Скандал разразился во время строительства под Харьковом табачной фабрики ЗАО «Филипп Моррис Украина». Один из субподрядчиков обвинил генерального подрядчика всего строительства в нечестной игре. А именно — в присвоении чужих строительных материалов и отказе платить фирме за сделанную работу.

К нашему удивлению, об этом конфликте не сообщало ни одно средство массовой информации не только Украины, но даже Харьковской области. А между тем ситуация сложилась такая, что представителям пострадавшей стороны пришлось даже выходить на митинг с весьма недвусмысленными транспарантами: «GSE — верни наши деньги», «GSE — вор», «GSE — беспредел в Харькове». Выяснилось, что предприятие с иностранным капиталом (ПИК) «Перри энд Ассошиэйтс» протестует против действий предприятия со стопроцентными иностранными инвестициями «GSE-Украина». Вот что рассказали корреспондентам «Вечерки» представители ПИКа кладовщик Валерий Семененко и руководитель строительства Сергей Грий.
— «Перри энд Ассошиэйтс» — один из полутора десятков субподрядчиков, которые выиграли тендер у генерального подрядчика строительства под Харьковом новой табачной фабрики «Филипп Моррис Украина». С генподрядчиком — фирмой «GSE» — у ПИК был заключен контракт, согласно которому работы должны были быть закончены до 28 февраля 2005 года. Рабочие «Перри энд Ассошиэйтс» приступили к внутренней отделке помещений (керамическая плитка, подвесные потолки и другое) 25 октября 2004 года и должны были (по договору) использовать для этого собственные материалы.
Все бы хорошо, но оказалось, что окончательного варианта проекта, включающего все мелочи строительства, не существует в природе. То есть расклад такой: вы делайте, а мы будем решать по ходу работы. Позднее такой подход привел к тому, что представителям «ФМУ» что-то не понравилось в готовой отделке, и они заставили «GSE» это переделать. Именно из-за того, что генподрядчик не смог своевременно подготовить поле деятельности, ПИК не смог завершить свою работу вовремя.

Исходя из этого по просьбе представителей «GSE» контракт с «Перри энд Ассошиэйтс» был продлен до 1 мая (правда, без письменного оформления), потом — до 26 июля. Бывало такое, что ПИК по несколько раз переделывало одно и то же, ибо другие субподрядчики забывали там что-либо сделать. Например, турецкие рабочие ежедневно разбивали по 10-12 квадратных метров уже уложенной плитки. В итоге количество проделанной работы (на строительстве работало от 70 до 90 человек) существенно увеличилось, а генподрядчик не спешил это оплачивать. В конце концов «GSE» вообще отказалось платить, ограничившись мизером, и в июне-июле оплачивать рабочих уже было нечем. Хотя к самому «Перри энд Ассошиэйтс» претензий у генподрядчика не было, собственные убытки представители «GSE», видимо, решили «повесить» именно на эту фирму. Взять по горячим следам комментарий обвиненных в незаконных действиях представителей «GSE» не удалось, поскольку директор «GSE-Украина» уехал во Францию.
Хуже всего то, что «Перри энд Ассошиэйтс» потеряло и строительные материалы, которые в свое время пришлось выписывать и привозить из-за границы. Естественно, все это влетело ПИКу в копеечку, которая лишь добавила субподрядчику убыточности. Руководство «Перри энд Ассошиэйтс» терпело до 7 июля, а потом написало официальное письмо директору «GSE» о прекращении работ в одностороннем порядке. Но руководство иностранного предприятия отказалось от сотрудничества («Нас не устраивает ваша работа», — неожиданно заявили они), и, вопреки контракту, наняли вместо ПИКа поляков. Кстати, те оказались в Украине полулегально и некоторое время даже прятались от местных правоохранителей, когда те объявились на стройке для выяснения по поводу ЧП.
ЧП на стройке
Представители «Перри энд Ассошиэйтс» считают, что «GSE» также хочет за их счет устранить последствия чрезвычайного происшествия на стройке. То, что случилось вскоре после 7 июля, все называют по-разному: представители ПИКа — взрывом, представители Управления МЧС в Харьковской области — вспышкой, а «Филипп Моррис Украина» вообще старается скрыть эту информацию от общественности. Известно, что, скорее всего, ЧП произошло вследствие банального несоблюдения техники безопасности.
Впрочем, подобная «банальщина» дорого обошлась нескольким рабочим, которые пострадали в первой зоне строительства. Согласно неофициальной информации, тогда обгорели двое турецких рабочих (они делали там вентиляцию), а один из рабочих-харьковчан отравился угарным газом. В свою очередь, убытки косвенно понесло и предприятие с иностранным капиталом «Перри энд Ассошиэйтс», ведь в пострадавшей «зоне один» на тот момент были закончены все облицовочные работы. Позиция «Перри энд Ассошиэйтс»: генподрядчик решил устранить последствия взрыва за счет денег, недоплаченных ПИКу.
Будут ли искать причины взрыва-вспышки и накажут ли виновных, пока неясно. Говорят, по факту ЧП возбудили уголовное дело, но насколько эффективно оно расследуется и расследуется ли оно вообще — пока неизвестно. МЧСовцы утверждают, что сотрудники «ФМУ» не горят особым желанием узнать, что же все-таки случилось на строительстве новой табачной фабрики. О причинах такого поведения остается только догадываться.
Что касается официальной позиции руководства ЗАО «Филипп Моррис Украина», то оно устранилось от решения конфликта. Сначала пресс-служба «ФМУ» предоставила «Вечерке» бумагу, где выражалась обеспокоенность ситуацией, «которая в результате не-согласия по ряду финансовых вопросов вызвала конфликт двух хозяйствующих субъектов, выполняющих работы на строительной площадке новой фабрики». Выражалась надежда на то, «что стороны смогут договориться». Позже представители ЗАО «Филипп Моррис Украина» пообещали официальный комментарий по этому поводу, но по прошествии почти двух месяцев редакция «Вечерки» так и не смогла ознакомиться с позицией компании. Между тем косвенно вина за происшедшее лежит и на компании, которая, судя по имеющимся данным, не подготовила полной проектной документации и в полной мере не проконтролировала генподрядчика.
Было ваше — стало наше
Вскоре после разрыва отношений «GSE» вдруг забрал у ПИКа все строительные материалы, которые остались после работ: ламинированные полы, керамическую плитку, подвесные потолки. Стройматериалы лежали на складе рядом со строительством табачки. Представители «Перри энд Ассошиэйтс» сделали опись оставшегося (более чем на 800 тыс. грн.), но представители «GSE» эту бумагу подписать отказались и потребовали, чтобы освободили склад. Как утверждает Сергей Грий, тогда же, в середине июля, работники «GSE» вывезли чужие материалы в не-известном направлении.
Лишь с помощью представителей правоохранительных органов пропажа была обнаружена на территории Роганского жилмассива, в помещениях, арендованных… ЗАО «Филипп Моррис Украина». Даже с помощью судебных исполнителей «забрать ограбленное» (по словам представителей ПИКа) оказалось непросто — защищая чужое добро, кто-то с помощью «тревожной кнопки» вызвал работников СБУ. Те прибыли в полной экипировке, с автоматами и в бронежилетах. И все же материалы перекочевали на склад юристов «до выяснения».
18 августа состоялось заседание Хозяйственного суда, который закончился совершенно неожиданно для ПИК, на чьем балансе, собственно, стройматериалы находились до этого. Суд принял решение вернуть найденную пропажу на строящуюся фабрику, то есть фактически объявил новым владельцем материалов генерального подрядчика строительства. Что же касается финансового спора, то документы по этому делу решили передать в международный арбитраж. Судя по привычной для этой структуры скорости рассмотрения вопроса, «Перри энд Ассошиэйтс» даже в случае положительного для себя решения международников не увидит своих материалов года два-три. Никаких комментариев по этому поводу не последовало и от главного виновника конфликта — фирмы «GSE».