Не всяк монах на ком клобук (русская пословица).

Дни Пасхи 2007 года еще раз ясно показали истинные истоки церковного раскола православия на Украине. Ющенко выделил специальный самолет для доставки Священного огня, но только для униатов, филаретовских раскольников и прочих «правильных патриотических» религиозных организаций (по сообщениям российских телеканалов от 08 04 2007 года). Поэтому законная и всеми признанная Украинская Православная Церковь и Митрополит Владимир были вынуждены организовать доставку Святого огня самостоятельно. Это деяние Ющенко совершенно четко расставило все точки над «i», показало его истинное отношение к востоку и югу Украины. Не секрет, что здесь и филаретовцы, и униаты практически не имеют ни прихожан, ни реального влияния.
Демарш с доставкой Святого огня хороший повод, чтобы рассказать населению о разнице между филаретовскими раскольниками и канонической Украинской Православной Церковью. 

1988 год, юбилейную дату крещения Руси, православное население Советского Союза встретило в едином благоговейном воодушевлении. Филарет, тогда законный митрополит Киевский и Галицкий, ни о каком расколе единой Русской Православной Церкви даже не помышлял. Более того, до горбачевской перестройки, не к ночи будь помянута, неоднократно жестко высказывался в адрес униатов и автокефалистов, поднявших голову в западных регионах УССР. 

Вот его слова об украинской Автокефальной Православной Церкви: «Так называемая УАПЦ не имеет канонической преемственности с Киевской митрополией. Она не имеет связи ни с Киевской митрополией, ни с одним Православным патриархатом. Поэтому я считаю, что УАПЦ действительно независима, однако от всего Православия. Это та сухая ветвь, которая отломилась от живого дерева нашей веры. …Все так называемые «священнодействия», которые совершают священники и епископы этой «церкви» — безблагодатны. Его название (Мстислава Скрыпника. — Ред.) — Патриарх Киевский и всея Украины — это насмешка над церковью, потому что никто не может сам себе присваивать высшее достоинство. УАПЦ самочинно возвела себя в достоинство Патриархата. Верующих т. н. УАПЦ мы призываем придерживаться святых канонов и не разрывать Православную Церковь в Украине на две части» («Православный вестник», 1991 год, 1, стр. 10-13).
Все изменилось в июне 1990 года после избрания нового Патриарха Русской Православной Церкви в связи со смертью Патриарха Пимена. Уже на тот момент репутация Филарета как властолюбца, грубого и деспотичного человека по отношению к подчиненным не была секретом и сыграла свою роль на результате голосования. Как и. о. Патриарха он рассчитывал после Поместного Собора отбросить приставку и возглавить РПЦ. Но Собор его «прокатил», и Патриархом стал Алексий Второй. 

Ради усиления личной власти Филарет и начинал подготовку к расколу православия. Ему на руку оказался распад Советского Союза: в качестве этапа он озаботился подготовкой кампании по получению широкой автономии в управлении церковью на территории УССР и уже в октябре 1990 года на Поместном соборе РПЦ она была дарована. Так появилась Украинская Православная Церковь во главе с Филаретом, митрополитом Киевским и всея Украины, фактически независимого от Москвы. Митрополита по своему усмотрению избирает Собор УПЦ, появляется свой Священный Синод, собственная система кадров, свое управление, в т. ч. и финансовое. Связь остается только лишь духовная: молитвенное общение, поминовение Патриарха за богослужением, получение святого мира (елей для крещения). Еще — обязательное присутствие на московских Соборах. 

С того времени события покатились как снежный ком и привели к образованию в июне 1992 года организации под названием УПЦ КП. Во главе ее стал самозваный «патриарх» Филарет. Причем образовалась она путем слияния незаконной УАПЦ (всего два года прошло с тех пор, как Филарет называл ее безблагостной!) и мифической УПЦ под руководством Филарета (Денисенко), который к тому времени за должностные преступления уже был законно лишен сана и даже отлучен от церкви. Но решению Соборов РПЦ и УПЦ подчиниться он отказался: продолжал считать себя главой УПЦ, проводил службы в захваченном при помощи УНА-УНСО Владимирском кафедральном соборе, рукополагал новых епископов и священников. За ним последовали всего двое архиепископов — викарий Тернопольской епархии архиепископ Иаков и, спустя несколько месяцев, архиепископ Львовский Андрей, что ясно показывает отсутствие реальной соборной воли УПЦ по вопросу автокефалии от РПЦ. 

Раскольников полностью поддержала новая украинская власть. 

Сегодня на Украине даже не всякий верующий, не говоря обо всей массе населения, понимает разницу между филаретовскими раскольниками и канонической УПЦ с митрополитом Владимиром во главе. Но церковь в любом государстве живет по своим собственным внутренним законам и правилам и не обязана делиться по политическим границам, и государственные органы не регулируют ее жизнь и уклад. Поэтому правильность или неправильность того или иного события внутри церкви нужно рассматривать не иначе как через призму внутреннего церковного уклада. 

И с этой точки зрения т.н. УПЦ КП является личным делом гражданина Михаила Денисенко — доходное частное предприятие религиозного характера. О церковности же как таковой не может быть и речи, так как «нужно еще находиться в этой Церкви, быть в евхаристическом единении с другими Поместными Православными Церквями. Они же не находятся в таком единении ни с одной православной церковью мира» («Трагедия раскола», «Тайны века», № 12, 2006 год). Только это и обеспечивает истинную благодатность всех таинств и священнодействий. 

Между тем т.н. УПЦ КП, как ранее УАПЦ, не признана ни одной поместной православной церковью. Даже Мстислав Скрыпник, которого уговорили стать первым «патриархом» УПЦ КП, а до того был «патриархом» же УАПЦ в конце 1992 года, тоже стал считать его лишенным сана и отказался признавать слияние. Более того, и католики, и протестанты в свете этого избегают всяческих официальных отношений. 

Тем же летом Филарет отправился за поддержкой к Вселенскому Патриарху Варфоломею. Патриарх вел себя исключительно дипломатично, угостил его ужином, но не более. Святое миро не дал, от литургического общения, т.е. совместной службы, уклонился, а 26 августа 1992 года известил «Москву о признании митрополита Владимира (Сабодана) Предстоятелем Украинской Православной Церкви и поддержке решения о лишении Филарета сана» («Автокефалические расколы на Украине», 28 10 2006 года, www.fotopalomnik.ru).
Т.н. УПЦ КП и не могла быть признана, так как для получения канонической автокефалии необходимо было соблюсти все процедурные ступени. На Соборе РПЦ с участием епископов предполагаемой автокефальной церкви принимается соответствующее решение. И в дальнейшем документы подаются на общее рассмотрение всех предстоятелей православных церквей для включения в диптих (систему поминовений Православных церквей). 

На Соборе РПЦ по этому поводу вышла осечка. При наличии нескольких сторонников автокефалии Филарет достиг видимости соборности решения путем угроз и откровенного давления на остальных. А соборность решений церкви обязательна. Но на Соборе в Москве, в начале апреля 1992 года, все эти люди открыто высказались о методах правления Филарета, в том числе и о методах достижения «соборности» по данному вопросу. И затея превратить УПЦ в собственную вотчину провалилась. С подачи Филарета постоянный Священный Синод УПЦ стал изменяемым и его члены назначались лично им самим, а должность митрополита стала пожизненной. 

Митрополит Киевский и всея Украины Владимир так высказался о причинах раскола: «Причина всякого раскола одна — это сатанинская гордость, это желание властвовать и разделять, это желание вести по своему нраву, а не по нраву Христову, церковь Христову» (д/ф «Анатомия раскола»). 

Под грузом обвинений Филарет дал клятву, что немедленно созовет Собор УПЦ и подаст в отставку. Но уже в Киеве после общения с новой украинской властью от всего отказался, внезапно воспылал национальной «свидомостью», изобразил из себя жертву т.н. «великорусского шовинизма» и пошел на откровенный раскол. 

Такова трагедия раскола православия на Украине вкратце. Автор надеется, что теперь читателям ясно, в какой церкви ставить свечи, молить о здоровье детей и бить поклоны. Это на самом деле важно, ведь едва ли здравомыслящий человек станет считать доктором любого проходимца, надевшего белый халат. А врачевание души не менее ответственно, чем врачевание тела. Тем более что анафема как заразная болезнь распространяется и на того, кто принимает таинства от филаретовских раскольников.