Информационная открытость — прекрасное качество всех структур, которые содержатся на бюджетные деньги. Именно открытость позволяет обществу судить, оправдывают ли эти структуры свое назначение. Но есть в этом и большой соблазн — публично преувеличивать значимость той или иной проблемы для общества ради, допустим, самоутверждения.

Не так давно в новостях центральных каналов несколько дней подряд мы отслеживали увлекательную охоту СБУ за одной инициативной мамашей, решившей под шумок политических акций на Майдане бесплатно свозить детей в Киев на экскурсию. Сотрудники СБУ не только разоблачили ее, но и добились-таки, чтобы ее сняли с занимаемой должности… председателя родительской тройки. Страна может спать спокойно! 

Преследование врача, который подшил пациенту фрагмент криоконсервированной плаценты, но был осужден за незаконную трансплантацию тканей человека, тоже получило широкую огласку. Для безопасности страны это «дело» имеет ту же значимость, что и предыдущая история. Однако на лишении его права работать по специальности — что гораздо серьезнее лишения должности в родительском совете — настаивает прокуратура Ленинского района г. Харькова. 

На моей памяти как минимум три знакомых человека за последние годы делали подшивку плаценты — кто-то боролся с гипертонией, кто-то с неврозом, кто-то выходил из лечебного голодания. И всем это дало длительное облегчение. Теперь на вопрос «можно ли у вас подшить плаценту?» вам ответят категорическим «нет». На врачей идет настоящая охота. 

В представлении СБУ и прокуратуры все люди, имеющие отношение к плаценте: и те, кто готовит препараты из нее, и те, кто их транспортирует, и те, кто применяет в лечебной практике — это «группа врачей, занимающихся незаконным изготовлением и преступным сбытом органов человека». Во всяком случае, именно такую характеристику дал им один из следователей в новостийном сюжете харьковского телеканала по поводу дела Д. 

Статус плаценты
У вас есть плацента? А была? И что же с ней случилось? Как же вам живется без этого органа? 

Не смейтесь, эти вопросы очень важны для понимания того, что же это такое «плацента» в понимании закона.
Вопрос о статусе плаценты встал перед Советом научно-правовых экспертиз при институте государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины в связи с возбуждением уголовного дела по ст. 143 УК Украины против должностных лиц одной днепропетровской фирмы, деятельность которой была связана с транспортировкой плаценты. Надо сказать, что в настоящее время СБУ и прокуратура затеяли целый ряд «громких» дел по Украине, связанных с применением препаратов плаценты. Всем «причастным к плаценте» инкриминируется часть 4 упомянутой статьи, где речь идет о незаконной торговле органами и тканями человека. И требуется наказание «по максимуму».
 
14 мая 2005 года Совет научно-правовых экспертиз дал доктринальное толкование этой статьи закона. Совет исходил из того, что законодатель, запрещая «незаконную торговлю» тканями человека, имел в виду вовсе не создание условий для преследования врачей, применяющих плаценту в лечебных целях, со стороны правоохранителей.
Ч. 4 ст. 143 УК охраняет здоровье людей, на которое может ради добычи с целью продажи ценных органов и тканей человека посягнуть преступник. Законодатель запрещает торговлю органами и тканями человека, так как это опасно для здоровья людей, обладающих данными органами и тканями. Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 143 ч. 4, является физиологическая целостность человеческого организма, необходимая для его нормальной жизнедеятельности. 

И в этой связи Совет растолковывает: плацента после выполнения своей функции в организме человека и отторжения ее организмом теряет свой правовой статус и «органа человека», и «ткани человека». Утрата плаценты в этом случае не вредит анатомической целостности организма и его физиологическим функциям. Наоборот, патологией является задержка плаценты в организме после родов! 

После отделения плаценты она становится продуктом жизнедеятельности человеческого организма и в стационарных лечебных учреждениях ее просто сжигают. 

«Таким образом, плацента, выделенная из организма человека в результате физиологических родов, не может считаться предметом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 143 УК Украины (но может быть таковой до момента выделения из организма естественным путем)», — таков вывод Совета. 

Более 20 лет Харьковский межведомственный научный центр криобиологии и криомедицины НАН, АМН, МОЗ Украины изготавливает препараты именно из плаценты, которая выполнила все свои функции в организме беременной женщины. Беременная женщина при этом не страдает. Кто же страдает? Чьи интересы защищают СБУ и прокуратура? Может, пациентов, которым произведена подшивка? 

Странный пациент
Если пациента доктора Д. и можно счесть пострадавшим, то пострадал он от действий СБУ.
Итак, органами досудебного следствия Д. обвиняется в том, что он, «действуя умышленно из корыстных побуждений с целью наживы», взял и «предложил пациенту применить ткань человека — плаценту — путем введения ее в ягодицу за 300 долларов США, на что последний ответил согласием».
При этом Д. «не является сотрудником учреждения охраны здоровья, которое на основании Постановления Кабинета министров Украины № 164 от 18.02.2006 года отнесено к перечню государственных и коммунальных учреждений, которые могут проводить деятельность, связанную с трансплантацией органов и других анатомических материалов человека, не провел надлежащего обследования пациента, результатом которого является вывод консилиума врачей». 

(Снова путаница! Трансплантацией подшивку фрагмента плаценты называть некорректно. Ведь под трансплантацией понимается операция, в процессе которой у донора берется орган или ткань и пересаживается другому человеку на то место, где этого органа или ткани недостает. В данном случае кусочек плаценты был подшит в ягодицу мужчине, где ее доселе не было и быть не должно. Такие операции носят название тканевой терапии, то есть фрагмент плаценты используется не для восполнения недостающей ткани, а скорее как лекарство.) 

Пациент действительно нуждался в помощи врача-гинеколога: сахарный диабет, которым он болеет уже довольно долго, снизил его либидо и вызвал бесплодие.
Это привело к семейным размолвкам. Так и очутился мужчина на кафедре акушерства и гинекологии, в бытовом понимании занимающейся исключительно женскими проблемами. 

Оказалось, что врач может ему помочь — при сахарном диабете показана подшивка плаценты. Об этом написано много статей, несколько диссертаций, заявлены патенты, методика давно апробирована. Ожидаемые результаты хорошо прогнозируемы: несложная операция не только возвращает прочность узам Гименея, но и оказывает комплексное положительное влияние на здоровье подобных больных. 

Пациент вполне вписывался в тему научной работы кафедры, в которой наш врач принимал участие как научный сотрудник: «Применение ряда консервированных препаратов фетоплацентарного комплекса в перинатологии и гинекологии» (хоздоговорная НИР номер госрегистрации 0106V001854, сроки выполнения с 1.01.2005 г. по 30.12.2006 г.
Тема утверждена Республиканской проблемной комиссией и ученым советом ХГМУ).
В соответствии с соглашением между кафедрой гинекологии и Институтом криобиологии и криомедицины сотрудники, работающие по данной теме, получали плацентарную ткань без ограничений. На вполне законных основаниях. 

Что касается «консилиума», то подшивка плаценты имеет ничтожно мало противопоказаний, о чем свидетельствует тот факт, что эту операцию назначают даже самому уязвимому контингенту больных — беременным женщинам. К тому же врач проконсультировался с лечащим врачом пациента и удостоверился, что тот действительно болен сахарным диабетом. 

В назначенный день пациент явился для амбулаторной операции подшивки плацентарной ткани на кафедру. И сразу после операции — на повторную операцию: в другом лечебном заведении ему изъяли подшитую плаценту и отправили ее на экспертизу в Киев. «Да, это плацента», — подтвердили киевские эксперты. 

Выяснилось, что и консультация, и сама операция прослушивались сотрудниками СБУ якобы по полученному от самого пациента сигналу. 

Редко кому попадается такой странный пациент! Зачем больному человеку нужно сигнализировать в вышеупомянутую инстанцию о том, что он собирается лечить импотенцию?  Чтобы затем, рискуя семейным счастьем, остаться без медицинской помощи ровно в том состоянии, в каком он пришел к врачу? 

Напрашивается ответ: данный больной оказался чем-то обязан СБУ и его «убедительно попросили» помочь. То есть использовали в качестве подсадной утки. Несмотря на то, что никто не пострадал. Наплевав на здоровье самой «утки».
Безопасность — дело святое! Ради нее все средства хороши, даже профилактика преступности путем ее провоцирования и последующего наказания. 

Щекотливый вопрос
Как заявил пациент в объяснении суду, врач потребовал с него деньги: и за саму плаценту, и за свою работу. Деньги на эти цели пациент якобы получил в СБУ. Однако, в отличие от плаценты, изъятой из ягодицы страдальца, «меченые» деньги в вещественных доказательствах по делу отсутствуют. Есть только заявление пациента. Зачем же СБУ так потратилось? И потратилось ли? 

Суд не должен гадать, что произошло: то ли профессионалы поскупились их выделить, обязав «утку» потратить на провокацию свои кровные, то ли забыли изъять сразу после получения врачом (хотя именно деньги — основное доказательство корыстного умысла), то ли просто врач и не требовал их у пациента. Денег, якобы переданных врачу, нет. 

Странности поведения человека, который еще до посещения врача бежит в СБУ, видимо, и помешала суду в ходе судебного процесса с доверием отнестись к его заявлению о передаче врачу данной суммы денег. Как известно, любое сомнение трактуется судом в пользу обвиняемого. 

Сухой остаток
Врач никого не убил ради того, чтобы добыть плаценту — он получил фрагмент плаценты законным путем. Он сделал правильное назначение пациенту в целях улучшения состояния его здоровья. Врач применил препарат в законных рамках работы по хоздоговору о проведении НИР на территории, арендуемой учреждением, имеющим разрешение на проведение (Бог с ней, пусть!) «трансплантации». Ведь лабораторию, где она была проведена, у 1-й горбольницы арендует как раз НГИ криобиологии и криомедицины, которому, согласно постановлению Кабмина, проводить трансплантации разрешено. Врач не получил за мзды за свою работу. 

Тем не менее прокуратура обвинила врача в том, что он проводил незаконные платные операции по трансплантации препаратов плаценты в организм человека, а также торговал ими. 

Решением суда, в течение трех месяцев довольно предвзято, игнорируя выводы многих юристов, разбиравших дело Д., но отвергшего обвинения в умышленной с целью наживы подсадке плаценты больному, прокуратура осталась недовольна. Разве прилично после всех громких заявлений в прессе смириться, что человек отделался от них лишь штрафом?! («Правоохранители признались, что им пришлось проделать титаническую работу, чтобы собрать необходимые доказательства, поскольку прецедента такого рода до сих пор ни разу не было», писала «Комсомолка».) Да и о «проблеме» уже проинформирован сам президент! 

Теперь прокуратура Ленинского района требует запретить врачу работать по специальности и обижается на суд за то, что тот счел неубедительными показания «пациента». Значит, тема «незаконной продажи органов и тканей человека» снова будет муссироваться в прессе. 

Жаль врача. Жаль и нас с вами — благодаря активности правоохранителей, достойной лучшего применения, новации, которые могли бы принести Украине славу лидера в науке, находятся в искусственно заторможенном состоянии, особенно, кстати, если перспективное направление «родом» из Харькова. Кроме того, ползет по миру дурная слава о процветании в Харькове торговли человеческими органами и об убиенных для этой цели младенцах в наших роддомах. На радость Би-би-си… 

Неужели нашим налогам нет лучшего применения?