Генерал-лейтенант милиции Константин Маслий возглавляет в области подразделение, которого побаиваются даже самые высокопоставленные правоохранители, — службу внутренней безопасности. Это именно та служба, которую иногда называют «милицией в милиции». По словам генерала, сегодня у его «конторы» «развязаны руки».

Константин Владимирович признается, что в прошлые годы передача дел на сотрудников милиции в органы прокуратуры воспринималась как из ряда вон выходящее событие. «Это было попросту невозможно!» — говорит Константин Маслий. В ходе реформирования милиции ситуация, конечно, изменилась, но все равно осталась далекой от идеала: существовала своеобразная «вилка»: с одной стороны, чем лучше работало УВБ, чем больше возбуждалось дел, тем было лучше для его руководства. С другой же стороны, начальники районных и областных подразделений получали «разнос» за каждый выявленный внутренней безопасностью случай. Вот и получалось, что большинство дел спускалось «на тормозах», а определенные спецподразделения и «элитные службы», вокруг которых всегда существовало наибольшее количество нарушений, были «запретной зоной» для УВБ.
«Сегодня для нас никаких запретов не существует, — констатирует генерал. — Хотя компетенции и полномочия, утвержденные нормативами, и не менялись, нам сейчас стало гораздо легче работать, но количество работы сразу же резко увеличилось. Мы и в прошлом году на фоне остальных аналогичных подразделений страны выглядели вполне прилично — было возбуждено 19 уголовных дел против нарушивших законы сотрудников милиции, подготовлено и доведено до суда больше десятка протоколов о коррупции. Причем по всем фактам уже назначены наказания, ни один из протоколов не «погиб». А только за три месяца этого года возбуждено уже ОДИННАДЦАТЬ уголовных дел, три протокола по коррупции прошли судебное рассмотрение».
Генерал Маслий подчеркивает, что сегодня ощущает бешеное противодействие в работе. В том числе со стороны тех сотрудников милиции, которые понимают, что рано или поздно окажутся «под прицелом» УВБ. Пример — некий полковник, в «коллекции» которого подчиненные генерала Маслия насчитали следующие авто: «Тойота Лендкрузер», «Волга», «Нива», «Ауди», «БМВ» и микроавтобус «Ниссан». Именно для выявления таких случаев в рамках переаттестации все сотрудники милиции сейчас заполняют подробнейшую (на 9 страниц) декларацию о доходах.
«Это — проверка порядочности сотрудников милиции — считает генерал. — На мой взгляд, очень правильная и важная».
С сожалением Константин Владимирович констатирует, что наши граждане не готовы к новому восприятию милиции. Он привел полуанекдотический случай: на прием пришла женщина, сына которой задержали за целый «букет» преступлений, связанных с наркотиками, и сообщила, что дала следователю взятку полторы тысячи долларов, а сына все равно судят. На вопрос о цели визита дама потребовала: «А вы верните деньги, освободите сына, а на его место посадите следователя!» Или другой случай: тайно установили телекамеру напротив поста ГАИ. Зафиксировали десятки случаев передачи взятки. Многие водители вообще отработанным движением подавали купюры вместе с правами. Спустя несколько километров каждого водителя, давшего взятку, останавливали и спрашивали: «Зачем платил взятку, ты же ничего не нарушал?!» А люди, как правило, отвечали: «Так меня же сотрудник милиции останавливал, мало ли что...»
Генерал призывает сообщать в его службу о любом случае вымогательства и коррупции среди сотрудников милиции. Без внимания не останется ни одна информация, ни один факт. Кстати, среди «попавшихся» на взятках есть и полковники, и капитаны, и майоры. «Сержантами и старшинами дело не обходится...» — заметил генерал. Хотя добавил, что знает определенных сержантов, которые живут лучше него. «Жаба» не давит, но вопросы есть», — сказал он напоследок.