Лесхозы области взялись приумножить кабанье поголовье. Журналистам представилась возможность наблюдать за новосельем диких хрюшек, которых из вольеров выпустили в дикую природу.

В области – «свинографический» взрыв 

Начальник Харьковского управления лесного хозяйства Дмитрий Овчаренко рассказывает, что сейчас в условиях, приближенных к природным, в нашей области выращивают примерно полторы сотни диких кабанов. Причем таким образом кабанов не только размножают, но и совершенствуют их род. Животным обновляют кровь, предотвращая близкородственное скрещивание: самцов привозят из Закарпатья, а самок — из других областей. На харьковской земле они спариваются, и потомство получается по всем законам генетики что надо. 

Разведением кабанов в области начали заниматься года четыре назад: диких хрюшек выращивают в семи вольерах — и на государственных предприятиях лесного хозяйства, и в частных охотничьих угодьях. Усилиями специалистов кабанье население Харьковской области теперь даже превышает оптимальные цифры на 3%. Кстати, свиноматки рожают от шести до 12 поросят, а нынешняя теплая зима очень поспособствовала «свинографическому» взрыву: на свет появилось большое количество поросячьего потомства. 

Журналисты приехали в один из лесхозов, чтобы посмотреть, как кабанов выпускают из вольеров в леса. Общая площадь Чугуево-Бабчанского лесхоза — 22 тысячи гектаров. В этих местах водятся кабаны, олени, косули, волки, лисицы. Точно подсчитать живность на этой территории невозможно, сетуют работники лесхоза: Чугуево-Бабчанский лес примыкает к Печенежскому охотничьему хозяйству, и животные постоянно мигрируют. В целом же в харьковских лесах, по словам специалистов, живут больше пяти тысяч косуль, около трех тысяч кабанов, примерно 185 волков. 

Десять лет назад Чугуево-Бабчанскому лесному техникуму передали под учебно-производственную базу больше восьми тысяч гектаров охотничьих угодий. Здесь начали подкармливать диких животных, набрали штат егерей для охраны, а через два года начали строить вольер, чтобы выращивать кабанов. Директор Чугуево-Бабчанского лесного колледжа Сергей Светайло вспоминает: 

— Когда мы приняли лесное хозяйство — лес был пустой. Кабана практически не было, мало было и косуль. Теперь в лесах нормальное количество косуль, а вот кабанов желательно иметь побольше. Сейчас кабанов у нас около 60 голов, а нужно бы 300-400. Это — минимум на восемь тысяч гектаров леса, если брать в расчет количество зеленых насаждений, дубраву, луга и поля, наличие кормовой базы.
Лесхоз начал разведение кабанов от пяти голов. Маточное поголовье сегодня еще не сформировано. Здесь собираются содержать десять свиноматок и двух хряков. Но разведение кабанов прекращать нельзя: за один год, говорит директор лесхоза, могут прерваться наработки, созданные за все четыре года. Эта работа на десятилетия, планирует Сергей Светайло, и до конца года подумывают выпустить в природу десятка полтора кабанчиков.
В просторных вольерах кабанчиков кормят кукурузой, ячменем, пшеницей, подсолнухом, сочными кормами, молодняк подкармливают специальными детскими комбикормами, витаминами, добавками, чтобы они полноценно развивались. 

— А смогут ли они после таких райских условий адаптироваться в дикой природе? — поинтересовалась корреспондент «Вечерки». 

— Территория у нас большая — 15 гектаров, животные абсолютно дикие, не адаптированные к людям. Вот подойдите к вольеру — и кабан на вас кинется, — пообещал Сергей Светайло. 

— Да уж спасибо за совет, — от всей души поблагодарила наш корреспондент вроде бы не кровожадного на первый взгляд директора. 
Пока в Чугуево-Бабчанском лесхозе разводят только кабанов. Но в этом году мечтают пристроить еще вольер в четыре гектара, и если «сверху» дадут добро — завезут сюда благородного оленя и начнут его разводить. Сложностей специалисты не предвидят: особых условий при выращивании это животное не требует. 

Нелюди оснащены мощной техникой 
Самый большой враг диких кабанов — человек, однозначно считают работники лесного хозяйства. Дмитрий Овчаренко сообщил, что по ведению охотничьего хозяйства наша область находится в пятерке лучших по Украине. У нас успешно ведется борьба с браконьерами, говорит Дмитрий Овчаренко, а это — условие поддержания должной численности животных. За неделю проводятся около 120-130 рейдов по лесу, в прошлом году было составлено больше тысячи протоколов. Но — увы! — не всех нарушителей привлекают потом к ответственности. Здесь густонаселенные пункты и браконьеров больше, чем можно себе представить, добавляет Сергей Светайло: 

— Ездят сюда нелюди и стреляют кабанов, оленей, косуль, причем весной, во время рождения детенышей. Но обеспечить охрану на должном уровне мы не можем. Поймать браконьера на горячем очень сложно: лес — открытое пространство, а браконьеры имеют мощную технику, приборы ночного видения, хорошие вездеходы. К тому же примерно 70% кабанов отстреливают на хлебах, когда созревает пшеница, но поля — вне территории охотничьего хозяйства, больших прав у нас там нет. Раньше мы просили, чтобы к нам присоединили и полевые угодья, но было отказано. 

Поросячья путевка в жизнь 

Трех подросших кабанчиков — двух «девиц» и одного «юношу» — егеря поместили в клетки, погрузили в машину. Журналисты на военном вездеходе сопровождали хрюшек на пути к свободе. Чего греха таить: журналисты и телеоператоры, выстроившись в одну шеренгу неподалеку от клеток, шутили, храбрились, никто и словом не обмолвился о страхе перед диким зверем. Но когда под улюлюканье егерей первый кабан, обезумев от стресса, рванул из клетки, стал непредсказуемо менять траекторию и помчался прямо на журналистов — мягко говоря, напряглись все. Слава Богу, зверь изменил направление и с бешеной скоростью умчался в кусты. Другие кабаны вышли на свободу попроще, сориентировавшись на открытом пространстве и сразу растворившись в зелени. 

А кому в неволе хорошо? 

Егерь Михаил Ткачев рассказывает, что в вольерах кабаны очень быстро привыкают к человеку, который их кормит, но зверь-то дикий и иногда его настроение резко меняется, начинает дыбиться шерсть: «Не тревожьте меня, ребята». На вопрос, что сейчас чувствуют кабаны, которых только что выпустили, Михаил Кузьмич уверяет: «Они рады. А кому в неволе хорошо? Они будут находить червячков, желуди, корешки, луковицы». Работники лесхоза сомневались: не станут ли их питомцы возвращаться к вольеру, где они всегда были накормлены. Туда, чуя запах еды, приходят даже дикие кабаны, но им остается лишь общаться с сытыми лесхозными собратьями через сетку. Поэтому, чтобы вернуть хрюшек в природу — полудиких кабанчиков выпустили подальше от родного крова. Хотя Михаил Ткачев не исключает, что кабаны и на таком расстоянии смогут определить местонахождение родного вольера и любимой надежной кормушки. Впрочем, сейчас для полудиких свинюшек — самый благоприятный период для адаптации: и еды теперь вдоволь, и листва густая: есть где спрятаться. 

— Тут места очень хорошие. Вокруг километров на пять — лес, недалеко речки — там они полезут в грязь, искупаются, — радуется за питомцев егерь.
Тем не менее хрюшкам наверняка придется бороться за место под солнцем. Но егеря уверены, что полудикое кабанье племя быстро освоится среди лесных сородичей: животные найдут взаимопонимание, обойдется без конфликтов. А там глядишь — самцы и самки познакомятся поближе, полюбят друг друга, создадут крепкие семьи — и появятся на свет кабанчики с закарпатской кровью. 

— Я считаю, что их ждет нормальная свинячья доля. Я желаю им в год Кабана счастливой судьбы, чтобы они жили в нашем лесу и размножались на радость нам, — смеется Сергей Светайло.