Речь пойдет о «Соображениях по плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками» от 15 мая 1941 года (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, фонд 16А, опись 2951, дело 237, листы 1–15).

Этот документ был рассекречен лишь после августа 1991 года, его фрагменты впервые были обнародованы в статье кандидата военных наук В. Киселева «Упрямые факты начала войны» (ВИЖ № 2, 1992 г.). Полный текст «Соображений…» от 15 мая 1941 года в России впервые опубликовал генерал-полковник Ю. Горьков в статье «Готовил ли Сталин упреждающий удар против Гитлера в 1941 г.» («Новая и новейшая история» № 3, 1993 г., с. 29-45). 

Краткая предыстория 

Указанный документ представляет собой директивный стратегический оперативный план ведения боевых действий РККА против фашистской Германии и ее союзников. Разработкой подобных планов постоянно занимаются оперативные управления генеральных штабов вооруженных сил всех крупных государств и, конечно же, СССР в этом вопросе не был исключением. И все они являются наступательными. В принципе, так и должно быть. Данное обстоятельство совершенно точно выразил писатель-«антисуворовец» А. Исаев:
«Все планы крупных держав — участников двух мировых войн ХХ столетия — были наступательными. Причем наступательный характер не зависел от того, кто явится инициатором войны. Для военного планирования это было абсолютно безразлично… Советский Союз не был карликовым государством, которое могло рассчитывать только на то, чтобы дорого продать свою жизнь или дождаться, когда большие добрые дяди накостыляют обидчику. Соответственно, и военное планирование носило наступательный характер, по крайней мере с 1938 года…» 

Сказано верно. Еще 1 октября 1938 года И. Сталин на совещании пропагандистов Москвы и Ленинграда объяснял, что «бывают случаи, когда большевики сами будут нападать, если война справедливая, если обстановка подходящая, если условия благоприятствуют, сами начнут нападать. Они вовсе не против наступления, не против всякой войны. То, что мы кричим об обороне, — это вуаль, вуаль. Все государства маскируются». 

Как сообщил в своей статье Ю. Горьков, в различное время оперативные планы войны носили разные названия: «О стратегическом развертывании Красной Армии на случай войны на Западе по варианту ПС» (1924 г.) — ЦАМО РФ, ф. 16А, оп. 2951, д. 4; «Записка по обороне СССР» (1927 г.) — там же, д. 25; «План стратегического распределения РККА и оперативного развертывания на Западе» (1936 г.) — там же, д. 175; «Основы стратегического развертывания на Дальневосточном театре военных действий» (1938 г.) — там же, д. 208; «Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных сил Советского Союза на Западе и Востоке на 1940–1941 гг.» (18 сентября 1940 г.) — там же, д. 239, лл. 197–216; «Уточненный план стратегического развертывания Вооруженных сил Советского Союза на Западе и на Востоке» (11 марта 1941 г.) — там же, д. 241, лл. 1–15; «Соображения по плану стратегического развертывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками» (15 мая 1941 г.) — там же, д. 237, лл. 1–15.
В основу последнего плана были заложены положения мобилизационного плана МП-41 (ЦАМО РФ, ф. 15А, оп. 2154, д. 4, лл. 199–287). Сразу же после утверждения «Соображений…» от 15 мая 1941 года (об утверждении разговор ниже) в штабы всех воинских подразделений (до полков включительно) были разосланы красные пакеты с конкретными оперативными планами боевых действий и предупреждающей надписью «Вскрыть по сигналу «Гроза». Как известно, команда на их вскрытие так и не поступила. Но это — совсем уже другая тема. 

Упреждающий удар – наступление методом нападения 

В первом же разделе «Соображений…» от 15 мая 1941 года их главный составитель генерал-майор А.М. Василевский сформулировал основную идею плана:
«Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить (подчеркнуто в тексте. — В.Н.) нас в развертывании и нанести внезапный удар. Чтобы предотвратить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий германскому командованию, упредить (подчеркнуто в тексте. — В.Н.) противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск». 

После приведенной фразы теряет смысл любая полемика по поводу казуистических выкрутасов сторонников сталинских мифов о том, что «наступательная — не значит нападательная». 

Второй раздел «Соображений…» целесообразно процитировать полностью, ибо он содержит основные задачи наступления:
«Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее линии Брест–Демблин, и выход к 30-му дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц». Далее рукою заместителя начальника Генштаба РККА генерал-лейтенанта Н.Ф. Ватутина дописано: «Последующей стратегической целью иметь наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы центра и северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии. 

Ближайшая задача — разгромить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на р. р. Нарев, Висла и овладеть районом Катовице», для чего (продолжает Василевский):
«а) главный удар силами Юго-Западного фронта (подтверждение заблаговременной организации фронтов. — В.Н.) нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от ее южных союзников;
б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин с целью сковывания Варшавской группировки и овладения Варшавой, а также содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;
в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии, Румынии и быть готовым к нанесению удара против Румынии при благоприятной обстановке». Заканчивает Ватутин: «Таким образом Красная Армия начнет наступательные действия с фронта Чижев, Лютовиско силами 152 дивизий против 100 германских. На остальных участках госграницы предусматривается активная оборона».
Как пишет Горьков, глубина планируемой операции при нанесении упреждающего удара составила бы 300–350 км, а полоса фронта наступления — 350–400. По поводу активной обороны на других направлениях он сообщает, что последняя «…может состоять из совокупности оборонительных и наступательных операций». 

Силы и средства 

Третий раздел «Соображений…» содержит план распределения видов Вооруженных сил СССР по фронтам (на западе) и округам (на остальной территории СССР), вплоть до дивизий и полков. Процитирую лишь ту часть плана, которая касается Сухопутных сил, сосредотачиваемых на западе:
«1. Сухопутные силы Красной Армии в составе — 198 сд, 61 тд, 31 мд, 13 кд — всего 303 дивизии и 74 артполка РГК, распределить следующим образом:
а) Главные силы в составе 163 сд, 58 тд, 30 мд и 7 кд (всего 258 дивизий) и 53 артполка РГК иметь на Западе, из них: в составе Северного, Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов — 136 сд, 44 тд, 23 мд, 7 кд (всего 210 дивизий) и 53 артполка РГК; в составе резерва Главного командования за Юго-Западным и Западным фронтами — 27 сд, 14 тд, 7 мд (всего 48 дивизий)»…
Четвертый раздел «Соображений…» называется «Состав и задачи развертываемых на Западе фронтов (карта 1:1 000 000)». Цитировать его полностью нет смысла, процитирую лишь ту его часть, которая касается самого мощного «нашего» Юго-Западного фронта:
«Юго-Западный фронт — восемь армий, в составе 74 стрелковых, 28 танковых, 15 моторизованных и 5 кавалерийских дивизий, а всего 122 дивизии и 91 полк авиации, с ближайшими задачами.
а) концентрическим ударом армий правого крыла фронта окружить и уничтожить основную группировку противника восточнее р. Вислы в районе Люблин;
б) одновременно ударом с фронта Сенява, Перемышль, Лютовиска разбить силы противника на Краковском и Сандомирско-Келецком направлениях и овладеть районом Краков, Катовице, Кельце, имея в виду в дальнейшем наступать из этого района в северном и северо-западном направлении для разгрома крупных сил северного крыла фронта противника и овладения территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии;
в) прочно оборонять госграницу с Венгрией и Румынией и быть готовым к нанесению концентрических ударов против Румынии». Закончил этот пункт Ватутин: «Из районов Черновицы и Кишинев с ближайшей целью разгромить сев. крыло румынской армии и выйти на рубеж р. Молдова, Яссы». 

Маскировка подготовки 
Необходимые мероприятия по маскировке подготовки упреждающего удара изложены в конце четвертого раздела:
«Для того чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:
1. Произвести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса.
2. Под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного командования.
3. Скрыто сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдаленных округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл. 
4. Постепенно под видом учебных сборов и тыловых учений развертывать тыл и госпитальную базу». 

Комментарии здесь не нужны. Ясно, что перечисленные мероприятия предложены профессионалом высокого класса. 

Пятый раздел «Соображений…» называется «Группировка резервов Главного командования». В нем конкретно указаны районы сосредоточения и состав резервов Главного командования для обеспечения успеха и развития наступательных действий основных сил РККА, предназначенных для нанесения упреждающего удара. 

Продолжение глобальной лжиПеред рассмотрением шестого раздела «Соображений…» необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что генерал-полковник Горьков, оценивая значение последнего директивного оперативного плана войны (т. е. «Соображений…»), в начале своей статьи сделал вынужденное признание: «Именно с этим планом мы вступили в войну, им руководствовались командующие войсками округов и их штабы, действовали войска». 
(Правда, в конце статьи он весьма неубедительно, скорее по чужому настоянию, пытался доказать, что в 1941 году Сталин против Гитлера упреждающий удар не готовил. Уверен, что мое мнение разделят и читатели на основании анализа, изложенного в предыдущих разделах «Соображений…»)
Вероятно, за столь откровенное признание Горькову крепко «перепало», потому что через три года он вместе с Ю. Семиным опубликовал серию статей под весьма тенденциозным и броским заголовком: «Конец глобальной лжи. Оперативные планы западных приграничных военных округов 1941 года свидетельствуют: СССР не готовился к нападению на Германию» (ВИЖ, № № 2–6 за 1996 год). В них на самом деле были опубликованы не оперативные планы (они до сих пор за семью печатями), а планы прикрытия (обороны) границ четырех западных военных округов, т. е. совершенно другие планы. Очень мягко говоря, Горьков умышленно допустил «неточность», в расчете на неосведомленность и наивность читателей. Жаль, что эту «неточность» пропустила редакция столь уважаемого издания. 

Прикрытие подготовки 
Шестой раздел под названием «Прикрытие сосредоточения и развертывания» процитируем полностью:
«Для того чтобы обеспечить себя от возможного внезапного удара противника, прикрыть сосредоточение и развертывание наших войск и подготовку их к переходу в наступление, необходимо:
1. Организовать прочную оборону и прикрытие госграницы, используя для этого все войска приграничных округов и почти всю авиацию, назначенную для развертывания на западе.
2. Разработать детальный план противовоздушной обороны страны и привести в полную готовность средства ПВО.
По этим вопросам мною отданы распоряжения и разработка планов обороны госграницы и ПВО полностью заканчивается к 1.6.1941 г. 

Состав и группировка войск прикрытия — согласно прилагаемой карты».
Здесь комментарии необходимы. Как известно, прикрытие (оборона) госграницы производится только частью войск (специально для этого выделенных) для обеспечения проведения открытой мобилизации, сосредоточения и развертывания главных сил при подготовке стратегического наступления (при подготовке стратегической обороны, которая должна проводиться заблаговременно, прикрытие границы не требуется). Похоже, что составитель «Соображений…» Василевский имел в виду не только оборону госграницы. Планы прикрытия, поступившие в штабы войск после оперативных планов, содержали также и наступательные задачи. Потому-то для их реализации и было предназначено столько войск (см. выделенное мною в пункте 1 шестого раздела и пункт а) третьего раздела). Иначе напрашивается резонный вопрос: если для прикрытия используются все войска приграничного округа, то что же им предстоит прикрывать? 

Подтверждением сказанного является план прикрытия и обороны границы Киевского особого военного округа, т. е. Юго-Западного фронта (ЦАМО РФ, ф. 16, оп. 2951, д. 262, лл. 2–49), опубликованный в ВИЖе № 4 за 1996 год. Для прикрытия выделялись четыре армии из восьми — 5, 6, 12, 26. Им были поставлены задачи действительно оборонительные, а вот резервам командования округа, помимо завершения разгрома соединений вторгнувшегося противника, также предписывалось:
«в) при благоприятных условиях быть готовыми по указанию Главного командования нанести стремительные удары для разгрома группировок противника, перенесения боевых действий на его территорию и захвата выгодных рубежей». 

Кроме задач прикрытия, перед авиацией округа (ЮЗФ) были поставлены и наступательные задачи:
«а) последовательными ударами боевой авиации по установленным базам и аэродромам, а также действиями в воздухе уничтожить авиацию противника и с первых же дней войны завоевать господство в воздухе…
б) разрушением железнодорожных мостов и узлов Ченстохов, Катовице, Краков, Кельце, а также действиями по группировкам противника нарушить и задержать сосредоточение и развертывание его войск…» 

Еще более «крутые» задачи были поставлены перед авиацией Главного командования (т. е. стратегических резервов):
«а) разрушение железнодорожных узлов Бреслау, Крайцбург, Оппельн;
б) систематические налеты на основные военно-промышленные объекты».
Общим недостатком планов прикрытия всех приграничных округов было отсутствие в них оценки возможных действий противника, в первую очередь — варианта внезапного перехода в наступление превосходящих сил врага. Вот что высказал бывший начальник оперативного управления штаба ЮЗФ генерал-майор М.Д. Грецов: «… в сейфах каждого штаба хранились знаменитые пакеты с планом прикрытия… Но, к сожалению, в них ничего не говорилось о том, что делать, если противник внезапно перейдет в наступление» (ВИЖ № 9, 1965 г., с. 84).

Читайте окончание