Что происходит с людьми, если система делает их рабами и исполнителями?

На следующей неделе, 17 марта, Харьковский академический украинский драматический театр им. Т. Г. Шевченко презентует премьеру спектакля «Картотека» по одноименной пьесе польского поэта, прозаика и драматурга Тадеуша Ружевича.

«Если в пьесе было все прямо сказано, это была бы патология»


— «Картотека» — украинско-польский проект, — рассказывает Генеральный консул Республики Польша в Харькове Януш Яблонский. — Я видел спектакль во Львове в исполнении польских актеров на польском языке, а в Харькове «Картотека» будет впервые проходить на украинском языке в исполнении украинских актеров. Выбор на Харьков пал не случайно. Он славится интеллигентными людьми, здесь много университетов. Надеюсь, что после Харькова спектакль покажут в Киеве и других городах Украины, а также в Европе.

Спектакль поставил известный польский режиссер, профессор театрального искусства Анджей Щитко. По его словам, «Картотека» — непростой материал. Жанр пьесы — антидрама, и по своей философской сути она перекликается с театром абсурда и экзистенциализмом. Пьеса выбрана для постановки в Украине не случайно.

— Это очень сложная многоплоскостная пьеса, и во время работы над спектаклем я тоже  себе задавал вопросы и искал ответы, — говорит Анджей Щитко. — Зритель сам должен увидеть глубину пьесы. У драматурга Тадеуша Ружевич была сложная жизнь, и главный герой — сам Ружевич. Его персонаж носит разные имена, он живет в мире хаоса, разрушения, бессмыслицы, тревог, метафизических экзистенциальных сомнений и ищет выход из ситуации. Пьеса была написана в 1959 году после смерти Сталина, но режим остался нерушимым, поэтому в ней много аллюзий, намеков, которые в то время нельзя было высказывать. Если бы все можно было выразить и ровно изложить, это была бы патология, а не произведение искусства. Пьеса нереалистическая, но поэтическая — четко ощущается, что Тадеуш Ружевич был прекрасным поэтом.

Через квартиру героя проходит улица


По словам режиссера, сам автор обозначает, что главный персонаж — человек без определенного возраста, профессии и внешности, он часто перестает быть героем, и его заменяют другие люди. Их в этой истории немало, но они не играют значительной роли. Они часто даже не имеют голоса, потому что им нечего сказать. Место действия и декорации — одни и те же. В комнате нет окон, в противоположных стенах находятся двери, обе открыты. Герой лежит в постели, а в отрытые двери постоянно входят и выходят люди из прошлого и настоящего: родители, друзья, коллеги, мертвые и живые. Иногда слышны обрывки фраз. Некоторые останавливаются и читают газеты. Это похоже на то, как будто через квартиру героя проходит улица. Такое движение продолжается с начала и до конца спектакля. Представление построено в технике коллажа — это комбинация маленьких сюжетов. Пьеса Ружевича без начала и конца, она бесконечна — как картотека жизни.

По мнению режиссера, сюжет пьесы очень перекликается с событиями в современной Украине.

— В пьесе есть отголосок реальной ситуации, и не только в Украине: это тема войны, унижения, того, что система может сделать с человеком. Например, один из персонажей пьесы — Человек с пробором — жертва системы, которая поработила его внутреннюю суть, сделала его человеком-собакой, рабом и исполнителем, — говорит Анджей Щитко. — Я уверен, что спектакль будет не просто понятен украинскому зрителю, но и взволнует его.

«Пуст, как собор в ночи»


«Картотека» — третья совместная работа польского режиссера с актерами театра имени Шевченко: Анджей Щитко уже ставил в Харькове два спектакля: «Прощай, Иуда...» и «Антигона из Нью-Йорка».

— Украинские актеры ничем не отличаются от своих коллег в других странах, актеры везде одинаковы, — делится Анджей Щитко. — Одному Бог дал, другому не дал. Их можно разделить на три категории: слабые, хорошие и гениальные. Можно быть актером всю жизнь, но не стать артистом. Артист должен иметь харизму, нести в себе что-то божественное. Герой пьесы «Картотека» говорит, что он пуст, как собор в ночи. Вот если актер пуст, если у него нет запаса знаний и переживаний, он ничего не может дать зрителю. У нас есть анекдот на эту тему: «Актеры бывают перворядными — потому что их слушают только в первом ряду, думающими — которые сами о себе думают, что они хорошие, и божественные — которые выходят на сцену и сразу хватаются за голову «О боже!».

У режиссера должна срабатывать интуиция


Точность в выборе актеров — очень важный момент в работе над спектаклем.

— Когда режиссер читает пьесу, он уже имеет свое видение персонажа, но будет ли исполнитель иметь нужную внешность, внутреннее содержание, которых требует пьеса? Очень важную роль в работе режиссера играет интуиция. Я очень люблю актеров, никогда не делаю голосового прессинга. Я сам был актером и хорошо понимаю их чувства, поэтому не нервирую. В «Картотеке» играют 19 артистов, и я за каждого из них переживаю, — делится режиссер.

— За 52 года работы в театре я прошел школы разных режиссеров, и редко бывает, что режиссер умеет найти в каждом актере черты, которые ему необходимы, — говорит заслуженный артист Украины Евгений Плаксин. — У Анджея Щитко есть такое умение. Кроме того, я считаю его уютным режиссером — с ним можно работать круглыми сутками.