19 июня в сессионном зале Верховной Рады состоялось событие, заслуживающее внимания большего, чем доставшееся ему. Не знаю, как вам, а мне не удалось увидеть о нем ни одного сообщения — и уж тем более комментария — в СМИ, и если бы не заместитель генерального директора ННЦ «ХФТИ» по технологическим и опытно-конструкторским работам В.М. Шулаев, остался бы и я в полном о нем неведении. Оно называлось «Парламентские слушания. «Национальная инновационная система Украины: проблемы, формирование и реализация».

— Валерий Михайлович, а как вы узнали о том, что будут проходить слушания?
— Накануне вечером мне позвонили из Киева и пригласили туда. Я до двух часов ночи не знал, поеду я или не поеду, но в два часа решился — сел в машину и утром был в Киеве.
— А если бы вы могли рассчитывать только на поезд?
— Ну… Такой уровень организации, что поделаешь.
— Интересно было?
— Да как вам сказать... Вообще-то, проблема создания национальной инновационной системы — это ключевая проблема выживания нашего общества и государства. Вся динамика развития всегда определялась и определяется интенсивностью инновационной деятельности. Сейчас, когда информационные потоки стали грандиозными, когда число профессиональных изобретателей стало очень большим, а производительность их труда тоже выросла многократно, инновационный продукт сам собой в производство не пойдет. Его надо продвигать руками. Для этого у каждой промышленно развитой страны есть инновационная система. У Украины такой системы нет, а ее создание — это вопрос сохранения и развития научно-технического уровня украинского ВВП, это вопрос коммерциализации украинского интеллектуального продукта и вообще конкурентоспособности государства. Без нее стране — крышка. Значит, было интересно.
— Но у вас вид человека не то разочарованного, не то огорченного...
— А это так и есть. Знаете, что меня там поразило? Отсутствие народа в ложе прессы. Если бы в зале разворачивалась какая-нибудь политическая «клубничка», в этой ложе было бы не протолкнуться. Но поскольку слушается важнейший, судьбоносный для страны вопрос, никого нет. Вы не поверите, но это был даже не технический, это был физический вакуум — полное отсутствие частиц в рассматриваемом объеме. Ни одного человека от масс-медиа! Да и реакция участников слушаний — вялая и сонная. Выступавших было много и все хотели бы заниматься инновационной деятельностью. Но ситуация здесь такая же, как с халвой: сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Ни в одном выступлении не прозвучал ответ на вопрос, на основе чего же будет развиваться инновационная деятельность. Во всех развитых странах мира на этот вопрос ответ уже дан. Это — нанотехнологии. И вот первый вице-президент Академии наук Анатолий Петрович Шпак рассказывает о нанотехнологиях, рассказывает о том, что в мире уже идет очередная научно-техническая революция, о возможностях, открываемых нанотехнологиями. Ну иногда употребляет научные термины. Но не злоупотребляет ими! Можно все понять, но по лицам присутствующих видно: никто ничего не понимает. Никто. Да и при чем здесь академия? Вот, читайте этот документ, читайте: «Нацiональна академiя наук не залучається належним чином до процесу формування та реалiзацiї iнновацiйної полiтики держави. Чиним законодавством її участь в iнновацiйному процесi не передбачена». Это абсурд, но — «не передбачена»! А вот читайте еще, читайте, читайте: «В порушення вимог статтi 87 Бюджетного кодексу Украiни щодо фiнансування iнновацiйної дiяльностi, у 2000-2003 та у 2005 рр. у Державному бюджетi кошти на фiнансову пiдтримку iнновацiйної дiяльностi не передбачалися». Я уже не говорю о средствах, которые выделяются на развитие нанотехнологий в США, но Россия выделяет на будущий год 200 млрд. рублей и по приоритетности сравнивает эту работу с созданием атомной бомбы, а у нас это 10 млн. гривен. Жалкие гроши. Голос А.П. Шпака в наполненной государствен-
ными людьми и общественными деятелями аудитории звучал как глас вопиющего в пустыне.
— Какие же перспективы у украинского инновационного процесса?
— Ситуация такова: видимо, не надо изобретать своего особого пути, а надо последовать примеру развитых стран мира и обратить серьезное внимание на формирование нанотехнологической национальной программы. В этом случае роль и значение Национальной академии наук станут определяющими. Именно она станет фундаментом и главным звеном инновационного развития экономики Украины. Тогда автоматически прекратятся дискуссии о том, нужна ли нам или не нужна Академия наук.
У читателя, решившего, что этот материал — о состоявшихся парламентских слушаниях, он, пожалуй, вызовет недоумение и даже возмущение. Явный такой негатив, но ни слова не сказано ни об организаторах слушаний, ни об их участниках, ни о документах, выступление упомянуто только одно, да и почему именно нанотехнологии?.. (Кстати, любопытная деталь: я набрал «Нанотехнологии» с маленькой буквы, а мой текстовый редактор исправил на большую — даже он откуда-то «знает», что нанотехнологии — это настолько важно, что и писать их надо — с большой. Как и Интернет.) Сплетня, что ли? Но этот материал о другом — о том, что ложа прессы была пуста! А журналист всегда знает, что интересно его читателю, а что — нет. И если он не идет в ложу прессы — значит нет к этой проблеме интереса в обществе, нет осознания ее важности. Тогда неудивительно и то, что дела нет. Ведь «движения власти» направляются интересами общества. И отсутствие прессы в ложе прессы в каком-то смысле — приговор инновационной системе. По меньшей мере, временный.