Так бывает — супруги разводятся. И, к сожалению, нередко. Но в то время, как одним хватает мудрости сохранить после развода нормальные отношения, другие превращают жизнь бывшего супруга в ад. При этом не щадят даже детей.

Милые родители, денег не дадите ли?
Окончив школу с серебряной медалью, Ольга Титова поступила в ХАИ, стала комсоргом группы, училась на «отлично». Как комиссар стройотряда вместе с друзьями строила в Хабаровске жилой дом, затем в тундре — школу. В стройотряде на нее и обратил внимание Саша — студент, стеснявшийся своего высокого роста и излишней худобы. Он оказался единственным парнем, который помогал девушкам носить тяжелые ведра с раствором. На вечерних «посиделках» танцевать приглашал только Ольгу — нескладному очкарику льстило, что всеобщая любимица, душа компании ему не отказывает. 

…В декабре 1990 г. Саша с Олей сыграли свадьбу, на которой гуляли 70 человек. Жить стали в общежитии. Саша сразу заявил, что деньгами будет распоряжаться единолично, потому Ольга отдавала ему свою повышенную стипендию. Ее родители помогали молодым продуктами и деньгами. Когда жена привозила от родителей полные сумки, довольный Саша «ворчал»: «Твоя мама закормит нас цыплятами!» 

Своего первенца они назвали Костей. По мере того как малыш подрастал, неожиданно стала проявляться такая черта характера Саши, как жестокость — он ставил двухлетнего сына в угол на полчаса за малейшую провинность. На возражения супруги пояснял, что его самого в детстве наказывали точно так же, а отец проверял дневник только с ремнем в руках. Ольга попыталась апеллировать к свекрови, но та отрезала: «Считаю, что внука следует ставить на колени. На горох!» Однажды, разбив банку, малыш порезал пальцы. Прибежавшая на истерические крики мужа Ольга застала картину: пол — в крови, ребенок — в углу. Обработать ранку йодом супруг не позволил. Забрав Костю, Ольга пере-
ехала к родителям. 

Саша учился на последнем курсе и в скором времени его должны были выписать из общежития… В течение восьми месяцев он приезжал к Ольге, просил прощения, обещал, что не будет жестоким. Женщина поверила и ее родители — Татьяна Витальевна и Юрий Сергеевич Титовы — прописали зятя в своей трехкомнатной квартире. Постоянного места работы Саша не имел — время от времени мотался в Россию за товаром и перепродавал его. Ольга работала программистом, семья едва сводила концы с концами. Но в 1997 году Ольга ушла в декрет во второй раз, родился Гоша и денег стало не хватать. 

Александр никогда не говорил, сколько он заработал, не давал денег ни на одежду для детей, ни на оплату коммунальных услуг. Лишь изредка позволял себе купить что-нибудь из бытовой техники. Еще однажды купил мусорное ведро. Бывало так, что, уезжая на неделю, оставлял на питание жене и детям 30 гривен. 

Колдун
Как назло, на заводе, где работала Татьяна Витальевна, начались задержки с выплатой заработной платы. Людям стали выдавать чековые книжки, по которым продукты можно было приобретать в заводском магазине. Обанкротилась фирма, где трудился Юрий Сергеевич. Семья бедствовала. Вареную колбасу покупали как на праздник — раз в неделю только детям. Появились первые долги по квартплате. Родители попросили молодых платить хотя бы за горячую воду и отопление. Саша возмутился: «Мне в вашей квартире ничего не надо. Платить не буду!» 

Несмотря на трудности, Ольга старалась, чтобы дети росли всесторонне развитыми личностями: Костя посещал «частные» уроки английского, занимался в шахматном клубе, ходил на плаванье. Когда чуть подрос Гоша, стал ходить на курсы английского, заниматься дзю-до… 

Приехав на выходные, Александр принимался «воспитывать» Костю — ставил его в угол на час. Еще ему нравилось в гневе бить молотком по тарелке. Костя постоянно ходил с синяками. Однажды, не выдержав экзекуции, мальчишка сказал матери: «Если отец еще хоть раз меня ударит, я уйду из дома!» 

В феврале 2002 г. пришло уведомление, что долг за отопление и воду составил 3800 грн. — им грозили судом и отключением воды. Услышав в очередной раз от зятя слова: «Ваши проблемы меня не касаются и вообще я на полгода уезжаю в Киев», Татьяна Виталь-
евна предложила: «Напиши на имя Ольги доверенность с правом осуществлять от твоего имени любые операции с квартирой! Тогда я выплачу все ваши долги». Он согласился.
По возвращении из Киева Александр узнал, что долги выплачены, но 1/7 часть квартиры, принадлежавшей ему, Ольга подарила (от его имени) матери. Он попробовал отменить доверенность у нотариуса… Попытался через суд признать ее недействительной — тщетно! Отказали ему в удовлетворении иска и в Апелляционном суде.
И тогда он решил превратить жизнь своих близких в ад! 

Однажды Ольга заметила, что в наличник двери детской комнаты воткнут нож. Затем на ножках стульев стали появляться завязанные узлом белые тряпочки. Ножи стали находить и в других дверях… Саша купил книгу «Прикладной гипноз». Дождавшись, когда дети уснут, садился у изголовья и читал вслух — внушал им «необходимое». Юрий Сергеевич заметил: на стене кухни вроде бы что-то написано… Присмотрелся, позвал жену и дочь. От увиденного у них волосы встали дыбом: на кафельной плитке воском (чтоб не было заметно) были написаны проклятья!!! 

А еще в доме появились гнутые иголки — «колдун» втыкал их в диван, на котором спала Татьяна, в двери, плинтуса и даже детскую игрушку. Теперь Сашу боялись все! То ли «тряпочки-иголочки» подействовали, то ли дали знать о себе постоянные стрессы, но на бедного Костю обрушились беды. В течение полутора лет он ломал руки и ноги аж пять раз. Когда пришли к врачу с очередным переломом, та воскликнула: «Что у вас происходит?! Пригласите домой священника!» 
Пока шел суд, впервые в жизни руку сломал их адвокат. 

Насильно мил не будешь!
В это время Ольга пыталась развестись с мужем через суд — состоялись четыре заседания. Он стал преследовать жену по месту работы — приходил на фирму с веревкой: «Если ты уйдешь, я повешусь», забивал в замочную скважину двери спички… Дома с ухмылкой говорил: «Бывают случаи, когда вся семья вместе с детьми погибает от газа…» Однажды протянул Оле заметку из газеты: «Посмотри, что может совершить мужчина, доведенный до отчаянья». В ней рассказывалось, как мужчина вместе с ребенком бросился с моста.
В декабре 2002 г. семья подала иск в суд на принудительное выселение Александра из квартиры. Он подал встречный иск — о восстановлении его в правах собственника.
На вопрос адвоката: «Чего вы добиваетесь? Хотите получить деньги?», он ответил: «Нет, я хочу жить вместе с ними — вне зависимости от того, хотят они этого или нет». Эта идея «фикс», круто замешанная на удовольствии, которое он получал, отравляя людям существование, пьянила Александра. 

И вдруг в октябре 2003 г., упаковав телевизор, магнитофон и… мусорное ведро, Саша заявил: «Я съезжаю». Но в течение полугода продолжал приходить в любое время суток. Как-то среди ночи Ольга проснулась, почувствовав чей-то взгляд. Открыла глаза и в ужасе увидела сидящего возле кровати Сашу. Это «упражнение», забавлявшее его более всего, повторял неоднократно. 

Юрий Сергеевич с внуками пекут картошку23 февраля 2004 г. нетрезвый Александр избил Ольгу. Костя заступился за мать и тут же получил удар по голове. Муж ушел, но в полночь вернулся и до 3 часов ночи ломился в дверь, пока ни выбил ее. На следующий день, одолжив деньги, Ольга заказала новую дверь. На этот раз ключи от замка Саше не дали. После этого случая Костю стали мучить частые головные боли и он прямо на улице потерял сознание. После двухмесячного обследования в стационаре врачи вынесли вердикт: «Подростка необходимо оградить от психо-эмоциональных нагрузок». При встречах с отцом Костя перестал подавать ему руку.
Суд тянулся до 2005 года, то есть решение о выселении принималось тогда, когда выселять уже… было некого — Саша давно там не жил! Но именно этот факт и сыграл с Титовыми злую шутку, ведь на его основании районный суд и отказал в удовлетворении иска. В ноябре 2006 г. Титовы подали иск в суд о лишении Александра регистрации на том основании, что он не является собственником жилья, на протяжении 3 лет (на тот момент) там не проживает и не платит за квартиру. На следующий день Саша позвонил в квартиру (дома была Ольга с детьми): «Если немедленно не откроешь дверь, я ее распилю!»
Двухметрового роста мужик, вооруженный «болгаркой», ринулся в атаку на дверь, за которой плакал маленький Гоша: «Папочка, пожалуйста, не надо!» После этого кошмара Гоша просыпался по ночам в холодном поту. А «папочка» регулярно шлет Косте SMS-ки скромного содержания: «Я буду вашим Богом, а вы — моим народом». 

Судебные тяжбы между сторонами тянутся и по сей день. В мае Апелляционный суд отменил очередное решение районного и постановил… вселить Александра в квартиру. Не помогли ни медицинские справки о болезнях детей (у Гоши — астма), ни доказательства, что отец никогда не платил алиментов, ни справки из милиции, ни свидетельства соседей!
У Александра есть родная мать, которая проживает в двухкомнатной квартире в Винницкой области. Но к маме он не хочет — там скучно. То ли дело в Харькове! Работая на Севере вахтовым методом, Александр время от времени наведывается в Харьков, чтобы «поздравить» Ольгу и детей с их днями рождения. Делает это «оригинально»: прямо на лестничной площадке взрывает петарды. Тогда звенят стекла и выбегают перепуганные соседи. 

Приближается выпускной бал в лицее, где учится Костя, в тот же день он отпразднует и свое 16-летие! Подросток с ужасом ждет, что папа придет его «поздравить».