В ноябре этого года выдающейся харьковчанке Людмиле Марковне Гурченко исполнилось бы 80. В честь весомой даты планируют выпустить сериал «Людмила Гурченко», работа над которым в самом разгаре.

А главную роль в нем играет Юлия Пересильд, ставшая знаменитой в Украине прежде всего после роли в фильме «Незламна», где она сыграла легендарную женщину-снайпера Людмилу Павличенко.

Сценарий написан по трем автобиографическим книгам актрисы «Мое взрослое детство» (1982 год), «Аплодисменты» (1987), «Люся, стоп!» (2002). Картину снимает режиссер Сергей Алдонин, с которым Гурченко была дружна.

История начинается в Харькове в 1935 году, когда актриса появилась на свет в семье 40-летнего Марка, бывшего шахтера (Николай Добрынин), и 17-летней Лели (Надежда Михалкова), родившейся в разоренной аристократической семье.

Маленький полуразрушенный домик, дворик с натянутыми веревками, на которых сушатся покрывала и простыни, пестрые палисадники. Харьковский дом Людмилы Гурченко снимают в… Выборге. Когда сериал только задумывали, детские годы планировали снимать в Харькове, где появилась на свет Люся, где жили ее родители. Тем более что ее настоящий дом сохранился. Но грянули события в Украине, и о работе над сериалом на родине пришлось забыть.

Заброшенный дом в центре Выборга для картинки оживили – рамы покрасили в белый, на окнах появились занавески, а на подоконниках – цветы. Во дворе разбили клумбы. Снимают конец 1960-х, сцену приезда Люси домой с женихом Вадимом Орловым и знакомство его с родителями. Как известно, четвертым супругом актрисы был Иосиф Кобзон. И когда решили снимать сериал, обратились за разрешением ко всем, чьи имена фигурируют в картине. От Кобзона ответа не пришло, поэтому четвертого мужа назвали Орловым.

– Как ни странно, на роль Люси могли бы подойти зарубежные звезды. Типа Изабель Юппер или Эммы Уотсон, – отмечает Алдонин. – Люся хоть и была патриотка, но типаж у нее европейский. Среди наших такую найти было сложно. Но вдруг наткнулся в интернете на фото Юлии Пересильд. Понял: вот она, Люся!

– Я долго отказывалась от роли, – признается Юлия Пересильд. – Во-первых, я никогда не была и не буду Люсей. Я совершенно другая и не хочу пытаться обманывать зрителя. А современные байопики снимают так, будто пытаются реинкарнировать главного героя. Во-вторых, все люди, которые были рядом с Люсей, живы. Я долго тянула с ответом, но в какой-то момент влезла в интернет, начала изучать про Люсю все. ИЯ поняла, что за последние годы желтая пресса уничтожила масштаб ее личности. Мне захотелось показать, как все было на самом деле.

Гурченко из Украины, знала и любила культуру родной страны, обожала украинские песни. Пересильд тоже очень полюбила нашу страну после съемок в «Незламной» и почувствовала, что она здесь не чужая.

Светлые волосы, челка, светлое ажурное платье, специально сшитое для картины, туфли, сумочка тех времен... Перед началом съемки Юлия Пересильд достает из сумочки современный смартфон и делает селфи на память. Ведь стилисты и гримеры каждый день проделывают уникальную работу, помогая приблизиться актрисе к легенде советского кино даже в мелочах.

– Нам важно, чтобы Юля была похожа на Людмилу Марковну, – говорит художник-постановщик по костюмам Мария Юреско, которая не только знала Гурченко, но и работала с ней на проектах. – Мы привлекли закройщицу Надежду Генриховну, которая шила все платья Людмиле Марковне начиная со «Старых кляч». Она и Юле сделала 20 нарядов для этой картины. Вот это белое ажурное платье мы восстановили по свадебной фотографии.
По снимкам восстановили три платья из фильма «Карнавальная ночь». А всего в сценарии прописано для главной героини 80 (!) костюмов, так что остальные мы подбирали из уникальных антикварных мест.

Без одобрения Марии Юреско в кадре не появляются не только основные актеры, но и массовка. Все – от обуви и чулочек до кепок и плащиков – вещи того времени. За тем, чтобы в кадр не пробрались чужеродные вещи, следят особо.

– Посмотри, что такое в кармане у артиста? – разглядывает на мониторе картинку помощник режиссера. – Если мобильник, придется перезаписать сцену.

И действительно, актер в последнюю секунду по привычке сунул телефон в нагрудный карман рубашки, а на крупном плане тот просвечивал через ткань. Записывают новый дубль.

Между дублями Юлия Пересильд бежит к плейбеку и смотрит, что получается. Хотя актриса и говорит, что старалась не копировать Гурченко, чтобы, не дай бог, не получилось пародии, на самом деле она часами репетирует перед зеркалом взгляд Людмилы Марковны. Эти секреты выдал Николай Добрынин.

Рассказа о последних годах жизни в сериале не будет – сюжет завершается серединой 1980-х. Авторы картины утверждают, что это сделано в первую очередь потому, что Юлия без пластического грима играет большой отрезок жизни.