным мерам, в СПС сообщили, что официальных оценок GZT.ru партия не давала. Отказался от своих призывов бойкотировать издание и Владимир Жириновский.

Скандал с вероятным бойкотом со стороны политиков не имеет прецедентов в новейшей истории России. Данный случай стал первым, когда на практике используется новый вид "наступательного оружия" - скоординированная и широкомасштабная борьба с выразителями общественного мнения, отметила сама GZT.ru. Газета "Коммерсант" в этой связи отмечала, что заявления о бойкоте являются "попыткой опробовать определенную технологию" в ограничении свободы слова.