В суде Ленинского района слушается дело о присвоении денег, которые выделялись из госбюджета на премирование членов участковых комиссий. Почти год рядовые члены окружной комиссии № 176 добиваются через суд выплаты положенных им премий, но пока безрезультатно. И это при том, что деньги в сумме 6 тыс. 367 грн. следователи Ленинской прокуратуры изъяли дома у главного бухгалтера избиркома еще в прошлом году.

На самом деле, как утверждают члены комиссии, речь может идти о гораздо больших финансовых злоупотреблениях, в которых замешано руководство комиссии. Однако прокуратура представляет дело так, будто это — лишь незначительное личное дело нечистой на руку бухгалтерши, из-за чего пострадали лишь несколько частных лиц, которым не доплатили копейки.

Это надо еще доказать! Или не надо

Изначально при обращении в суд в исковом заявлении предъявлялись претензии к председателю окружной комиссии № 176 по выборам депутатов Верховной Рады. Но после представления дела в суд прокуратурой Ленинского района, гражданин Г. проходит лишь как свидетель, равно как и кассир комиссии гражданка П. Активисты судебно-искового процесса рассказывают, что на них и в суде, и в других официальных инстанциях смотрят как на юродивых. И в самом деле как маленькие, да и дети уже у нас не удивляются, когда слышат о многочисленных хитроумных схемах откатов бюджетных денег. А они, взрослые люди, так неистово пытаются доказать в суде, что председатель окружной комиссии отмывал деньги, да еще и перечисляют замеченные ими способы.
Так, например, лишь в акте списания канцтоваров они заметили массу наименований, которых никто из них в глаза не видел. Но это и в самом деле мелочи. Еще немного мелочи в актах списания ГСМ для автотранспорта. Чуть-чуть позвякивают мелочью закупки кабинок и урн для голосования. Но это еще что. Вот, к примеру, в акте проверки КРУ указано, что все закупки проводились вообще не по тендеру, а самовольно. Впрочем, и позиция КРУ была благосклонна к потенциальным нарушителям финансовой дисциплины.
Не зверствовали и следователи прокуратуры. Они изъяли дома у главного бухгалтера окружной комиссии 6 тыс. 367 грн., которые она не выплатила работникам участковых комиссий. Да, впрочем, и не собиралась выплачивать, поскольку отрапортовала в ЦИК о том, что, мол, экономии заработной платы нет, а значит, премия не положена. Но после обращений оставшихся без премий в ЦИК, выплата премий срочно началась. Через две недели после получения денег для зарплаты, хотя деньги в кассе можно хранить не больше трех дней. Это знает даже самый малообразованный кассир. Впрочем, по поводу квалификации гражданки Ш. как бухгалтера даже в суд никаких документов до сих пор не представлено. Не исключено, что это ее первый опыт работы в данном качестве. И хоть она кивает в суде на председателя комиссии, мол, она не виновата, а это он заставлял, но по закону, действительно, главбух — лицо, материально ответственное. Вот только еще один курьез — как такового решения членов избирательной комиссии об утверждении ее главбухом тоже не было, Г. принял ее на работу по липовому решению окружкома. Впрочем, это тоже еще надо доказать. Ведь в слаженной работе подпольного главбуха и председателя многие проблемы решались при помощи так называемых «подснежников». Это заготовленные чистые листы для ведомостей, в которые вписывались фамилии людей, никогда не работавших на избирательных участках. Практиковалась и простая подделка подписей реальных людей.

Наш суд — самый гуманный

Впрочем, в разбирательстве в Ленинском суде пока фигурирует лишь один факт — невыплата премий конкретным гражданам. Так, к примеру, один из пострадавших, чьи интересы в суде представляет член окружной комиссии Коринна Гай, не получил 149 грн. премии. Всего таких установлено 54 человека, но в материалах суда пока фигурируют только 10 человек, да и то не все из них являются в суд. Да и какой нормальный человек ради 140 гривен будет тратить время на бесконечную судебную волокиту.
Все же попытки потерпевшей стороны придать этому делу более значимую окраску судья пресекает резонным «не выходить за рамки конкретных претензий конкретных граждан»: есть претензии по поводу невыплаты 149 гривен — будьте добры по сути этого факта и выступайте, а куда не положено, не залазьте, остальное — дело прокуратуры.
Инициаторы подобного разбирательства обратились в прокуратуру и с другими заявлениями, в которых изложили еще факты финансовых злоупотреблений в окружной комиссии № 176 со стороны председателя и главного бухгалтера, но пока ответа на это заявление нет. «Да мы и не требуем крови, — говорит представитель потерпевшего в суде Коринна Гай. — Для нас главное, чтобы Ш. хотя бы не имела больше права работать на подобной должности. Да и другим чтобы не повадно было».

Правило или исключение

Наверняка схемы всем известные и общепринятые, хотя и негласно. Впрочем, не пойман — не вор. В Харькове в суде еще рассматривается подобное дело по окружной комиссии № 175 (Фрунзенский район города), речь идет о злоупотреблениях лишь на отдельных участках, а не в руководстве окружкома.
Всего на проведение прошлогодней избирательной кампании в окружную комиссию № 176 было профинансировано 2 млн. 175 тыс. грн. По самым скромным подсчетам, тех, кто выступает в суде с обвинениями в адрес руководства окружкома, налево ушло не менее 300 тыс. грн. Впрочем, практика показывает, что у нас жесткие санкции могут применить лишь к должнику по коммунальным платежам в несколько гривен, там, где фигурируют большие суммы, концы всегда уходят в воду.
На поверхности мутной воды финансовых манипуляций в окружной комиссии № 176 осталось лишь рассмотрение в суде дела по обвинению главбуха Ш. по признакам состава преступления по ст. 191 ч. 2 Уголовного кодекса Украины — «Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением».
Справка
Ст. 191 ч. 2 Уголовного кодекса Украины 
Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления должностным лицом служебным положением — карается лишением воли на срок до пяти лет или лишением свободы на то же самый срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет