11 июля официальный сайт контролирующей госзакупки общественной организации «Тендерная палата Украины» разместил комментарий своего почетного президента Раисы Богатыревой относительно публикации изменений к закону о госзакупках, принятых Верховной Радой 19 июня. Нардеп от ПР Раиса Богатырева немедленно дезавуировала эту публикацию и покинула должность почетного президента ТПУ. Еще раньше должность вице-президента ТПУ покинула народный депутат от НУ Ксения Ляпина.

Кто что сказал или не сказал 

В этом комментарии Раиса Богатырева (в настоящий момент он с сайта ТПУ уже снят) якобы «наехала» на Николая Азарова и Александра Мороза: «Хотелось бы напомнить Николаю Яновичу, что именно коалиция, координатором которой я, кстати, есть, назначила его на занимаемую им должность. Мы должны работать над усовершенствованием законодательства в сфере государственных закупок, однако уже в будущем парламенте, а не устраивать непонятные игры вокруг опубликования закона. Данный закон не был официально обнародован, а, следовательно, не вступил и не вступит в силу. Этот факт признают все». 

Ну, и «пара теплых» в адрес Александра Мороза: «Каждый законопослушный гражданин Украины обязан выполнять Конституцию и постановление суда, тем более человек, который носит высокое звание председателя Верховной Рады Украины». 

И вот, оказывается, ничего этого Раиса Богатырева не говорила. Ее пресс-служба распространила другие слова своего шефа по поводу перепечаток «ее» заявления с сайта ТПУ: «Вызывает возмущение тот факт, что многие интернет-издания позволяют себе опубликовывать недостоверную и непроверенную информацию. Хочу акцентировать внимание и редакции, и читателей на том, что я не комментировала ситуацию, связанную с данным законом. И тем более я не давала никаких распоряжений относительно размещения какого-либо материала по данной теме». В ее пресс-службе также сообщили, что пытались получить объяснения у коллег из Тендерной палаты: «Они сказали, что текст комментария передал им Антон Яценко». 

Когда же к животворному источнику обратилась газета «Дело», она получила совсем другой ответ: «Мы разместили на сайте комментарий, который предоставило руководство», — сказали в пресс-службе Тендерной палаты. На вопрос, кто именно из руководства распорядился опубликовать этот текст, сотрудники пресс-службы отвечать отказались: «Единственное, что мы можем сказать, Антон Яценко к этой публикации не имеет никакого отношения». 

Ну а кто же такой Антон Яценко? 28 апреля 2006 года на сайте «Украина криминальная» появилась статья, подписанная именем Ярослава Грушевского «Тендерная палата Украины: как покупают государство». Она начинается интересными словами: «Тендерная палата Украины основана семейным кланом бизнесменов Антона Яценко и Владимира Врублевского, представляет монопольные коммерческие интересы их компаний, ряда народных депутатов и чиновников. И уже в силу этого не имеет ни малейшего права осуществлять общественный контроль над государственными закупками Украины. Навязчивые попытки «приватизировать» госзакупки этими господами СБУ пресекала еще при Леониде Кучме».
Закон против откатов, но на деле… 

Закон «О закупке товаров, работ и услуг за государственные средства» был принят парламентом 22 февраля 2000 года. И «лишним» он ни в коем случае не является. Ибо бюджетные деньги всегда были и всегда будут объектом криминальных посягательств особо хищных граждан, имеющих право ими распоряжаться. При любой власти и в любой стране. Схема очень проста и испытана временем: покупка чего бы то ни было по завышенной цене и получение «отката». Но схема с «откатом» перестает работать, если сделку нельзя совершить кулуарно, перешептываясь в кабинете, если закупки производятся на открытом тендере. Для этого и принимался упомянутый закон. Теперь все, что стоит выше некоторого порога — только через тендер. 

Конечно, у этого закона, как и у любого другого, кроме достоинств есть и недостатки. Например, он породил колоссальную степень недоверия к руководству госучреждений со стороны государственных контролирующих органов. Если, скажем, ректор захочет что-то построить для своего вуза, он несколько лет будет «это» согласовывать, проектировать и т.д., в конце концов деньги за это время обесценятся в несколько раз и окажется, что гораздо проще и спокойнее тратить их, скажем, на дорогие престижные автомобили. С ними ведь проще и контролерам и контролируемым, а ничего незаконного в этом нет: купили — не украли. Схема закупок стала излишне громоздкой, а из-за высокой стоимости тендерных процедур, навязываемых пресловутыми контролирующими органами, — часто и невыгодной. Кроме того, на тендере хочешь не хочешь, а покупаешь самое дешевое, то есть самое плохое. 

Красивый пример по этому поводу привел однажды ректор Харьковского национального университета Виль Бакиров. Вышла зимой из строя в общежитии бойлерная. Месяц — туда, месяц — сюда, две недели на подписание договора… Уже и лето на носу. Нашим студентам еще можно объяснить, мол, в такой стране живем, ребята. Но студенты-иностранцы подобного «юмора» напрочь не понимают. 

Общественный контроль или прикрытие чиновников 

Организацией, контролирующей госзакупки, согласно закону, является Тендерная палата Украины, юридический статус которой определяется ее статьей 17-2. В ней, в частности, сказано: «Тендерна палата України є неприбутковою спілкою громадських організацій, яка діє згідно з чинним законодавством України. Тендерна палата України не веде будь-якої підприємницької діяльності і не має права надавати будь-які платні послуги, а діє виключно з метою виконання завдань, поставлених перед нею цим законом та її статутом. Діяльність Тендерної палати України є прозорою для суспільства». 

Вот вы попробуйте создать общественную организацию для контроля за госзакупками и кого-нибудь проконтролировать… Получится? То-то же! А соблазн большой — ведь члены общественных организаций не являются госчиновниками и не попадают под действие Закона «О коррупции». По тому же закону членство в Тендерной палате — дело добровольное. То есть вроде бы и нам с вами можно. Но — нельзя. Там «большие» — народные депутаты, высокие должностные лица. Но это замечание — как бы в стороне.
Итак, ТПУ сама по себе не имеет права на предпринимательскую деятельность и на оказание платных услуг. Но ничто не мешает ей создавать «в помощь себе» коммерческие структуры, нацеленные на получение прибыли. А эта возможность — золотое дно. 

И вот в 2002 году господа Яценко и Врублевский получили патенты и авторские свидетельства на такие «изобретения»: «Образцы тендерной документации» (свидетельство ПА № 5086 от 17.01.2002 г.); «Методика оценки тендерных предложений» (свидетельство № 6443 от22.10.2002 г.); «Методика проведения проверки соблюдения заказчиками требований действующего законодательства при закупке товаров, работ и услуг за государственный счет» (свидетельство № 6443 от 14.08.2002 г.).
Авторы не замедлили поставить в известность правительство о своем монопольном праве на их использование. Так им удалось «войти в долю». 

Ярослав Грушевский по этому поводу пишет: «Проверка законности получения патентов, проведенная СБУ и Минюстом в декабре 2002 года, вскрыла полную научную несостоятельность так называемых авторских «изобретений». По сути они являлись... копиями отдельных положений уже упоминавшегося нами закона от 22 февраля 2002 года, а также ряда нормативных актов Министерства экономики! А согласно Закону Украины «Об авторском праве и смежных правах» объектами авторского права не могут быть официальные документы политического, законодательного и административного характера». Однако результаты проверки никаких последствий не имели. 

Набор же необходимых для участия в торгах документов и бланков может обойтись клиенту в... 10000 гривен! Иначе не допустят к тендеру. Вплоть до того, что телефонный разговор с организаторами тендеров может обойтись до 10 гривен за минуту! Такие суммы отсекают от торгов мелких производителей, особенно сельских, и просто блокируют самую возможность их экономического партнерства с государством. 

И вот что интересно. «Украина криминальная» — не первое издание, опубликовавшее статью Грушевского. Первым были Грани+ еще 9 февраля 2003 года, когда их редактором был «большой оппозиционер» Юрий Луценко. Вот ему бы и вспомнить об этом (не мелочь ведь!) деле, став министром внутренних дел, но большие должности, видимо, отшибают память о некоторых делах. Или позволяют посмотреть на них иначе… 

Страсти по закону: приказ не печатать

7 июля (на следующий день после того, как президент Виктор Ющенко своим указом приостановил официальное обнародование законов и других актов Верховной Рады до первого заседания парламента 6-го созыва) газета «Голос Украины» опубликовала фотокопии изменений, принятых Верховной Радой к Закону «О госзакупках» 19 июня. 

А 10 июля в газете появилось сообщение, подписанное главным редактором газеты Анатолием Горловым. Он подчеркивает, что в субботнем номере газеты за 7 июля было четко указано, что публикация закона не является официальной, а ставит целью ознакомление с ним общественности. Кроме того, он указывает и на то, что в газете представлен не текст закона, а его фотокопия и таким образом никаких правовых последствий публикация не имеет. В его сообщении сказано также, что суд, прокуратура, СБУ, секретариат президента требуют не печатать текст этого закона, тем самым лишая граждан права на получение информации. «В разных письмах редакцию «Голоса Украины» предупреждают (чтоб не сказать угрожают) об ответственности, называют определенные статьи Уголовного кодекса, говорят о «наложении ареста на имущество». Что это, как не попытка давления, а может, и прекращения выпуска?» — пишет он. 

Тендерная палата проявила огромную активность, чтобы не допустить публикации закона от 19 июня, объявив внесенные в Закон «О госзакупках» изменения «коррупционными». Хозяйственный суд Киева в обеспечение иска Тендерной палаты запретил официальным изданиям — газетам «Голос України», «Урядовий кур’єр», «Офіційний вісник України» и «Відомості Верховної Ради України» — публикацию принятого Радой 19 июня закона «О внесении изменений в Закон «О закупках товаров, работ и услуг за государственные средства», назначив рассмотрение иска Тендерной палаты на 6 сентября. 

В ночь с 5 на 6 июля (т.е. еще до указа президента) печатался тираж газеты «Урядовий кур’єр» с текстом закона от 19 июня. Этот процесс был прекращен появлением представителей спецслужб (отказавшихся предъявить документы), как можно догадаться, не без участия руководства Тендерной палаты. Тем не менее первый вице-премьер, министр финансов Николай Азаров считает закон от 19 июня вступившим в силу, так как официальное издание — газета «Урядовий кур’єр» — успело напечатать 5 тыс. экземпляров тиража. 

Шерше ля… 

Ну и, наконец, пора перестать интриговать читателя и откровенно сказать ему, из-за чего же весь этот сыр-бор. Неужели из-за того, что президентский указ чуть не нарушили? Нет, скорее всего дело не в этом. Скорее всего дело в том, думается, что законом от 19 июня ВР повысила порог госзакупок для государственных и казенных предприятий, а также предприятий с долей государства в уставном фонде более 50%. А кроме того, урезала полномочия Тендерной палаты и упростила процедуру некоторых торгов. Тем самым она разблокировала часть (до того заблокированных высокой стоимостью услуг по организации тендеров) каналов движения денежных и материальных ресурсов в экономике и реально упростила процедуру закупок для органов местного самоуправления. 

«Что касается Мороза, то он поступил в рамках закона, поскольку президент не подписал и не ветировал закон в установленный срок, соответственно, это дало право главе парламента его обнародовать», — прокомментировал народный депутат Василий Волга. При этом ВР ущемила интересы существующих при Тендерной палате коммерческих структур, уменьшив суммы их доходов. Чем и вызвала большие к себе претензии вплоть до откровенной злобы. Но если еще вспомнить, что Ксения Ляпина собирала пресс-конференцию специально для того, чтобы как можно дальше отмежеваться от Тендерной палаты, то понимаешь: скорее всего на этом не закончится.