Регион, в котором мы живем, уникален тем, что находится на этно-конфессиональном и межкультурном стыке Европы и Азии. На протяжении веков он был ареной столкновения различных, подчас диаметрально противоположных интересов. Поэтому история здесь является не только наукой, но и одним из действующих лиц в текущих процессах, и в силу этого во многом предопределяет жизнеспособность тех или иных политических решений.

Южный Кавказ и сегодня продолжает оставаться в центре пристальною внимания международного сообщества вообще и ведущих мировых держав в частности. Подобное отношение к нашему региону обусловлено не только его сырьевыми ресурсами, прежде всего нефтегазовыми, но и этно-кулътурным многообразием, придающим региональным процессам особую специфику. Ситуация осложняется тем, что в силу известных исторических причин местные политические элиты все еще находятся на этапе становления и пока не обладают достаточным опытом суверенного существования. Мы, по сути, имеем дело с миниатюрной моделью международного сообщества, и субъектам региона еще предстоит выработать механизмы конструирования своих взаимоотношений на основе общепризнанных принципов мирного сосуществования, добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества. 

В этом смысле все мы - народы и, прежде всего, руководители государств Кавказа, признанных и непризнанных, несем особую ответственность за создание наиболее благоприятных перспектив развития нашего региона, свободного от войн и разделительных линий. 

Волею судеб Нагорный Карабах или исторический Арцах, находясь на
перекрестке геополитических интересов империй, столетиями был вынужден отстаивать свое право на жизнь и самобытность. Нагорный Карабах традиционно рассматривался и рассматривается региональными державами в качестве ключевого субъекта для установления своего влияния на Южном Кавказе. Вспомним хотя бы 1813 год, когда в ходе очередного фундаментального передела сфер влияния в регионе между Россией и Персией именно близ карабахского села Гюлистан был подписан мирный договор, по которому вся территория Южного Кавказа (включая Нагорный Карабах) перешла от Персии к России.
Сегодня, по прошествии 13 лет с момента установления режима перемирия в зоне нагорно-карабахского конфликта, внимание международного сообщества по-прежнему приковано к нашей проблеме. Несмотря на солидный срок, сторонам все еще не удалось приблизить окончательное урегулирование проблемы и установление долгосрочного мира в нашем регионе. Более того, они не смогли преодолеть атмосферу взаимного недоверия, которая, к сожалению, усугубляется. Между тем международная практика в последнее время демонстрирует достаточную гибкость и изобретательность в поиске вариантов урегулирования ситуаций, характеризуемых непримиримостью отношений или остротой территориальных проблем. 

К сожалению, за прошедшие годы правительство Азербайджана практически не сделало ни одного шага, направленного на формирование положительного образа этого государства в глазах народа Нагорного Карабаха, что могло бы привести к установлению доверительных отношений. Подобное поведение азербайджанских властей препятствует усилиям международного сообщества в лице Минской группы ОБСЕ по нахождению взаимоприемлемого решения нагорно-карабахской проблемы. Буду откровенен. В переговорном процессе может создаться патовая ситуация, и не в последнюю очередь из-за неэффективности его формата. Азербайджанская сторона всячески пытается убедить мировое сообщество в том, что сторонами конфликта являются исключительно Азербайджан_и Армения, обвиняя последнюю в территориальных притязаниях. Выход из сложившейся ситуации мы видим в возвращении представителей Нагорного Карабаха за стол переговоров, и именно на достижение этой цели, на наш взгляд, должны быть направлены усилия сопредседателей Минской группы ОБСЕ. 

Мы глубоко убеждены в том, что разрешение нагорно-карабахского конфликта следует начать с отказа от применения силы или угрозы силой. Мы исходим из того, что отправной точкой урегулирования азербайджано-карабахского конфликта должно стать соглашение между НКР и Азербайджаном о закреплении режима прекращения огня и невозобновлении боевых действий. В свою очередь достижение такого соглашения возможно лишь в случае установления эффективного диалога между Нагорно-Карабахской Республикой и Азербайджаном. В данном контексте ключом к окончательной стабилизации ситуации является отказ всех сторон от привнесения дополнительных проблем в мирный процесс и обязательный учет сложившихся в регионе реалий, а именно - признание Нагорно-Карабахской Республики как самостоятельного субъекта региональной политики.
Все участники процесса обязаны проявить истинную заинтересованность в скорейшем урегулировании конфликта. В противном случае может быть упущен исторический шанс добиться окончательного и всеобъемлющего мира. А такая перспектива совершенно не отвечает долгосрочным интересам народа Нагорно-Карабахской Республики. На наш взгляд, Азербайджан надеется, что факт непризнанности НКР станет препятствием для ее политического и экономического выживания, и это вынудит республику пойти на односторонние уступки на диктуемых Азербайджаном условиях. Ценой огромных усилий и при постоянном содействии Армении и армянской диаспоры за рубежом нам удается нейтрализовывать негативные последствия политики удушения нашей страны.
Нам придется искать политический выход из сложившейся ситуации, имея в виду, что ни международное право, ни Устав ООН не исключают поддержки народов, борющихся за самоопределение. У нас не останется иного выбора, кроме как обратиться к мировому сообществу с просьбой о признании независимости нашей республики, провозглашенной в 1991 г. в соответствии с основополагающими нормами и принципами как международного права, гак и действовавшего на то время советского законодательства. Тем более, что в этом заключается воля нашего народа, выраженная на референдуме о независимости, которая была защищена в военные и подтверждена в послевоенные годы.