Вербовочные инструкции, работа под прикрытием, психологическое насилие, трансформация личности, манипуляции сознанием, контроль поведения… Что это? Фрагмент голливудского сценария о секретных службах, тайно готовящих своих суперагентов? Нет, это из жизни. Нашей, обычной, украинской. Да, нас вербуют — по правилам и новейшим технологиям спецслужб. И, судя по количеству «приобщенных», нам это нравится…

Исповедь
— Меня зовут Татьяна. Моя родная сестра попала в религиозную организацию три года назад. Но саму проблему мы заметили недавно. Сестра начала втягивать туда семью, свою несовершеннолетнюю дочь, которая не может противостоять давлению мамы. Мы были с сестрой близкими подругами, а сейчас практически не общаемся. С мужем — те же проблемы. Друзей и подруг у сестры нет, кроме тех, которые в этой секте. По любым вопросам — личной жизни, работы — адепты секты обращаются к руководителю и спрашивают ее, как правильно вести себя в данной ситуации. 

Парадоксально то, что все эти ответы оцениваются руководителем в денежном эквиваленте. В приемные дни (понедельник, среда, пятница) — 50 гривен (прием — 15 минут), в неурочное время — 75. Раз в месяц обязательное посещение секты, но только в обратном формате: адепты отвечают на все вопросы руководителя в часовом диалоге о своей жизни — за 150 долларов. Они ходят к лидеру секты за благословением, с целованием руки с колена, то есть полностью попали под влияние этой женщины. Все они ходят в церковь — у них такая «прикладная» религия. Кроме того, посещают Индию, ездят к Саи-Бабе на Шиварартри — раз в год он там что-то материализует. И они ездят, смотрят на это «чудо», считая его богом на земле. Я особо не вдавалась в их доктрину, просто хватило того, что увидела. По моим сведениям, там порядка ста человек. И у нее постоянно очень большой поток людей, все ходят «лечиться». 

Я обратилась в Харьковскую епархию УПЦ, разговаривала с отцом Михаилом, другими священниками. Сказала, что есть на Журавлевке эта женщина — Елена Александровна, занимается целительством и ясновидением. У меня она вызвала впечатление мошенницы. Она благословлена церковью на какой-то вид деятельности? Мне ответили, что нет.
Когда возникла эта проблема, мы стали думать, что делать. Пытались понять, как с этим бороться. Если человек попал в секту, он считает, что все делает правильно, не желает оттуда выходить, не слышит никого. Случайно я купила харьковский журнал «Психология для всех» № 6 за этот год и увидела объявление: «Если вы или ваши близкие пострадали от деятельности деструктивных культов или сект, обращайтесь по телефону: 761-27-02». Так мы вышли на Департамент психологической безопасности. Здесь нам советуют, что делать. Мы много ошибок уже совершили. Нельзя было действовать так, как мы начали. Поэтому отношения с сестрой нарушены. Надо было давать факты постепенно. Чтобы человек делал выводы сам. А мы сделали наоборот, все «в лоб» — что она попала в секту и так далее… 

Попасть в секту легко, выйти иногда невозможно
История с сестрой Татьяны — капля в море психологического и духовного насилия над личностью в тоталитарных сектах. Почему-то мы считаем, что любая «духовность» — это благо, и с детской наивностью верим всем, кто подходит к нам с крестом и «словом божьим». Или с мантрой. Десятилетия атеистического воспитания сделали нас безграмотными в вере и беззащитными перед любыми «гуру». 

Путь духовного поиска иногда приводит к тупику с надписью «новая жизнь». Человек получает иллюзию смысла жизни, суррогат братской любви в секте и полную зависимость от «учителей». Потому что так проще жить. Потому что после сладкого безмятежного сна возвращаться утром в реальную жизнь с ее проблемами не хочется. Даже если остатки воли помогут выйти осознанно из секты, есть опасность оказаться под прессом шантажа и давления бывших «братьев». 

О вас знают все — вы сами отдали ключ от своей души на «исповеди», анкетировании или собеседовании. Вас, как марионетку, можно дергать за любую ниточку. Компромат можно найти в том, что вы уже успели отречься от семьи, близких, родителей, от веры отцов. Вы уже признали свою предшествующую жизнь ошибкой и порвали отношения с «тем» обществом. А новая «семья» измен не прощает. 

Департамент психологической безопасности
Техника религиозной безопасности в школе не преподается. Поэтому человек, порвавший связи с семьей и друзьями, остается один на один со своей бедой. «Сейчас наблюдается всплеск деятельности организаций деструктивной и культовой направленности, — говорит начальник Департамента психологической безопасности Харьковского отделения Украинской секции Международной полицейской ассоциации Игорь Дубовик. — Жертвы тоталитарных сект боятся говорить о своей проблеме открыто. Они обращались в милицию, но им не помогли. Большинству людей, пострадавших от психологического насилия, членам их семей, знакомым, по большому счету, просто некуда обратиться. На Украине так же нет программы реабилитации таких людей». 

Идея создания Департамента психологической безопасности витала в воздухе не один год, но была реализована лишь в феврале этого года. Несмотря на то, что прошло всего два месяца, есть несколько десятков обращений. Пострадавшие могут писать заявления письменно, обращаться устно или анонимно — по телефонам в Харькове: 761-27-02 или 756-92-02. Или по электронной почте: dpb_ua@bk.ru.

Начальник Департамента психологической безопасности Харьковского отделения Украинской секции МПА Игорь ДубовикПервая наша задача — информировать население об организациях культовой деструктивной направленности, говорит Игорь Дубовик. Вторая — оказывать помощь людям, которые подверглись духовному насилию, обеспечивать психологическую и физическую защиту. При необходимости возможна юридическая и даже социальная помощь. 

Харьковское отделение Департамента является структурным подразделением МПА — Международной полицейской ассоциации, существующей с 1954 года. МПА создана для взаимодействия и обмена опытом между правоохранительными структурами различных государств. В этой общественной негосударственной организации (в нее входит более 60 стран мира) насчитывается 98% действующих или бывших сотрудников правоохранительных органов. Возглавляет МПА действующий полицейский — начальник полиции Кипра Майк Одиссеос. Председатель Харьковского отделения — тоже действующий сотрудник правоохранительной системы — Игорь Дронь. А руководитель Украинской секции МПА — бывший министр внутренних дел, генерал Андрей Василишин. 

— Наша сила и оружие — ручка и наши головы, то есть информация, — говорит руководитель Департамента Игорь Дубовик. — Поскольку бороться с такими явлениями силовыми методами просто неэффективно. Если лидера секты привлечь к уголовной ответственности, из него делается «мученик», которого по выходе на волю встречают цветами и овациями. 

Более эффективное оружие — информация: статьи, передачи, исследования, консультирование, экспертизы, реальная помощь гражданам. Все зависит от людей, которые будут реагировать на деструктивную деятельность организаций. Со своей стороны мы, конечно, осуществляем общественный мониторинг, но начинаем действовать только в том случае, когда к нам обращаются граждане. Мы сотрудничаем с правоохранительными и государственными органами. То, что мы не можем сделать сами, поручаем другим организациям. 

Департамент психологической безопасности позиционирует себя как нерелигиозная и политически нейтральная организация. В планах работы — инициирование приведения украинского законодательства к европейским нормам по вопросам психологического насилия, борьба с компьютерной зависимостью и игроманией. Скоро в Харьков по приглашению Департамента приедет специалист мирового уровня по игромании россиянин Изяслав Александрович Адливанкин, который прочтет ряд лекций на эту тему. 

Родителям вход запрещен!?
Что вы нас пугаете? — подумал, наверное, читатель. Моя семья и секта — понятия несовместимые. Нам это не грозит. Мы и наши дети в секту никогда не попадем!
А обычно в секту и не приглашают. Даже само слово «секта» от представителей деструктивных культов вы никогда не услышите. Будущих адептов агитируют прийти на какое-нибудь невинное мероприятие, семинары или бесплатные курсы (изучение английского языка, в школу общения, на экологический форум). Как показывает практика, ловцы душ работают под прикрытием типа «лечение алкогольной и наркозависимости», изучения каких-то древних знаний, искусства, проверку интеллектуального уровня, бесплатный просмотр фильма. 

Приглашают просто к замечательным людям, в интересную компанию, на пикник или на работу. Незнакомые вам люди останавливают вас на улице и проявляют столько дружелюбия, участия и любви, сколько вы не видели за всю свою жизнь. Сезон охоты на души новых адептов («посвященных») открыт круглосуточно. 

Маленький пример: организация «Христианская церковь Святая троица» (причем «Троица» написана с маленькой буквы!) развесила в Харькове плакаты следующего содержания: «Юный друг! Это приглашение только для тебя. Увлекательная программа: песни, конкурсы, обязательно — подарки. Тебе интересно? Тогда приходи 9 апреля в 16.00 ул. Гв.-широнинцев, 45, актовый зал «Мавзолей». 

На входе охрана псевдоправославной организации отсеивала взрослых. Да, да, родителей в зал не пускали! Что происходило с детьми за закрытыми дверями, осталось загадкой... 

«Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас. Ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить «Я Христос» 
Комментируя случай на Салтовке, заместитель начальника Департамента психологической безопасности Александр Чернай отмечает правовой беспредел: по закону взрослые имеют право находиться вместе с несовершеннолетними. Кстати, в школьных заведениях запрещено проведение любых религиозных проповедей и презентаций. 

К сожалению, Украина оказалась не готовой к наплыву иноземных пасторов, экзотических гуру, появлению новых отечественных «богов». Духовный вакуум бывших советских атеистов и их далеких от православного воспитания детей быстро заполнили новомодные псевдохристианские течения с использованием православных символов или иностранные религиозные учения, активно навязываемые украинцам по всем правилам программирования сознания. Нельзя сбрасывать со счетов славянский менталитет, национальной чертой которого является эмоциональность и чувственность. В отличие, например, от «логичных» немцев. 

Заместитель начальника Департамента психологической безопасности Александр Чернай— Примером для нас и всего мира должна стать Франция, — утверждает Александр Чернай. — Там серьезно занимаются этой проблемой. Законы прописаны достаточно понятно, постоянно вводятся поправки и дополнения к ним, которые регламентируют деятельность организаций духовной, эзотерической и религиозной направленности. Во Франции этими вопросами занимается лично премьер-министр, а также социальные службы на местах и спецподразделения жандармерии. 

В Европе существует практика приведения культовой организации к уголовной ответственности. Потому что цель любого деструктивного лидера — деньги и власть. А где деньги и власть, там присутствует уголовное преступление в виде мошенничества, насилия над детьми, взрослыми, сексуальные преступления. Поэтому в Европе очень сложно создавать секты. Даже по отработанным годами сценариям и схемам.
Эти технологии, рассказывает Александр Валерьевич, никто не скрывает. Потому как методы контроля и манипулирования сознанием человека можно использовать по-разному. Например, для продвижения товара — нас профессионально убеждают купить, например, шампунь от перхоти. Или проголосовать за кого-то. 

Основной принцип — найти «точку входа» в сознание человека и зацепиться за нее. Затем с помощью определенных технологий и методик вводится установка, «перезагрузка», которая постепенно закрепляется. И человек начинает мыслить так, как нужно манипулятору. «Болевые точки» — это, как правило, проблемы в личной жизни, на работе, неудовлетворенность жизнью, недостаточная самооценка, неуверенность в завтрашнем дне. Перепрограммировать можно любого — у каждого человека есть своя «точка входа». И человек уходит в «зазеркалье», в иллюзорный мир. А его проблемы остаются.