Харьков

  • 21574
  •  / 

В Харькове снимут фильм о самом трагическом доме в Украине

В Харькове снимут фильм о самом трагическом доме в Украине
В Харькове снимут фильм о самом трагическом доме в Украине В начале апреля в Харькове стартуют съемки документального фильма о драме украинской интеллигенции в 1930-е годы.
Специально для элиты украинского искусства в первой столице возвели Дом писателей «Слово», который оказался для поэтов, писателей и драматургов ловушкой.

— Дом писателей «Слово» — это трагическая история сталинской эпохи, — считает директор Харьковского отделения Украинского этнологического центра Института искусствознания, фольклористики и этнологии им. М.Ф. Рыльского НАН Украины, директор Этнографического музея «Слобожанські скарби» им. Г. Хоткевича НТУ «ХПИ» Михаил Красиков. — Дом находится на улице Культуры, 9. До 1936 года улица называлась Барачной, так как в 1877–1878 годы здесь размещались бараки лазарета, где лечились раненые в русско-турецкой войне. Это название оказалось пророческим: большая часть жителей дома «Слово», построенного на этом месте, оказалась в сталинских бараках.

Здание было построено в 1928 году по проекту Митрофана Дашкевича в конструктивистском стиле. Оно предназначалось для украинских деятелей культуры: тогда была модно, чтобы люди одной профессии жили в одном доме (считалось, что это способствует их творческому росту), да и финансировали строительство соответствующие профессиональные организации. По задумке архитектора, сверху здание имело вид буквы «С», которая обозначала «Слово».
 
В кооперативном доме «Слово» было 66 квартир, рассказывает краевед. Он состоял из пяти подъездов. Писательские апартаменты были по тем временам роскошными: квартиры были трех- и четырехкомнатными, в них были ванная комната и туалет. На крыше оборудовали знаменитый в те времена «соляриюм» — чтобы писатели могли наслаждаться солнцем. Во дворе был установлен теннисный корт, а зимой заливали каток. В те годы телефоны устанавливались только в домах высокопоставленных чиновников, такая щедрость была оказана и писателям.

В элитный дом заселился цвет украинского искусства: писатели Владимир Сосюра, Мыкола Бажан, Павло Тычина, Мыкола Хвыльовый, Остап Вишня, Петро Панч, Мыкола Нагнибида, Леонид Первомайский, Иван Багряный, Мыкола Трублаини, Олесь Досвитный. Здесь жил и знаменитый «триумвират» театра «Березиль»: драматург Мыкола Кулиш, режиссер Лесь Курбас, художник Вадим Меллер. Тут была квартира и известного театрального художника Анатоля Петрицкого.

— Самым беспокойным соседом был поэт и прозаик Майк Йогансен. Он был заядлым охотником, поэтому у него в квартире жили собаки. Утреннее явление на лестнице Майка со сворой собак будило всех. Особенно страдал от шума тихий, нежный лирик Павло Тычина, который жил этажом ниже. В конце концов исстрадавшийся Тычина попросил Майка поменяться с ним квартирами, — рассказывает Михаил Красиков. — Владимир Сосюра был самым состоятельным среди писательской братии. Он был очень популярен, у него были большие гонорары, но деньги у поэта не задерживались — он был очень компанейским и любил застолья.

Остап Вишня повинился в изнасиловании Клары Цеткин


Но беззаботная жизнь в элитных апартаментах продлилась лишь четыре года. В 1932 году началась охота на интеллигенцию. Когда жильцов дома стали вызывать на допросы, они догадались, что телефоны у них были установлены не для комфорта, а для прослушки.

— Люди из органов вели себя бесцеремонно, — говорит Михаил Красиков. — В доме заколотили вход в три подъезда, оставив только два и один выход из двора, чтобы шпики могли видеть, кто входит и выходит из дома. Дом «Слово» стали называть «Домом предварительного заключения». Буквально каждую полночь к дому подъезжал «воронок», или «черная Маруся», как его тогда называли. Воронок у дома резко тормозил, производя характерный звук, из машины выходили люди в черных кожанках и оглушительно хлопали дверцами. Поднимаясь по лестницам, они громко топали. Естественно, в доме никто не спал. Люди стояли за дверью и ждали, к кому постучатся. У каждого на случай ареста был приготовлен узелок с одеждой и сухарями. Энкавэдисты играли с людьми, как кошки с мышками. Они могли остановиться у какой-нибудь двери, за которой замер жилец квартиры, а потом просто уйти. Бывало, что за дверью слышался стук упавшего тела — человек падал в обморок от напряжения. А утром писатели должны были бежать в свои редакции и писать радужные статьи о светлой эпохе социализма.

На людей вешали ярлыки буржуазных националистов, врагов народа, обвиняли в подрыве советской власти, контрреволюционной агитации и пропаганде.

К сожалению, некоторые жильцы «Слова» не гнушались клепать на своих коллег доносы. Некоторые были даже сотрудниками органов, и их намеренно «внедрили» в писательскую среду.

Но самые мужественные не сдавались. Остап Вишня даже на допросах не терял чувства юмора.

— Есть байка о том, что во время допроса Остапа Вишни, когда его обвиняли в шпионаже, он пошутил: «Допишите, что я еще хотел изнасиловать Клару Цеткин», — рассказывает Михаил Красиков.

После идеологической мясорубки лишь единицы жильцов дома остались в живых. Неугодные исчезали в застенках НКВД, в ссылках. В 1930-е годы из 66 квартир в доме «Слово» 40 квартир поменяли хозяев. После ареста члена семьи его домочадцев выгоняли на улицу. Нередко изгнанные из квартиры мать и дети сидели в подъезде, а вчерашние знакомые и друзья боялись проявить к ним сочувствие. Сейчас о представителях «расстрелянного Возрождения» напоминает мемориальная доска на фасаде трагического дома с фамилиями ее бывших жильцов.

«Слово» — самый драматический дом в Украине


Трагическая история дома стала толчком к написанию сценария документального фильма «Будинок «Слово», авторами которого выступили режиссер Тарас Томенко, поэтесса Любовь Якимчук и литературовед Ярына Цымба.

— Я много знал о расстрелянном Возрождении, но когда осознал, что в одном доме был собран и уничтожен цвет украинской нации, понял, что «Слово» — самый драматический дом в Украине, — делится Тарас Томенко. — Это уникальная история и для Харькова, и для всей Украины.

В прошлом году сценарий к кинофильму получил первую премию на XV Международном конкурсе «Коронация слова».

На днях на улице Культуры, 9 появится съемочная группа.

— Наша цель — рассказать о судьбах этих людей, о горячей литературной дискуссии того времени, о мощной, бурлящей творчеством атмосфере дома до трагедии, о великанах духа. Если наш зритель после просмотра фильма прочитает хотя бы несколько стихов этих поэтов, я буду считать нашу задачу выполненной, — признается режиссер и автор сценария.

Практически каждый живший в этом доме украинский писатель пережил собственную драму, и при подготовке фильма авторам удалось обнаружить в киевских архивах очень много интересных документов. Съемки документальной ленты планируют завершить в Харькове до конца июля. После чего Тарас Томенко приступит ко второй части проекта — полнометражному художественному фильму о доме «Слово».

— Основные локации съемок тоже будут проходить в Харькове. Для участия в фильме мы пригласим украинских актеров, причем необязательно столичных, поэтому будет объявлен кастинг по всей Украине, — говорит Тарас Томенко.

Обе ленты станут составной частью мультимедийного проекта «Воскресение «расстрелянного Возрождения», который реализуется при поддержке Государственного агентства Украины по вопросам кино, Фонда «Развитие Украины» и Международного литературного конкурса «Коронация слова».

Досадная неточность
— На мемориальной доске на доме «Слово» сделана досадная ошибка, — отмечает Михаил Красиков. — На ней обозначены имена — Юлиан Шпол и Михаил Яловой. Но это один и тот же человек: Юлиан Шпол — псевдоним Ялового.


Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.249 грн
100 USD 2811.11 грн
100 EUR 3309.52 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи