Все началось с информации. Несколько месяцев назад сообщили, что в Харькове «ежемесячно демонтируется от 60 до 115 рекламных конструкций». При этом у многих создалось впечатление, что рекламу вообще понемногу убирают с улиц города. Но даже незаинтересованный наблюдатель отметит, что количество биг-бордов (больших рекламных щитов) отнюдь не уменьшается. Более того, на каждой опоре рекламной конструкции пытаются навесить по три-четыре щита сразу. По большому счету, биг-борды – штука выгодная, особенно накануне очередных выборов, когда каждый политический плакат становится стратегическим предметом.

Но даже незаинтересованный наблюдатель отметит, что количество биг-бордов (больших рекламных щитов) отнюдь не уменьшается. Более того, на каждой опоре рекламной конструкции пытаются навесить по три-четыре щита сразу. По большому счету, биг-борды — штука выгодная, особенно накануне очередных выборов, когда каждый политический плакат становится стратегическим предметом.
Как ни странно, но узнать больше об этих конструкциях оказалось непросто. Создалось впечатление, что люди, ответственные за этот вопрос, пытаются помешать информированности общества. Почему именно — вопрос открытый.
Началось с телефонного звонка в коммунальное предприятие «Городской информационный центр», которому поручено выдавать разрешения на установку рекламных конструкций. Разговору с журналистом на том конце провода были не особо рады. «Пишите официальное письмо», — посоветовала какая-то девушка. И уточнила: «Факсом не годится, нужно принести лично». Перед этим сотрудница КП пыталась переправить корреспондента прямо к своему шефу, директору Александру Попову, намекнув на то, что тот «принимает по понедельникам и четвергам».
Поудивлявшись требованиям КП «ГИЦ» относительно личной доставки запроса, автор этих строк отправился в Дом проектов, где и размещается это загадочное предприятие, созданное три года назад. Изучение сотрудниками КП официального письма из «Вечернего Харькова» заняло довольно длительное время, пока меня не отправили к начальнику департамента внешней рекламы Михаилу Глушкову, с которым я и пообщался. Правда, перед тем, как поговорить, Михаил Сергеевич долго и пристально изучал мое журналистское удостоверение, явно ища там признаки подделки или каких-либо несоответствий физиономий в документе и в натуре.
Оказалось, что рекламных конструкций в Харькове устанавливается значительно больше, чем демонтируется, и это факт. Фактом является и то, что сегодня на территории города размещается приблизительно 4,5 тысячи различных установок, на которые получены соответствующее разрешение от городских властей и на которых развешаны биг-борды. Причем на каждом не по одному-два, а по три, четыре, а иногда и больше рекламных щитов. Можете сами прикинуть, какую общую площадь занимает реклама водки, сигарет, бытовой техники и прочих радостей жизни. Если так пойдет дальше, Харьков и вовсе превратится в один огромный рекламный щит. Даже сфотографироваться на память можно будет только на фоне рекламы.
От самовольных конструкторов убытки терпит в первую очередь город. Дело в том, что демонтаж рекламных конструкций, за которые, например, не платят аренду, производится за счет городского бюджета, а нарушители правил застройки очень часто никаких финансовых затрат не несут. Да и убирают незаконную рекламу не сразу, поэтому она успевает повисеть достаточно долго для того, чтобы выполнить свою функцию. Пока заметят, пока разберутся с использованием традиционных бюрократических проволочек, а потом еще и будут воплощать решение в жизнь на протяжении двух (!) месяцев (официальный срок исполнения), глядишь, и дело сделано.
Городские власти пытаются бороться с уличной рекламой, но особых побед на этом фронте пока не празднуют. Даже новые правила размещения внешней рекламы в Харькове, вступившие в силу в начале нынешнего года, только замедлили процесс рекламизации. В этих нормах, в частности, указано, что в так называемом историческом центре города условия размещения рекламы будут особыми. Но спустя некоторое время главный архитектор города Татьяна Овинникова заявила о том, что горсовету зачастую нечего противопоставить предпринимателям, которые подают заявки на установку рекламных щитов. Действительно, нормы и правила, на которые ссылаются предприниматели, были составлены давно и не учитывают реалий сегодняшнего дня.
Рекламу можно сегодня назвать не только двигателем торговли, но и способом раскрутки политических сил. Политическая реклама на украинских биг-бордах обосновалась еще в конце 80-х годов и считается ныне одной из наиболее эффективных. Телевизионная реклама — очень дорогая, газетная аудитория относительно фрагментарна, а рекламу на биг-бордах замечают и читают, потому что по улицам города ходят и ездят все, независимо от вероисповедания, финансовых возможностей и политических взглядов. Заплатить несколько сотен долларов за месяц всеобщего обозрения в многолюдном (или не очень) месте — плата небольшая, особенно для партий, которые, как правило, ворочают миллионами, отпущенными им на предвыборную кампанию.
По информации, раздобытой журналистами других изданий, за 8 месяцев текущего года количество заявок на установку носителей рекламы увеличилось (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) на 25%. А это значит, что и в дальнейшем мы можем стать свидетелями того, как наш город медленно, но уверенно превращается в одну большую рекламную площадь...