На днях в помещении общественной организации «Пожарные и спасатели Чернобыля», располагающемся на территории пожарно-спасательной части № 18 по охране Московского района, состоялся «круглый стол», в работе которого приняли участие представители Харьковской облгосадминистрации, Харьковского областного Совета, городских депутатских кругов и общественных чернобыльских организаций.

Право есть, а жилья — нет
Вел заседание заместитель губернатора Игорь Терехов, ему помогал в этом начальник Главного управления труда и социальной защиты Игорь Балута, присутствовали представители областных управлений здравоохранения, образования и ряда других ведомств. На «круглом столе» присутствовали представители практически всех общественных чернобыльских организаций, работающих в нашем регионе: и детских, и ветеранских, и профессиональных, и районных.
Игорь Терехов изначально придал беседе деловой, конструктивный тон, прервав начавшиеся было благодарности областным властям за проделанную для чернобыльцев работу. Он подчеркнул, что целью Харьковской областной государственной администрации и Харьковского областного Совета при помощи чернобыльцам-ликвидаторам является не получение каких-то благодарностей, а защита людей, своими мужественными действиями спасших всю Европу от еще более страшной катастрофы, которая могла произойти. Поэтому Игорь Александрович призвал участников заседания использовать возможности «круглого стола» «не для обсуждения, а для решения проблем».
Представитель организации «Союз. Чернобыль. Украина» Александр Карпов перечислил целый ряд острейших проблем, волнующих членов его организации. Первая по остроте — жилье. Увы, несмотря на норму закона, очередь из ветеранов-ликвидаторов на получение квартир мало изменилась с 1992 года. Немного удалось «сдвинуть» эту очередь за счет введения в эксплуатацию общежития на Безлюдовке. Вместе с тем уже построен дом на улице Косиора, некоторые чернобыльцы даже получили ордера на квартиры в этом здании — но объект уже три года находится под арестом налоговой инспекции, люди страдают без жилья. Похожая ситуация, по словам Александра Карпова, сложилась и на Рогани. Общественник говорит, что законом предусмотрено получение жилья чернобыльцами 2-й категории А (это люди, участвовавшие в ликвидации аварии в 1986-1987 годах) в течение года. Но средства на это в государственном бюджете не предусмотрены, их должны выделять местные (областные и городские) бюджеты. Вот и получается, что только из таких людей сформирована очередь в 826 человек...
Участники "круглого стола"Комментируя эту проблему, Игорь Терехов дал подчиненным поручение разобраться в ситуации и немедленно обеспечить порядок. Он также высказал сомнение в правильности подхода некоторых чиновников: «Я не думаю, что термин «социальное жилье» является синонимом термина «жилье для чернобыльцев»! Эти люди своим подвигом, своим трудом во время ликвидации аварии заслужили того, чтобы получить достойное, качественное жилье. И наш долг обеспечить их соблюдением этого права!»
Еще более острым оказался вопрос санаторно-курортного лечения. По словам Александра Карпова, подавляющее большинство чернобыльцев, выписываясь из стационаров медицинских учреждений, получает следующую рекомендацию: «Пройти санаторно-курортное лечение в своей климатической зоне». Вместе с тем после последнего тендера, проведенного Министерством труда социальной защиты населения, ни один из харьковских санаториев не смог отстоять свое право на прием чернобыльцев. Представители ряда общественных организаций (практически все, кто присутствовал на встрече) активно поддержали это выступление: харьковские санатории — одни из лучших в стране, а те, которые сейчас предлагаются чернобыльцам, по их словам, для восстановления сил практически непригодны. Ряд из них — это бывшие «межколхозные здравницы», в которых, по словам ветеранов, «ничего кроме корпусов нет». Вместе с тем уникальный санаторий «Рай-Еленовка», в котором даже запатентована методика оздоровления ликвидаторов и пострадавших от аварии, в настоящее время пустует. Парадокс в том, что тысячи людей (в том числе и из Российской Федерации) просятся туда для прохождения оздоровления. Ветераны приоткрыли завесу тайны, почему так произошло: наши, харьковские санатории в Киеве представляли главврачи. А санатории других областей ездили рекламировать целые группы, в состав которых входили и работники облгосадминистраций, и депутаты, и герои Чернобыля, и общественники. Каждое учреждение предоставило в министерстве ряд рекламных материалов, в том числе и видеофильм, воспевающий красоты природы и уровень сервиса. Игорь Терехов поблагодарил ветеранов за эту информацию, отметив, что люди, которым по медицинским показателям тяжело (или запрещено) выезжать за пределы области, не могут быть лишены права на санаторно-курортное лечение.
Очень много проблем возникает у родителей детей-чернобыльцев. К примеру, в ближайшем будущем в пять раз вырастет на Украине выплата компенсаций таким семьям. Вроде бы это существенное увеличение... Увы, в результате сумма составит 15-20 гривен. Общественники говорят, что эти деньги ничего не решают, так как часть детей, принявших дозу радиации, часто и тяжело болеет, на лечение и специальное питание требуются значительно большие суммы. Еще одна проблема — это снятие статуса по достижении 18 лет. Но ведь после повзросления дети не становятся здоровее, им все равно нужна поддержка... Фактически, единственная льгота для такой категории юных пострадавших — это поступление в вузы. Но и здесь есть масса «подводных камней»: администрации учебных заведений незаконно требуют от родителей справок о том, какую категорию будет иметь ребенок после достижения 18-летнего возраста. Некоторые ректоры не знают, что детям-чернобыльцам по закону положена повышенная стипендия. Больше того, как только юноша или девушка достигает 18-летнего возраста, некоторые учебные заведения поступают просто бесчеловечно: отчисляют или переводят на коммерческую основу обучения потерявшего льготы ребенка. В этой связи чернобыльцы вышли с предложением о внесении изменений в соответствующие законы, чтобы льготы для учащихся были продлены на время учебы в вузе. Есть и еще одна причина требовать принятия такого закона: ведь все тяготы по лечению и оздоровлению такого ребенка ложатся на родителей, большинство из которых и сами являются инвалидами-чернобыльцами.
Много вопросов задавали общественники и в адрес здравоохранения. Так, бывают порой парадоксальные ситуации: государство (или местный бюджет) выделяет средства на приобретение лекарств, средства эти поступают в медицинские учреждения, а лекарств нет. И люди вынуждены либо приобретать препараты за свой счет, либо — ждать поступления средств, рискуя собственными жизнями из-за проволочки с лечением. Причина — особенности национального законодательства о проведении тендеров на закупки. Действительно, тендеры — дело чрезвычайно полезное, это один из методов профилактики коррупции. Но это также длительный процесс, который недопустим в таких вопросах, как поставка лекарств, жизненно важных для больных людей. Еще одна причина для жалоб — сокращение срока пребывания пациентов в стационарах лечебных учреждений. Эта норма почему-то считается у нас «европейской», хотя в Европе никто пациентов по пребыванию в клиниках не ограничивает: просто развитые технологии и препараты дают возможность поправить здоровье человека за несколько дней. У нас же при отсталости медицинской техники и методик ограничение срока пребывания пациента в 12 дней не дает возможности порой даже поставить ему диагноз. А если речь идет о чернобыльцах, у многих из которых присутствует одновременно целый «букет» заболеваний, то им за столь короткий период от госпитализации до выписки получить помощь в полном объеме невозможно. Присутствующими были обнародованы уродливые факты: к примеру, в одном из медицинских центров Харькова с чернобыльца за операцию по удалению раковой опухоли взяли 5 тысяч гривен, хотя такое лечение полностью оплачивается государством. В другом медучреждении за помещение в стационар с ветерана-ликвидатора, пришедшего по направлению, требовали 300 гривен. Чернобыльцы попросили Игоря Терехова помочь в организации встречи с руководителями медицинской сферы области, замгубернатора пообещал содействие в этом вопросе, высказав убежденность в необходимости разобраться в таких вопросах и по возможности «навсегда их закрыть».
Очень контрастно на этом фоне выглядели слова благодарности ветеранов коллективу Госпиталя МВД, в котором проходит лечение чернобыльцев-пожарных и чернобыльцев-милиционеров. Общественники выступили с предложением организовать областную программу поддержки этого направления работы госпиталя, который пока финансируется только из государственного бюджета. Игорь Терехов назвал данное предложение «логичным и обоснованным», дав распоряжение подчиненным подготовить соответствующую программу.
Председатель Харьковской городской организации «Союз-Чернобыль» Сергей Нечипоренко привлек внимание присутствующих к тому, что не менее важным вопросом, чем начисление пенсий и компенсаций, оказание медпомощи и предоставление лекарств, есть вопрос увековечения памяти героев Чернобыля. «Мы все — не вечные. Мы обязаны оставить потомкам память об этих страшных событиях!» — подчеркнул Сергей Михайлович. И рассказал о том, что еще на 15-ю годовщину трагедии на ЧАЭС городские власти Харькова приняли решение об открытии музея Чернобыля в помещении ПГПЧ-3. Увы, эти планы не реализованы до сих пор. Сергей Нечипоренко проинформировал собравшихся о той огромной общественной работе, которая ведется его организацией: сняты фильмы, подготовлены книги, проведены лекции и выступления в десятках школ, вузов, трудовых коллективов. Выставка детских рисунков, организованная общественниками, побывала в Европарламенте, а сейчас находится в Бельгии. Эта работа важна для всего мира. Игорь Терехов полностью поддержал докладчика и высказал убежденность, что в Харькове такой музей должен быть обязательно: «Наш город дал Чернобылю лучших своих людей. И в городе и в области должна навсегда сохраниться память об их подвиге!»
Также Сергей Михайлович привлек внимание присутствующих к проблеме самых обиженных чернобыльцев — тех, кто был призван в первые дни после аварии: «Согласно существующим нормативным актам, главным документом чернобыльца является приказ командира о выезде в «Зону». А в первые дни самого понятия «Зона» не существовало. Эта проблема особенно остра для Харькова и области, так как именно из жителей нашего края в значительной степени была сформирована 25-я бригада, которая работала на ЧАЭС. У людей из-за этой двусмысленности — проблемы с начислением пенсий!»
Также на встрече были подняты многие другие проблемы: и спецпитание для чернобыльцев, и выделение автомобилей для инвалидов, и намечающийся в следующем году юбилей — 20-летие общественного движения ликвидаторов, 15-летие общественной организации «Дети Чернобыля» и многое другое. Прямо на заседании было принято важное решение — о создании при Харьковской облгосадминистрации Координационного совета чернобыльцев, при поддержке которого власти смогли бы решить большую часть существующих проблем. Еще одна инициатива — внесение в Парламент законопроекта, который бы комплексно решил проблемы чернобыльцев, исправив существующие в законах ошибки. Однако, по существующему в регламенте Верховной Рады порядку, при обычном внесении проекта такого закона он не может быть принят до нового года, то есть его исполнение при составлении бюджета на следующий год невозможно. Ветераны обратились к Игорю Терехову с просьбой передать этот законопроект через председателя Харьковской облгосадминистрации Арсена Авакова в секретариат президента Украины, так как внесенные президентом законопроекты рассматриваются парламентом в первую очередь. Игорь Александрович согласился с этим предложением.
В конце встречи активисты-общественники наградили Игоря Балуту почетным знаком «За спасенные жизни» за помощь ветеранам, заботу о чернобыльцах. Все присутствующие высказали надежду, что вслед за устными договоренностями и обещаниями последуют конкретные дела.
После мероприятия Игорь Терехов согласился ответить на наши вопросы.
— Игорь Александрович, в сегодняшней беседе Вы не раз говорили, что не следует отделять Харьковскую облгосадминистрацию и Харьковский областной Совет, что оба эти органа действуют в унисон. Действительно ли предложенные решения проблем будут приняты и депутатами, и чиновниками без противоречий?
— Я считаю, что по такому вопросу, как помощь пострадавшим от чернобыльской беды, никаких противоречий ни политического, ни какого-то иного характера нет и быть не может. И депутаты, и руководство области понимают проблемы этих людей, мы стараемся сообща содействовать их решению. При обсуждении этих вопросов среди нас нет деления ни по «цвету», ни по партийной принадлежности: есть люди, которые остро нуждаются в нашей помощи, и мы просто не имеем права им отказать!
— Как Вы оцениваете результативность сегодняшнего «круглого стола»?
— Произошло очень важное заседание, однозначно считаю, что запланированное создание Координационного совета чернобыльцев при Харьковской облгосадминистрации позволит в будущем более эффективно решать проблемы этой категории граждан. Я вижу, что есть необходимость поддержки ветеранов-ликвидаторов и на государственном, и на областном уровнях. И этот Совет будет собираться раз в месяц, давать оценку проделанной работе, намечать задачи, требующие первоочередного рассмотрения. Чтобы мы занимались проблемами чернобыльцев не только в преддверии 26 апреля, но и в другие месяцы, по мере их возникновения.