Можно строить жизнь на положительных началах, а можно — на отрицательных. Можно соглашаться, а можно отвергать. Можно созидать, а можно — не очень. Но если кто-то ничего не хочет или не может делать, у него есть возможность преподнести это свое ничтожное начало ничегонеделанья в достаточно красивой упаковке так, что и он сам, и «дело» его будет выглядеть вполне респектабельно.

Есть борьба «за» и борьба «против». Борьба, например, против пьянства с помощью повышения цен на водку и борьба за красивую жизнь людей. За красивую жизнь — это, понятное дело, сложно и дорого. Против — много проще, а уж дешевле… тут и спору нет. В каждом обществе, в каждом народе действуют оба начала. Владимир Маяковский говорил о себе: «Я тридцать лет отращиваю мозг не для обнюхивания, а для изобретения роз». В этих его словах не было бы большого смысла, если бы рядом с изобретателями «роз» не вертелись их обнюхиватели и обгаживатели, причем в количестве — многократно большем. Поэтому, если бы у меня спросили, чем плоха демократия, мой ответ был бы таким: тем, что «обнюхиватели» выводят своих представителей на уровень политической власти и если они составляют в ней подавляющее большинство — эта власть может быть гораздо хуже, чем власть любого тирана. 

Вызов и Ответ 

«Обнюхиватели» в затруднительной ситуации в деятельности своей тупо следуют рецептам, по которым действовали их отцы и деды, «изобретатели» же — сообразно ситуации. Тысячи лет назад кочевые племена евразийской степи погнали своих слабых собратьев из ее теряющих плодородие просторов в нильские болота. Им бы там полагалось рассеяться и вымереть, но их творческому меньшинству удалось дать блестящий Ответ на этот Вызов — они изобрели поливное земледелие, ирригацию и государственность.
 
Многие считают причиной гибели цивилизаций их медленное старение и умирание. Если, конечно, не вести речь о внезапных природных катаклизмах, как, например, извержение вулкана Санторин, уничтожившее минойскую культуру. Нет, не в старении дело. А в том, что любая цивилизация рано или поздно оказывается перед лицом нестандартного Вызова со стороны внешнего мира. Вызова, требующего новаторского ответа. И если она уже успела загрызть «людей, которые хотят странного» — она обречена. Потому что ответить на такой Вызов способны только они. 

Вызовы ХХI века 
ХХI век начался с осознания целого комплекса глобальных кризисов, пути преодоления которых отнюдь не так ясны, как нам хотелось бы. В первую очередь здесь надо назвать глобальное потепление, истощение некоторых видов природных ресурсов, особенно углеводородов и питьевой воды, загрязнение окружающей среды, эпидемии ретровирусов и, наконец, не совсем обычный кризис, который можно назвать кризисом человеческих взаимоотношений. Наиболее яркие его проявления — провал концепции глобализма как средства преодоления бедности и терроризм. Этот кризис назван последним в ряду, но без его преодоления вряд ли возможно преодоление всех остальных. 

И те творческие меньшинства, о которых шла речь выше, уже давно ведут свою работу. Но их деятельность известна гораздо меньше, чем сами угрозы, и людей, считающих себя «реально мыслящими», впечатляет мало. Например, профессор Колумбийского университета Клаус Лакснер изобрел технологию, с помощью которой углекислый газ можно извлекать из воздуха. Он предлагает установить в мире 250 тыс. своих фильтров (они должны выглядеть как башни высотой по 90 метров) и они обеспечат извлечение из атмосферы 22 млрд. тонн углекислого газа в год. 

Это вовсе не значит, что проблема уже решена, потому что дальнейший вопрос, куда этот углекислый газ девать, остается пока без ответа. Сам Лакснер и его сотрудники нашли способ его надежного химического связывания, но он очень дорог. Однако существование дорогого способа только подталкивает на поиски дешевых. Всерьез рассматриваются даже такие экзотические проекты, как закачка углекислого газы на океанские глубины более 3 км, на которых плотность его становится выше плотности воды и он оказывается запертым там навсегда — он не всплывает. Насколько это все серьезно? Скажем только, что еще в октябре 2002 года, когда в научном мире над ним просто смеялись, Лакснер вошел в администрацию Буша. Лакснер говорит, что ископаемое топливо «закончится» для людей не из-за собственно исчерпания его запасов, а из-за недопустимого уровня воздействия сжигаемого топлива на климат. «Если я смогу решить проблему этого воздействия, я увеличу доступные людям ресурсы», — говорит он. 

Выдающиеся примеры разработок можно привести и в связи с энергокризисом. В 2002 году в Маастрихте проходила Генеральная ассамблея Международного радиосоюза, в рамках которой работала специальная секция по солнечным космическим электростанциям. На ее заседании сделал доклад профессор Мацумото из Японии, занимающей сегодня лидирующее положение в реализации проекта космической электростанции. Мацумото рассказал о японском сценарии этого проекта, на который Япония возлагает большие надежды и в который она вкладывает большие деньги. Этот сценарий предполагает, что в 2007-2010 гг. в космосе должна быть произведена и передана на Землю мощность в 50 КВт, в 2012-2015 гг. — 10 МВт. 2020-2025 — это годы реализации пилотного проекта мощностью 250 МВт, а в период с 2030-го по 2040-й должна быть сооружена уже коммерческая система мощностью 1 ГВт. 

А стремительно набирающее обороты овладение нанотехнологией, т.е. умение механически манипулировать отдельными атомами, обещает, что нанороботы в недалеком уже будущем разберут горы мусора на атомы и разложат их «по полочкам» — ртуть отдельно, кадмий отдельно, цинк отдельно и т.д. Вполне вероятно, они сделают возможной и «скатерть-самобранку» — устройство, на вход которого подается черт те что, а на выходе получаются шашлыки, бифштексы, мороженое… Овладение нанотехнологией решит великое множество проблем и даст универсальный Ответ на множество Вызовов, если только не запоздает. 

Да и современные социологи все менее склонны к языку управленческой бюрократии прошлого века — классы, нации, границы и т.д. 

Они все больше и больше переходят под влияние теории нелинейных открытых систем, основы которой в прошлом веке заложил Нобелевский лауреат Илья Пригожин, все больше говорят и думают в терминах миграционных, информационных и т.д. потоков, информационных и пр. сетей и к анализу международных ситуаций подходят с понятиями, разработанными синергетикой. 

Так что далеко не все уже потеряно и служить панихиду по планете Земля еще рано. «Изобретатели» на своем месте и они трудятся не покладая рук. Но это, повторюсь, далеко не всеми осознается. 

А в огромной массе «обнюхивателей» — человеческой посредственности — тоже существуют свои «гении» и «пророки», издающие вопли тревоги и отчаяния и зовущие к совсем другому Ответу, внося в общества всех стран нервозность, напряжение и по сути дела — формируя еще один глобальный кризис. И эти вопли понятнее научных отчетов, а потому и слышнее. Они зовут вернуться к философии, старой как мир. Это философия опоры на «своих». Речь идет о пересмотре итогов второй мировой войны с целью нового передела природных богатств планеты. Передел этот происходит непрерывно, однако крайне важно, чтобы он и впредь сохранял миролюбивые формы. В то же время в значительной части обществ вновь возникла тенденция собираться в стаи и пытаться решать свои проблемы методами стаи — за счет «чужих». А по сути дела речь идет о реанимации казавшегося уже мертвым фашизма. 

«Похороны» ялтинских соглашений 

Несущие конструкции послевоенного мира были описаны в документах Ялтинской конференции 1945 года, разделивших Европу на сферы влияния между странами-победительницами. Они нашли свое международно-правовое завершение и оформление в Хельсинкском заключительном акте 1975 года. Кстати сказать, Украина в своих нынешних границах — это тоже итог Ялтинских соглашений. 

Летом 1975 года ялтинские договоренности казались незыблемыми. Однако потребовалось менее 15 лет, чтобы система рухнула, и еще десять лет, чтобы от нее не осталось даже развалин. Как и от пакта Молотова-Риббентропа. В чью пользу произошло это обрушение? Ответ очевиден — в пользу, в первую очередь, США. 

Впервые о нелегитимности Ялтинских соглашений Джордж Буш заявил 23 ноября 2002 года, празднуя приглашение Литвы в НАТО: «Мы знали, что произвольные границы, начертанные диктаторами, будут стерты, и эти границы исчезли. Больше не будет Мюнхена, больше не будет Ялты». 

Затем, во время своего визита в Ригу в мае 2005 года, он вновь повторил, что «Ялтинские соглашения стали такими же несправедливыми, как Мюнхенские и пакт Молотова-Риббентропа.... Когда вы объединились в протесте и империя распалась, легитимность Ялты была наконец-то похоронена — раз и навсегда…» 

После Ялты 
Итак, старые договоренности разрушены, а им на смену не предложено ровным счетом ничего. Так что в международно-правовом плане руки у всех развязаны, на смену фантастической устойчивости времен холодной войны пришла пора нестабильности. 

Отсутствие международного консенсуса относительно того миропорядка, который следует поддерживать, да к тому же отсутствие и общепризнанного глобального проекта на будущее воодушевляют вызывающие страх и отвращение политические силы, еще вчера бывшие маргинальными. До их выхода на внешнеполитический уровень еще далеко, но они уже изрядно портят воздух во многих странах, включая Россию и Украину, которым, похоже, историей отведена особая роль в формировании грядущего мироустройства. 

Особая роль России определяется тем обстоятельством, что в распоряжении 5% мирового населения, которые составляют ее граждане, оказалась треть мировых ресурсов. Да к тому же и не до конца еще ясные перспективы глобального потепления для России вполне могут оказаться куда более благоприятными, чем для атлантического мира. Все это делает Россию очень привлекательным объектом вожделений, а Украина — уникальный геополитический плацдарм для военного давления на нее. И никакие лицемерные разговоры о том, против кого что направлено, не в состоянии прикрыть тот факт, что и расширение НАТО на восток, и планируемое США размещение элементов своей системы ПРО у границ России направлено непосредственно против России. А для того чтобы сделать Россию морально беззащитной, «атлантисты», проявляя чудеса якобы логики в своем «историческом мышлении», правдами и неправдами вешают на нее грехи былых большевистских правительств уже несуществующего СССР и последовательно разрушают унаследованный ею от СССР имидж страны, имеющей особые заслуги перед человечеством во второй мировой войне. Как будто военные дороги к Берлину были вымощены не телами советских солдат, а их собственными. Мир пропитан предчувствием войны. И «благодарить» за это он должен США. И это тоже одна из составляющих глобального кризиса. 

Чем питать надежду 

В то же время основные технологические поиски ответов на глобальные вызовы, а значит, и надежды сосредоточены именно в США. И финансируются они именно там — американским бизнесом и американским правительством. И есть все основания полагать, что эти поиски завершатся благополучно. Если… Если только американская экономика устоит. А в этом уже не только позволительно сомневаться, но и просто глупо строить дальнейшую жизнь без оглядки на такую возможность. В декабре 2006 года очень солидная делегация США, возглавляемая главой (прошу простить невольный каламбур) ФРС Беном Бернанке, посетила Китай и уехала оттуда бледная и с дрожащими руками. 

Потому что там ей сказали, что Китай в своей финансовой политике не только не будет следовать советам США, но и готов рассмотреть вопрос о структуре своих валютных резервов. А это — более триллиона долларов. Потому что, потеряв $300 млн. из-за инфляции доллара, он не может больше доверять ни экономической политике США, ни их денежной единице. И если США окажутся не в состоянии финансировать поиски, о которых шла речь выше, остальной мир будет беспомощен перед лицом грозящего кризиса. 

Фигурально выражаясь, собственные проблемы США могут привести к тому, что они при всей своей мощи как бы исчезнут с карты мира. Они уже фактически не могут исполнять роль «мирового жандарма», потому что увязли в Ираке «по самые помидоры». И они больше никого не могут «призвать к порядку», а это может привести к росту числа региональных конфликтов и выходу из-под их контроля их же ставленников в других государствах, как случилось с Бен Ладеном. 

На днях американский конгресс отказался профинансировать систему ПРО в Европе, мотивировав это тем, что Белый дом не сумел внятно объяснить России связанные с этой системой стратегические цели США. Это мудрое (хотя и не окончательное, у Буша еще есть резервы влияния) решение и хороший симптом. 

Можно не сомневаться в том, что развитие кризиса, если его допустить, сметет с лица земли все достижения цивилизации и сократит ее население в десятки раз, а то, что от нее останется, не будет в состоянии запустить даже водокачки. Лишь несколько крупнейших государств в состоянии сообща его преодолеть, и обязательные участники такого предприятия — США с их гигантским рыночным потенциалом и Россия с ее ресурсами. Характер кризиса сам подсказывает новый (а на самом деле старый, рузвельтовский) глобальный проект, но этот уже внятный голос, к сожалению, остается плохо слышимым.