Прокуратура области совместно с полицией разоблачили группу из шести человек, двое из которых были частными нотариусами и без зазрения совести оформляли договоры купли продажи, доверенности и завещания на квартиры с... мертвецами.

«Вечерний Харьков» писал об одном из таких случаев. В доме №37 на улице Дарвина, построенном 105 лет назад по проекту знаменитого архитектора Алексея Бекетова, продали трехкомнатную квартиру, в которой в свое время проживали художники Михаил Пестриков, Николай Самокиш, Иван Селищев и Николай Гноевой. Причем новая хозяйка заключила договор купли-продажи с наследниками последнего владельца квартиры №3 в феврале 2017-го года, которых на тот момент уже несколько месяцев не было в живых: дочь Николая Гноевого Любовь Николаевна скончалась летом 2015 года, а сын Юрий Николаевич — в декабре 2016-го.

Неладное заподозрили соседи, когда увидели, как из уникальной квартиры неизвестные вывозят вещи семьи художника. Вызвали полицию. После приезда следователей новоиспеченная владелица завидных квадратных метров пояснила, что договор подписала у нотариуса вместе с двумя людьми, которых и приняла за предыдущих владельцев.
Правоохранителями было открыто уголовное производство, квартиру опечатали.

Сейчас, по словам пресс-секретаря прокурора Харьковской области Виты Дубовик, известно о семи подобных эпизодах. По предварительным данным, речь идет о группе из шести человек, которая действовала на протяжении 2014–2017 годов подыскивали квартиры, владельцы которых умерли, и от их имени задним числом подделывали договоры купли-продажи, доверенности и завещания. В дальнейшем недвижимость перепродавали.

— Схема была такая: несколько человек, ранее судимых за особо тяжкие преступления, вступили в сговор с двумя нотариусами Харькова. Подыскивали квартиры, хозяева которых умерли, и от их имени задним числом подделывали договоры купли-продажи, доверенности и завещания. В дальнейшем недвижимость перепродавали, — говорит Вита Дубовик.

Сейчас проводится досудебное расследование сразу по нескольким статьям: ч.ч 3, 4 ст. 190 УК Украины (завладению чужим имуществом путем обмана, совершенном по предварительному сговору группой лиц в особо крупных размерах), ч. 3 ст. 358 УКУ ( злоупотребление полномочиями с целью получения неправомерное выгоды, что повлекло тяжкие последствия) и ч. 3 ст. 365-2 УКУ (подделка и использование поддельных документов). Максимальная санкция предусматривает 12 лет лишение свободы.

В ходе обысков, которые проводили правоохранители вместе с представителями прокуратуры, у фигурантов дела были найдены и картины, которые ранее исчезли из квартиры Гноевых, а также документы.

— В ходе обысков, которые проводили правоохранители вместе с представителями прокуратуры, у фигурантов дела были найдены картины, статуэтки, альбомы и другие вещи, которые принадлежали семье Гноевого, — рассказывает Вита Дубовик. — В настоящее время могу отметить, что уже из нотариусов, женщине 1969 года рождения, уже объявлено подозрение по нескольким статьям, относительно других фигурантов — документы готовятся.

Сейчас следственные действия продолжаются.

— После смерти Юрия Гноевого наследники квартиры неизвестны. Но ведь еще не прошло полгода, и они могут объявиться. Если этого не произойдет — квартира перейдет в собственность громады Харькова, — говорит правнучка Алексея Бекетова, соседка скандальной квартиры Елена Рофе-Бекетова. — И в этом случае, я считаю, было бы правильно сделать из нее квартиру-музей. Это мог бы быть и выставочный зал, и еще одно место для общения людей искусства.