Чуть более полгода Казахстан в соответствии с регламентом ШОС выполняет обязанности председателя организации. Многие эксперты считают, что его нынешний статус придал новый импульс интеграционным процессам в организации. Руководство страны регулярно дает понять, что в её внешней политике сотрудничество в рамках ШОС является одним из приоритетов. Об этом неоднократно говорил президент Нурсултан Назарбаев.

В связи с этим возникает закономерный вопрос: что значит для Казахстана сотрудничество в рамках организации? Прежде всего, формат работы ШОС чрезвычайно благоприятствует тому, чтобы страны-участницы могли найти свое место в современном геополитическом и геоэкономическом раскладе, не потеряв при этом собственного лица. В силу своего геополитического положения он не может проводить одностороннюю политику, ориентироваться на какой-то один «полюс силы». Казахстан вынужден постоянно балансировать между интересами крупных держав и только так может обеспечивать свои национальные интересы. 

Участие в ШОС продиктовал Казахстану и инстинкт государственного самосохранения: в начале XXI века национальной безопасности республики брошено достаточно много вызовов. Среди них и международный терроризм, и «экспорт» радикального ислама, и контрабанда оружия и наркотиков, и потоки нелегальной миграции. В одиночку справиться с ними было бы слишком сложно. 

Взаимодействие в рамках ШОС позволило Казахстану урегулировать ряд спорных территориальных вопросов, а планомерное и прозрачное сокращение вооруженных сил в приграничных районах разрядило остаточные элементы военно-политической напряженности. Наконец, интенсификация взаимовыгодного торгово-экономического обмена между странами–членами ШОС существенно влияет на общий стратегический ландшафт региона, смещая акценты из военно-политической области в область мирного экономического взаимодействия. 

Но в рамках ШОС Казахстан ставит и более амбициозные цели: он стремится со временем выйти на лидирующие позиции. Эти амбиции республика подкрепляет своими успехами как во внешней, так и во внутренней – прежде всего, экономической, – политике. Собственно говоря, именно грамотная политика в области социально-экономического реформирования, проводимая правительством Казахстана, уже позволила республике выйти в число лидеров экономического роста среди постсоветских государств. Несколько лет назад такие влиятельные институты, как Конгресс США и Совет Европы признали Казахстан страной с рыночной экономикой, а ведущие международные рейтинговые агентства присвоили республике международный инвестиционный рейтинг. Эти факты ярко свидетельствуют о том, что курс экономических реформ в полной мере себя оправдал. 

К несомненным внутриполитическим успехам относится то, что за годы независимости в Казахстане, в отличие от большинства бывших республик СССР (тем более, центральноазиатских), не было отмечено ни одного факта межнациональной розни, несмотря на то, что в стране проживают представители 140 национальностей. Что касается внешнеполитических предпосылок лидерства Казахстана в ШОС, то следует отметить, что системная и сбалансированная дипломатия позволила республике занять ключевое место как в рамках СНГ, так в системе международных отношений в Евразии в целом. Об этом свидетельствует, например, растущий вес и авторитет Казахстана в ОБСЕ.
Традиционно тесные отношения Казахстан поддерживает с Россией (этому, кстати, немало способствуют доверительные личные отношения Путина и Назарбаева). В любом случае Россия – это естественный геополитический, геоэкономический и геокультурный партнер Казахстана. Без преувеличения можно сказать, что именно Российская Федерация и Республика Казахстан являются ключевыми игроками в таких важных структурах сотрудничества на постсоветском пространстве, как СНГ, ЕврАзЭс и ОДКБ. На международной арене Казахстан и Россия часто выступают вместе, отстаивают консолидированные позиции и, как показывает практика, добиваются решения достаточно сложных вопросов – именно усилия Казахстана и России позволили найти решение «каспийской проблемы». Стратегическое партнерство России и Казахстана образует каркас системы безопасности в центрально-восточной части Евразии: за постсоветский период накоплен огромный опыт совместного противодействия терроризму и экстремизму, незаконному обороту наркотиков, распространению оружия массового уничтожения.
Одним из важнейших направлений развития внешней политики Казахстана является взаимодействие с Китаем. Их отношения в последнее время развиваются очень динамично, эволюционируя в направлении стратегического. Самые тесные двусторонние связи Казахстан имеет и с другими странами-членами и странами-наблюдателями ШОС (Таджикистаном, Ираном, Индией, Монголией и др.). Причем эти связи развивались и углублялись задолго до создания самой организации. Интенсивно развиваются отношения Республики Казахстан и с такими государствами, как Турция и Саудовская Аравия. Лидеры этого «нефтяного королевства», например, поддерживают инициативы РК по интенсификации деятельности в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Это следует иметь в виду, поскольку Турция уже выразила намерение получить статус наблюдателя в ШОС, а Саудовская Аравия, по мнению ряда аналитиков, также рассматривает возможность присоединиться в этом формате к деятельности организации.

Председательствование в ШОС способно заметно укрепить позиции этого регионального лидера не только внутри «шестерки», но и вне ее. Казахстан очень умело и осторожно зондирует международную почву путем развития тесных торгово-экономических, военно-стратегических и дипломатических связей с другими странами региона. В рамках такого подхода развивается сотрудничество и с государствами, находящимися за пределами региона, но имеющими большой вес в современном мире – США, Великобританией, Саудовской Аравией. Такая политика позволяет Астане удачно балансировать между Пекином и Москвой и, кстати, в некоторых случаях навязывать «старшим братьям» свои правила игры в ШОС.


Арнур Рахымбеков, шеф-корреспондент московского бюро Информационного агентства «Казинформ», специально для РИА-Новости