Экономика

  • 1639
  •  / 

ВТО: как избежать «серой» зоны

ВТО: как избежать «серой» зоны
«Мы каждый год вступаем в ВТО, в этом году уже вступаем дважды», — так охарактеризировал украинскую сагу о ВТО один наш дипломат.
Возможно, кто-то считает, что процесс переговоров по ВТО чрезмерно затянулся. Кто-то, наоборот, убежден, что время на защиту интересов Украины потрачено не зря и мы тем самым создаем качественный задел на будущее. 

Чтобы разобраться, на каком все же этапе мы находимся сейчас, еженедельник «2000» обратился к замминистра экономики Валерию Пятницкому, которого называют переговорщиком № 1 в вопросах по ВТО.  

Каждый его приезд в Брюссель — это сплошной временной цейтнот. Успеть обсудить и согласовать нужно очень многое: от текущих вопросов сельского хозяйства (включая санитарные и фитосанитарные требования) до окончательной конфигурации будущего соглашения между Украиной и ЕС по зоне свободной торговли. К тому же беспрерывные заседания рабочих групп проходят в разных зданиях генеральных директоратов Евро-
комиссии. Поэтому наша беседа с Валерием Тезиевичем состоялась в буквальном смысле слова — на ходу. 

— Все ли законы и нормативные акты, необходимые для вступления Украины в ВТО, у нас уже приняты? 

— Процесс регулирования торговли не стоит на месте. Поэтому я никогда не скажу, что мы все закончили и можно дальше ничего не делать. Что касается необходимых для ВТО законов — в основном они уже приняты. По другим нормативным актам еще ведется работа. Подготовлены несколько постановлений правительства и проектов ведомственных приказов. В частности, по Министерству экономики приказы будут касаться вопросов лицензирования. По Минздраву — сроков защиты неразглашаемой информации, фармацевтики. Готовится проект постановления Кабмина по железнодорожным тарифам, по регистрации сортов растений и др. 

— Когда возможно рассмотрение нашего вопроса в ВТО

— По всей вероятности, заседание рабочей группы состоится в конце июля. Но окончательная дата пока не названа. Мы завершаем подготовку всех документов. В том числе редактируем отчет рабочей группы, содержащий все последние изменения в нашем законодательстве. Мы близки к завершению верификации графика по товарам и услугам. Думаю, в начале июля проведем последнюю консультацию в Женеве, где будут окончательно согласованы все тексты. Сравнивать цифры достаточно легко, сравнивать тексты и находить окончательные формулировки — сложнее. Многие документы изменились за шесть лет, которые прошли с момента подписания Украиной протокола о намерении вступить в ВТО.  

— В связи с засушливым летом украинские аграрии наверняка не надеются на богатый урожай. И, наверное, могут быть введены ограничения на экспорт зерна. Не беспокоит ли это наших партнеров в Европе? 

— Этот вопрос не обсуждался. Пока не было принято каких-либо решений в Украине, соответственно — нет реакции и в Европе. Действует тот
режим, который действует.
Но существуют отдельные нормы ВТО, касающиеся введения тех или иных ограничений в связи с резким недостатком или угрозой недостатка продовольствия. Если все соответствующим образом подтверждается, это вписывается в предусмотренные нормы. 

— В конце мая появились сообщения о том, что Киргизстан готов отказаться от своего требования считать долг Украины внешним долгом страны. Это официальная позиция? Протокол уже подписан

— Протокол пока еще не подписан. На сегодняшний день с нашей стороны отработаны все вопросы. С киргизской стороны мы должны получить формальное подтверждение, принимает ли Киргизия техническую помощь, которую мы готовы предоставить с условием, что этот вопрос никогда в дальнейшем подниматься не будет. Ни по каким-либо долгам, ни по иным связанным с этим вопросам. Если такое подтверждение получим — будем считать, что вопрос закрыт. 

— Международная организация Oxfam, занимающаяся вопросами устойчивого экономического развития, опубликовала в этом году доклад «Отказ от будущего». В нем США и ЕС обвиняются в использовании двусторонних торговых соглашений с тем, чтобы заставить развивающиеся страны пойти на уступки, которые США и ЕС никогда не смогли бы получить в контексте многосторонних переговоров ВТО. В частности, Oxfam обеспокоена требованиями к развивающимся странам ускорить либерализацию рынка и более жестко защищать права интеллектуальной собственности, чем это подразумевается нормами ВТО. Сталкивается ли Украина с подобным давлением? 
— Каждая страна, вступая в какие-то региональные объединения, заключая двусторонние соглашения, преследует свои интересы, связанные с выходом на рынок и продвижением своих товаров. Возможно, США и ЕС умеют это сделать лучше, чем кто-либо другой. Но так в любом деле: всегда у кого-то что-то получается лучше, у кого-то хуже.
В рамках ВТО все соглашения носят универсальный характер, они применимы ко всем странам независимо от географического расположения, уровня экономического развития. Но при этом на объем и характер торговли всегда влияет близость стран и традиционные связи. И соглашения в рамках ВТО не могут решить абсолютно все вопросы, связанные с упрощением правил торговли, с использованием ее для развития региональных связей и пр.
— Oxfom также раскритиковал Евросоюз за то, что через торговые соглашения Брюссель пытается обязать своих партнеров максимально снизить таможенные тарифы. При этом нетарифные барьеры, используемые ЕС для ограничения импорта, чаще всего остаются в стороне при обсуждении торговых соглашений. Наблюдается ли что-то похожее в подходе ЕС в отношении Украины? 

— В ЕС тарифы уже давно не являются главным регулятором в торговле. Очень часто оказывается, что задекларирован один тариф, но на практике применяется совершенно иной. Есть так называемые автономные меры по отношению к беднейшим странам, где фактически вся торговля освобождена от тарифов. По отношению к развивающимся странам применяется генеральная система преференций. Есть комплекс соглашений по свободной торговле. Вообще, в ЕС тарифы применяются в отношении примерно восьми стран (таких, как США, Япония, Канада). 

Сегодня все чаще применяются так называемые нетарифные меры. К примеру стандарты. Если ЕС ужесточает стандарты по выбросу автомобилями СО2, то это становится и определенным барьером для производителей. Скажем, вводится стандарт Евро-5, а вы выпускаете автомобиль или двигатель на уровне Евро-2 или Евро-3. Значит, для вас уже не имеет значения, какой тариф установлен, на рынок вы все равно не попадете. Просто не преодолеете этот нетарифный барьер. 

— С 1 июня этого года начала действовать новая директива ЕС об усиленном контроле за химическими веществами (REACH). Как она может повлиять на украинский экспорт химической продукции в ЕС? 
— Это очередной сигнал: украинские компании должны адаптироваться к новым требованиям. И так будет происходить постоянно. Это беспрерывный процесс и его нужно постоянно отслеживать.
В ходе нынешнего визита в Брюссель нашей делегации мы также обсуждали создание системы раннего предупреждения. Это должны быть своеобразные центры информирования об изменениях в правилах торговли товарами и услугами, о применении санитарных и фитосанитарных норм и пр. У нас уже создан центр обработки запросов стран — членов ВТО. То есть мы работаем уже сегодня, не дожидаясь вступления в ВТО и заключения с ЕС соглашения по зоне свободной торговли. 

— ЕС настаивает, чтобы, вступая в ВТО, Украина согласилась квалифицировать транзит энергоресурсов как транзит товаров, а не услуг. Дескать, энергоресурсы подпадают под пятую статью Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), которая как раз и предполагает такую классификацию. 

— С точки зрения здравого смысла, между духом ГАТТ и тем, что предлагает ЕС, конфликта нет. Но с формальной, юридической точки зрения — это четко не прописано. Наша позиция состоит в том, что Украина готова брать на себя только те обязательства, которые четко прописаны в рамках ВТО.
В ВТО есть комитет по упрощению торговли. И вопрос по энергоресурсам — как раз в стадии дискуссии в этом комитете. Думаю, в его компетенции внести полную ясность и определиться в том, что считать товарами, а что — услугами. Как только будут завершены переговоры, соответствующая договоренность распространится на все страны — члены ВТО. 
Помимо этого, вступая в ВТО, мы хотим иметь возможность участвовать в переговорах, а не просто оставаться пассивными наблюдателями того, как другие страны ведут переговоры, в том числе используя нас как аргумент: мол, Украина уже взяла на себя соответствующие обязательства. Мы не хотим оказаться в «серой» зоне, когда присоединяемся к тому, чего еще нет. 

— В частных беседах представители генерального директората Еврокомиссии по торговле (DG Trade) говорят, что процессы вступления Украины и России в ВТО увязаны между собой — как это было при вступлении в ВТО Тайваня и Китая. Тогда Тайвань закончил все переговоры раньше Китая, но его не принимали в ВТО, пока к вступлению не подготовился Китай. У вас не возникает ощущения, что и наше присоединение чуть тормозят? 

— Если происходит увязывание двух стран, то это на совести тех, кто это делает. Набор обязательств у России и у Украины разный. Каждый переговорный процесс уникален. Мы со своей стороны относимся к процессу вступления ответственно и профессионально — полностью ему отдаваясь. 

— И все же затягивание процесса ощущается или нет? 

— Мне кажется, что специального затягивания нет. Это — как когда делаешь ремонт в квартире. Вначале оперативно выполняешь основные крупные работы, потом начинаешь присматриваться, где какая щель осталась не заделана. Где-то что-то недокрасили, не покрыли лаком. На сегодняшний день мы занимаемся заделыванием щелей, прежде чем торжественно перерезать ленточку. 

— Готовится ли Украина к возможным ситуациям, когда придется поднимать вопросы антидемпинга в рамках ВТО? Будут ли при вступлении в ВТО какие-либо антидемпинговые меры против нашей страны отменены автоматически? 

— Членство в ВТО не избавляет автоматически ни одну страну от вероятности попасть под антидемпинговые меры. Равно как и не лишает права применения таких мер в отношении других стран. Чтобы избежать антидемпинговых исследований, нужно по-настоящему участвовать в работе рынка. Это предполагает и его постоянное изучение, и организацию работы на рынке посредством создания ассоциаций.
К примеру, в Украине существует ассоциация металлургии. Аналогичные структуры есть в Европе, в Китае. Если между этими ассоциациями налажены тесные контакты, то это помогает избегать открытия антидемпинговых расследований.
DG Trade не начинает подобные расследования по собственной инициативе. Только если в директорат поступает жалоба. Скажем, от ассоциации металлургов ЕС. Если у украинской ассоциации нормальные контакты с ассоциацией ЕС, то они постараются урегулировать спорные вопросы до того, как дело дойдет до расследования. Это нормальное цивилизованное поведение на рынке.
Но готовиться нужно к тому, что антидемпинговые расследования против украинских компаний все-таки будут. И нанимать для защиты интересов украинских компаний квалифицированных специалистов. 

— Насколько украинский бизнес готов к тем обязательствам, которые несет с собой вступление страны в ВТО? 

— Даже если бы мы и не вступали в ВТО, конкуренция на мировых рынках все равно будет нарастать. Сегодня от этого закрыться невозможно.
Все нормативное регулирование бизнеса в Украине в последние несколько лет шло с учетом норм ВТО. Бизнес практически уже сегодня работает в рамках этого законодательства. И после официального вступления принципиально ничего не изменится.

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей
Программа "Вечірні Новини"Вечірні Новини

программа комментарииЛого телеканал Р1
О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2784.79 грн
10 RUB 4.1723 грн
100 EUR 3168.26 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи