Сегодня День милиции. И в преддверии праздника мы решили побывать в одном из самых боевых подразделений харьковского УМВД — в батальоне милиции особого назначения «Беркут». Однако праздничного разговора не получилось — больше говорили о работе, полной смертельной опасности и героизма. Ведь БМОН — это подразделение, участвующее в самых серьезных операциях правоохранителей...

«Беркут» – птица международная
Заместитель командира БМОНа «Беркут» подполковник милиции Игорь Дронь говорит, что бойцы его подразделения являются членами Международной полицейской ассоциации, девиз которой — «Дружба через службу». Сам Игорь Дронь — президент представительства этой организации на Харьковщине. По его словам, полицейские всего мира относятся к опыту украинского «Беркута» с большим уважением. Далеко не во всех странах существуют подразделения такого уровня, а накопленный харьковчанами опыт дает право даже учить кое-чему иностранных коллег.
Вспоминаю прошлогодний визит в «Беркут» и задаю болезненный для правоохранителей вопрос:
— Год назад вы говорили, что набор снаряжения для одного вашего бойца обходится государству в две тысячи долларов. Тогда с экипировкой сотрудников были проблемы. А как обстоят дела сейчас?
— Теперь двух тысяч на это не хватит. Поступили в продажу новые образцы техники, новые средства защиты. К сожалению, с финансированием пока очень трудно. Хотя МВД в прошлом году нам выделило пять машин «Шкода-Октавия», то есть автотехникой мы сравнительно обеспечены. В основном наша работа построена на существовании групп быстрого реагирования. Поэтому стараемся оснастить патрули скоростными машинами повышенной проходимости. Имеется на вооружении и БТР. Что касается новейших образцов оружия и спецсредств — мы о них знаем, наши представители посещают выставки, но, увы, знакомство это — лишь в теории. Новые интересные разработки к нам на вооружение давно не поступают. Последнее, что мы получили — гладкоствольное помповое ружье, которое применяется при массовых беспорядках, пресечении хулиганских проявлений, так как стреляет резиновой пулей. Но может стрелять и картечью, например, если нужно выбить дверь или применить его для ближнего боя. Конечно, хотелось бы большего. К примеру, снайперское оружие надо заменять на новое, так как стоящая у нас на вооружении СВД (снайперская винтовка Дегтярева) лучше подходит для военных операций. Во всем мире у снайперов-полицейских стоят на вооружении другие образцы, позволяющие вести более прицельную стрельбу. Снайперское оружие используется в основном для освобождения заложников и захвата вооруженных преступников. Кстати, в этом вопросе нас намного опередила Россия, где постоянно проходит разработка все новых и новых образцов боевого оружия. Увы, поставки его в Украину до сих пор не налажены. Еще один обязательный атрибут работника спецподразделения — средства защиты (бронежилет, щитки на руки и ноги, бронешлем). Стоимость жилета зависит от степени защиты. Недавняя трагедия с инкассаторами показывает, насколько это серьезный и важный вопрос. Бронежилеты погибших предусматривали защиту от пистолета или дробовика. Жилеты пятого-шестого класса защиты — это те, которые выдерживают огонь автоматического оружия, — стоят от тысячи до нескольких десятков тысяч долларов, в зависимости от качества и фирмы-изготовителя. Но здесь всплывает другая проблема: чем выше степень защиты — тем тяжелее образец. А ведь сотруднику милиции нужно проводить в нем как минимум восемь часов в сутки. А еще ему необходимо нести на себе бронешлем, щитки, оружие... Вот и получаются запредельные физические нагрузки. Более легкие образцы — более дорогие. Так что сказать, сколько нужно денег на экипировку одного сотрудника, очень сложно, но рубеж в две тысячи долларов уже давно перейден, теперь нужно гораздо больше денег.
— В голливудских фильмах о спецподразделениях много штучек в стиле «хай-тек»: к примеру, приборы, позволяющие видеть сквозь стены, прицелы, которые чуть ли не сами «находят» преступников. Есть ли у вас что-то подобное?
— Что касается тепловизоров, позволяющих разглядеть сквозь стены, есть ли кто-то в помещении, то мы с такими образцами знакомы, не раз видели их на выставках. Увы, пока нам они недоступны, так как каждый стоит около 50 тысяч долларов. Таких средств у нас нет. Их отсутствие мы компенсируем высокой степенью выучки и слаженности бойцов группы захвата — можем мгновенно ворваться в помещение хоть через двери, хоть через окна, и не дать преступнику никаких шансов. А вот на прицелах «Беркут» не экономит — старается приобретать самые новые и современные, хоть и устанавливать их приходится на винтовках и автоматах старого образца. Есть и прецизионные, и ночного видения, лазерные и многие другие. Но и с имеющимся оружием мы работаем неплохо. На днях, например, наша команда отправляется на международный чемпионат по стрельбе среди бойцов спецподразделений. Чемпионат этот будет проходить в Белгороде. Так вот, мы традиционно завоевываем на таких соревнованиях призовые места. В прошлом году, например, в дружеских соревнованиях с российским СОБРом мы выступили на равных, по очкам получилась «ничья». То есть дело не только в качестве оружия, но и в качестве подготовки.
Бандитам «Беркут» не завидует
— Несколько лет назад ваши сотрудники уверенно отвечали, что экипированы гораздо лучше любых преступников. Но в этом году была разоружена группировка «Люкс», у которой изъяли огромное количество новейших образцов — от гранатомета «Муха» до пулеметов, способных вести бесшумную стрельбу. Нет ли у вас зависти к их экипировке, достаточно ли у Вас средств для борьбы с такими ОПГ?
— Дело в том, что данное вооружение идет по классу военного, предназначено оно для Министерства обороны и применяется при масштабных боевых действиях. У нас же подразделение милицейское, так что подобное вооружение у нас практически не применяется. Гранатомет — это для военного конфликта, мы не можем рисковать в своей деятельности жизнью мирного населения. Но подствольные гранатометы у нас на вооружении есть. Практика показывает, что их приходится использовать крайне редко. Если проводится крупномасштабная операция (в основном это касается учений) и появляется необходимость использовать подобное оружие — привлекаются военизированные подразделения, и тогда уже используется серьезная техника. Зато у нас есть все необходимое для освобождения заложников или захвата преступников. Так что более профессионально экипирован «Беркут».
— С прошлого года «Беркут» начал дежурить на улицах города Харькова. Оправдало ли себя это нововведение?
— По районам города Харькова и Харьковской области созданы группы быстрого реагирования. Они привязаны к местности, райотделу, и если там случается преступление — их реакция мгновенна. Оказывают помощь в задержании и так далее. Эффективность такой работы очевидна: только за последние пару дней было задержано семеро преступников, причем все — «по горячим следам», рядом с местом преступления. В основном нам попадаются хулиганы, пытавшиеся бесчинствовать в кафе или просто на улицах города. Двое из задержанных подозреваются в нанесении телесных повреждений, один — в грабеже, еще один — в краже. Таких случаев очень много. На днях, например, в адрес нашего подразделения пришла благодарность от харьковчанки, чья десятилетняя дочь не вернулась вовремя из школы. Испуганная мать обратилась в милицию, ближе всех к ее дому оказалась группа быстрого реагирования «Беркута». Наши ребята очень быстро отыскали девочку. Как выяснилось впоследствии, ребенок потерял деньги на проезд в метро, малышка пошла к подруге, чтобы занять 50 копеек, и заблудилась. Шел проливной дождь, и девочка не знала, куда ей идти, что делать. Женщина написала благодарность на имя начальника УМВД Украины в Харьковской области генерала милиции Игоря Репешко, и двое наших сотрудников получили премию. Еще один пример — благодарность от гражданина Эстонии, у которого заглох двигатель на безлюдной трассе под Харьковом. Наши сотрудники не проехали мимо, не остались равнодушными к беде иностранца — помогли ему в этой экстремальной ситуации, а он, вернувшись на родину, прислал в адрес харьковской милиции благодарственное письмо. А вот благодарность от руководства Карадагского заповедника. Мы с ребятами отдыхали там летом, и начался сильнейший лесной пожар. Мы не могли остаться равнодушными, несколько дней тушили огонь в горах. Все-таки работа в милиции — это большая ответственность, которую чувствуешь всегда, даже находясь на отдыхе... Я это говорю к тому, что сам факт дежурства работников «Беркута» — это уже положительный эффект, так как преступники знают, что безнаказанно уйти им
не удастся...
Когда мы задерживали киллера…
Общаясь с «беркутами», понимаешь, что перед тобой люди, живущие совершенно в ином измерении. Буднично, как об обычном, рядовом явлении, рассказывают люди о перестрелках и штурмах, о ранениях и задержаниях. К примеру, недавно в Харькове задержали одесского киллера. Мужчина «взял заказ» и готовился к его исполнению в Харькове. Операцию планировали руководители Уголовного розыска МВД Украины, которые специально приезжали для этого в Харьков. А задерживали работники «Беркута». Парень был очень хорошо подготовлен — рост 195 сантиметров, спортивное телосложение, знание приемов рукопашного боя. В прошлом бандит проходил обучение в одном из самых боевых армейских спецподразделений. Задержание проходило в обычной харьковской пятиэтажке, причем в квартире с бронированными дверьми, на последнем, пятом этаже. Пришлось применять верхолазную группу захвата — бойцы проникли в квартиру сверху, по веревкам, практически не дав шансов вооруженному убийце. Он не успел среагировать.
Кстати, преступная группа, в которую входил киллер, состояла из шести человек. Двоих задерживали в Харькове — здесь все прошло «без сучка и задоринки», двоих — в Москве (там они оказали вооруженное сопротивление и были ликвидированы) и еще двоих — в Израиле, где также без стрельбы не обошлось.
Еще один факт из недавнего прошлого — перестрелка в Балаклеевском районе. Там двое сотрудников «Беркута» вели отработку территории совместно с работниками ГАИ. Те попытались остановить ехавшую по дороге машину. «Москвич» останавливаться не стал, наоборот, авто с большой скоростью направилось восвояси. Долгое преследование — преступники разбили об ухабы свое авто, милиционеры — свое, но бандитская машина все-таки затормозила. Увы, злоумышленники остановились не для того, чтобы сдаться — из салона выскочил вооруженный обрезом пассажир и потребовал у милиционеров, чтобы они бросили оружие. Разумеется, этого делать никто не стал. Тогда бандит выстрелил в лобовое стекло милицейского авто. Затем — в ногу старшего прапорщика милиции Сергея Яковлева, командира отделения.
Тогда был открыт огонь на поражение. Сергей Яковлев говорит, что стрелял на поражение впервые в жизни — и ликвидировал преступника. Сейчас он знает, что стрелял в давно разыскиваемого убийцу, при досмотре которого обнаружился целый арсенал оружия. Кстати, в «Москвиче» находился вооруженный подельник преступника, который, однако, стрелять не стал. Видимо, понимал, что силы не равны, побоялся... За героизм и мужество старший прапорщик был недавно награжден Почетным знаком МВД Украины. Его друг — старший прапорщик Александр Пидгайный — кавалер ордена «За мужество» Третьей степени. После долгих расспросов признается: «Это только в первый год службы запоминаешь случаи, удивляешься. А со временем — ко всему привыкаешь. Это будни, так что вспомнить что-то конкретное довольно сложно». Сам он получил награду за задержание банды грабителей, скрывавшихся в одном из харьковских сел. Благодаря быстроте и четкости действий группы захвата преступники не успели воспользоваться ни пистолетом, ни гранатой, находившимися у них под подушками. На счету бандитов было больше десятка разбойных нападений...
Игорь Дронь говорит, что в последнее время резонансных ситуаций, в локализации которых принимал участие «Беркут», было немало. И все же по сравнению с началом 90-х их год от года становится все меньше.
Захват заложников — дело житейское
Спрашиваю у подполковника Дроня о недавних учениях в здании Апелляционного суда Харьковской области:
— Вы отрабатывали действия при захвате заложников. А насколько эта ситуация реальна для Украины и насколько, по-вашему, готовы действовать в ней правоохранители?
— Да, в Украине захваты заложников происходят не так часто, как в России, но все-таки происходят. В основном, на бытовой почве. Чаще всего психически больные или находящиеся в состоянии либо алкогольного, либо наркотического опьянения люди захватывают собственных детей. Один из последних случаев произошел на Мерефянской улице — отец захватил в заложники своего 12-летнего сына. В результате, хоть мы и моментально выехали, поднятые по тревоге, но доехать все же не успели: мужчина выстрелил из карабина, убил ребенка, а потом попытался застрелиться. Психически больной человек остался жив, он был госпитализирован со сложным ранением головы. Еще один случай — отец схватил пятилетнего сына, приставил ему к горлу нож и сказал, что зарежет, если его попытаются арестовать. Здесь обошлось без жертв: мы отвлекли его внимание и освободили ребенка. Подготовка к работе в подобных случаях ведется постоянно и профессионально, так как все равно существует вероятность возникновения сложной ситуации. Мы это видим на примере нападения на инкассаторов, убийств бизнесменов, в которых применяется и автоматическое стрелковое оружие, и техника. То есть мы должны быть готовы к проведению любых антитеррористических операций, к встрече с самыми матерыми преступниками. Антитеррористические учения проводятся регулярно, со всеми службами. Готовятся специальные группы, прорабатываются мельчайшие детали, точные действия. Так что к ситуациям мы готовы, хотя, конечно, все предусмотреть невозможно. Во всем мире по статистике только 3% таких операций проходит успешно. Почему? Потому что со смертниками, которые годами готовятся к данному теракту, работать очень сложно. Со спонтанными захватчиками заложников, конечно, чуть полегче, но ведь среди них также могут быть бывшие сотрудники спецподразделений, люди, имеющие серьезную подготовку. Так что расслабляться никогда нельзя — малейшая ошибка смертельно опасна. Мы должны быть готовы к любому заданию.