В Харькове 27-28 мая 1992 года состоялось историческое заседание Архиерейского Собора Украинской Православной Церкви (УПЦ), определившее дальнейший путь разв ития православия на Украине.

В прошедшую субботу меня позабавила откровенная дилетантская чушь, прозвучавшая в новостях известного харьковского телеканала, что православные Харькова отмечают «15-летие СО ДНЯ СОЗДАНИЯ архиерейского собора». 

Да и сам сюжет о хоре мальчиков в контексте значимости упоминаемого события всеукраинского масштаба вызвал, мягко говоря, недоумение. Наверное, телезрителей больше бы заинтересовала интригующая история о похождениях скандально известного, отлученного от церкви экс-митрополита Филарета (в миру Денисенко Михаила Антоновича) и подноготной церковного раскола, им возглавляемого. Впрочем, некоторым силам в стране гораздо удобнее замалчивать правду и заново переписывать историю. Даже ту, новейшую, которая случилась всего каких-то 15 лет назад.

Подноготная раскола
После кончины 2 мая 1990 года в России Патриарха Московского и всея Руси Пимена (Извекова) митрополит Киевский Филарет стал одним из кандидатов в патриархи. Михаил Антонович уже готовился перевезти немалый «монашеский» скарб из Киева в Москву, когда в июне 1990 года на Поместном Соборе Русской Православной Церкви (РПЦ) проиграл выборы новому Святейшему Патриарху — Алексию II (который руководит РПЦ до сих пор).
В ходе тайного голосования Алексий II получил 166 голосов, другие кандидаты — митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан) — 143 голоса, а митрополит Филарет (Денисенко) — всего 24 голоса, что свидетельствовало о полном падении к тому времени авторитета киевского «владыки». 

Филарет решил «отыграться» и создать свой «патриархат» — дома, на Украине. Тем более что Москва через четыре месяца (25–27 октября 1990 года) даровала Украинскому экзархату независимость и самостоятельность в управлении, преобразовав его в «Украинскую Православную Церковь» (УПЦ). Филарет начинает жестко «наводить порядок в доме», жестоко преследуя епископов, не согласных с его методами руководства.
Прибывший на празднование 15-летия Харьковского собора митрополит Днепропетровский и Павловоградский Ириней, в то время служивший во Львове, вспоминает: «Он (Филарет. — Прим. авт.) 

любил приказывать, мы слушались». Филарет приказал Иринею отдать греко-католикам Кафедральный собор, а после отказа отослал строптивого священника в другую епархию.
Новый же епископ выполнил волю Филарета. 

Рука руку моет
Осенью 1991 года митрополит Филарет, совмещавший во времена СССР службу в церкви со службой в КГБ, создает предвыборный фонд поддержки старого партийного друга — Леонида Кравчука, в который перечисляет 600 тысяч рублей церковных денег. Их связывала не только дружба, но и финансовые вопросы: церковь не платила налоги, имела множество льгот и была удобной крышей для финансовых афер. Именно на счета УПЦ в 1991 году было переведено u171 «золото партии»: миллионы рублей запрещенной Компартии Украины — якобы «на восстановление Успенского собора». 

«Золото партии ушло через церковные счета, потому что они не контролировались», — утверждает известный киевский журналист Василий Анисимов. 

«Более того, Филарет оказался учредителем банка «Ажио» как физическое лицо. Но монах не может быть физическим лицом и тем более учредителем банка! Это была афера, которая продолжает свое существование до сих пор …» Митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим вспоминает, что «все те деньги, что шли в Фонд мира, они не шли никуда. Их Кравчук перечислил Филарету, а потом оба разделили между собой эти деньги».
«История развития религиозной организации УПЦ КП (Филаретовской церкви, созданной в противовес УПЦ. — Прим. авт.) аналогична истории развития многих нынешних олигархических бизнес-структур с темным прошлым, которые зарождались с нарушением закона во время беспорядка конца 80-х начала 90-х гг. прошлого столетия. Время шло, они окрепли и легализовались» — это строки из ответного официального письма (март 2007 года) УПЦ нынешнему Президенту Украины Виктору Ющенко. 

Необходимость очищения В начале 90-х годов православные епархии и приходы начинают акции протеста против митрополита Филарета. 

20 января 1992 года 26 народных депутатов Украины, среди которых были О. Шевченко, В. Чорновол и С. Головатый, опубликовали заявление с требованием, чтобы митрополит Филарет оставил пост предстоятеля УПЦ. В документе указывалось, что разоблаченный сотрудник КГБ, нарушивший обеты монашества (он содержал «жену» и троих детей), не может руководить возрождением православия на Украине. 

«Обратите внимание на фамилии депутатов, которые подписали это заявление. Это не коммунисты. И даже не демократы. Это именно те люди, которых мы называем «щирі українці», — пишет «Украина криминальная» в статье «Бригада «Киевского патриархата».
В марте 1992 года на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви Филарета попросили уйти со своего поста и предоставить епископам Украины возможность выбрать нового предстоятеля. Филарет, стоя перед Крестом и Евангелием, заверил архипастырей, что он подаст прошение. Однако, прибыв на Украину 4 апреля 1992 года, слово не сдержал. 

Духовенством и мирянами Украины это было квалифицировано как клятвопреступление (собрание епископов, монашествующих и мирян в Житомире 30 апреля 1992 года). 

Вас в Киеве камнями побьют…
Недоверие к Филарету продолжало расти. В мае 1992 года он не явился на заседание Священного Синода РПЦ. Поэтому Синод поручил старейшему по хиротонии иерарху УПЦ, митрополиту Харьковскому и Богодуховскому Никодиму созвать Архиерейский собор для избрания нового предстоятеля. 

«Я направил Филарету телеграмму 21 мая 1992 года,.. но ответа не получил, — вспоминает владыка Никодим. — Тогда я позвонил ему и сообщил, что по благословению Святейшего Патриарха Алексия II… я должен созвать Архиерейский собор для избрания нового предстоятеля нашей церкви, и выразил надежду, что Филарет будет присутствовать на этом соборе. В ответ в телефонной трубке раздались слова: «Неужели вы думаете, что епископы вас послушаются? Вас тут камнями побьют, если вы приедете в Киев созвать собор. Вы ног отсюда не унесете». После этой явной угрозы митрополит Филарет бросил телефонную трубку. Потому созвать Архиерейский собор пришлось в Харькове». 

Харьковский Архиерейский Собор: «было трепетно, даже страшно» Кульминационным этапом для православия на Украине стал исторический Харьковский Архиерейский собор УПЦ, который проходил два дня — 27 и 28 мая 1992 года. В нем приняли участие практически все правящие архиереи УПЦ (17 человек) за исключением трех отсутствовавших епископов (двое по уважительным причинам — командировка и болезнь родственницы, один — епископ Львовский — отказался прибыть на собрание).
По решению Собора епископов митрополит Филарет за преступления перед Церковью был смещен с Киевской кафедры и с поста предстоятеля УПЦ, почислен за штат и запрещен в священнослужении. 

Харьковский собор на альтернативной основе избрал нового предстоятеля УПЦ — авторитетного иерарха митрополита Ростовского и Новочеркасского Владимира (Сабодана). По иронии судьбы, Филарет проиграл Владимиру дважды (первый раз — в Москве, на выборах патриарха в 1990 году, когда Владимир намного опережал Филарета по количеству голосов). 

«Сколько нам довелось во время заседаний Харьковского Архиерейского Собора изведать и пережить — знает Господь!» — сокрушался владыка Никодим. 

«Обстановка была ужасная, но мы поступили правильно… Мы сохранили православную церковь в единстве, чистоте и каноничности», — утверждает свидетель тех событий митрополит Симферопольский и Крымский Лазарь. 

Самый молодой (по хиротонии) участник Собора — митрополит Донецкий и Мариупольский Илларион вспоминает: «Я буду, наверное, всю жизнь помнить, потому что было трепетно, даже страшно — решались кардинальные вопросы бытия церкви… Я горжусь, что был участником этого Собора». 

Владыка Илларион рассказывает, что тогдашний президент Леонид Кравчук звонил харьковскому владыке Никодиму и требовал отменить Собор. Никодим очень часто оставлял помещение, где проходил Собор — его звали к телефону. 

Телефонное право в действии Атавизм советских времен — телефонное право — бывший партаппаратчик, а затем президент Леонид Кравчук использовал на все сто: «каждые два-три часа мне перезванивали (из канцелярии президента. — Прим. авт.), — вспоминал владыка Никодим: «Никодим Степанович, не пойдите против Филарета. Я отвечаю — я не власть, как решат епископы». За два часа до голосования за нового предстоятеля помощник президента по телефону от лица Кравчука в последний раз предупредил: «Леонид Макарович просил передать, что если Филарета не поддержите, власть не будет поддерживать вашей церкви». Я был в другом помещении.
Члены синода этого не слышали.
Я побледнел. Что делать? Идти против власти? Сохранить каноничность или пойти с властью, попрать каноничность? И я пошел против президента, против властей, сохранив каноничность со всеми епископами, и выбрали, и утвердили митрополита Владимира». 

— На меня давили по телефону Кравчук и Масельский покойный.
Но я свою позицию держал, — вспоминает владыка Никодим. — А иначе на Украине не было бы канонической церкви, была бы еретическая… У меня были хорошие отношения с Кравчуком. Но с того времени, когда я его не послушал, у нас разорваны добрые отношения. С Масельским поправились, а Кравчук остался филаретовским. 

Харьковский Собор спас церковь, она осталась каноничной и благодатной
Участники Харьковского собора встретились в «первой столице» через 15 лет, в такой же, как и тогда, теплый день. Увы, почти половина старейшин за это время отошли в мир иной. 

«Прошли эти годы. И сегодня, если оглянуться назад, мы видим, что действительно в тот момент Харьковский собор спас церковь», — говорит митрополит Днепропетровский и Павловоградский Ириней (в то время архиепископ Ровенский и Острожский). — Церковь осталась каноничной, благодатной… Мы пребываем в единстве с матерью церковью, в единстве со всей вселенской церковью, с поместными церквами». 

Кстати, законность (каноничность) решений Харьковского собора УПЦ подтвердил Собор Русской Православной Церкви, а затем предстоятели всех Поместных Православных Церквей мирового православия. Созданная же Филаретом новая церковь — УПЦ Киевского патриархата — не признана не только Вселенским православием, но и Римско-Католической Церковью. 

Филаретовцам принадлежит искусственно выдуманная приставка к УПЦ — «Московский патриархат». Такой церкви на Украине нет. Есть только каноническая УПЦ, без всяких добавок и приставок. «Они паразитируют на традиции, на вере народа, на наших мучениках, — говорит журналист Василий Анисимов. — В Лавре или мастерских покупают облачение вместе с крестом, у них совести нет, у этих полчищ лжесвященников». 

Зависимость вечной церкви от временной власти Существует точка зрения, что Харьковский собор стал «точкой отсчета церковного раскола». Это не так. 

«Проблемы, с которыми церковь столкнулась в период перестройки, существовали всегда», — считает участник Собора митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий. — «Сильные мира сего всегда старались подчинить церковь себе, украв ее у Христа. Сегодня продолжается та же самая игра, чтобы сделать церковь оружием, которым можно было бы оперировать, особенно во время выборов. После оранжевой революции некоторые наши храмы сторонники оранжевой революции отняли именно за то, что люди голосовали за Януковича. Я удивляюсь такой демократии. Один храм мы вернули, а два храма остались у Филарета». 

Раскол уже существовал к 1989 году, считает журналист Василий Анисимов. Он был вызван агонией атеистической системы. Харьковский собор нанес дополнительный удар воинствующему атеизму: Кравчук опять захотел иметь карманную церковь, но не получилось. Поэтому он забрал у церкви все финансы, Владимирский собор в Киеве, парализовал структуру, издал распоряжение отбирать для Филарета по одной церкви во всех областях страны. Как материалист-марксист Кравчук думал, что, забрав экономическую основу и благосклонность власти, УПЦ можно убить.
Но церковь стоит не на финансах, а на слове Божием. На это ни Кравчук, ни Филарет повлиять уже не могли. 

— Пятнадцать лет — лишь мгновение в более чем тысячелетней истории христианства, — напоминает владыка Никодим. — Но судьбоносное решение Харьковского Архиерейского собора 1992 года — это тот гранит, на котором стояла и будет стоять наша святая православная церковь, отринувшая дьявольский раскол. 

На фото: Тысячи верующих Харькова Крестным ходом отметили 15-летие Харьковского Собора