Спорт

  • 379
  •  / 

В 93 года харьковский теннисист увлекается компьютером

фото: Юрий Сапронов

В 93 года харьковский теннисист увлекается компьютером
В американском Орландо завершился чемпионат мира по теннису среди ветеранов. Впервые в таком представительном турнире участвовала большая украинская команда.
В первых числах ноября домой из США возвращается самый старший участник категории 85+ харьковчанин Леонид Станиславский. В свои 93 года Леонид Яковлевич в прекрасной спортивной форме. В этом убедился корреспондент «Вечернего Харькова».

– Леонид Яковлевич, каким было ваше детство?

– Оно прошло в Харькове. Жили мы на улице Чернышевской, 80. Наш флигель располагался во дворе дома. И дом, и флигель сохранились до сих пор. Родители мои были врачами. Отец был известен в харьковских медицинских кругах, заведовал медсанслужбой при ХТЗ, когда директором завода был Пантелеймон Иванович Свистун, который стал жертвой сталинских репрессий в 1938 году. Мать работала педиатром. Оба были людьми очень занятыми, особенно отец, и времени на меня, а потом и на младшего брата Владимира находилось немного. Бабушка жила в Киеве и приглядывать за нами, детьми, не имела возможности. Тем не менее, сколько себя помню, я всегда был нормальным ребенком и рос без проблем. Но это не без помощи матери, которая с самого начала поставила меня на верный путь, хоть и не имела на много времени. Наверное потому, что наряду со склонностью к медицине, имела еще и педагогический талант. Пришло время, и я пошел в школу номер №82. Она находилась на улице Чернышевской, возле тубдиспансера, в интересном с архитектурной точки зрения пятиэтажном здании. Оно сохранилось. Школьные науки давались мне без излишнего напряжения. Всегда и по всем предметам успевал.

– А к спорту вы в детстве приобщились или позже?

– Спортом начал заниматься в школе. Родители были весьма далеки от этого. Моим наставником стал очень хороший учитель физкультуры. Благодаря ему, серьезно увлекся спортивной гимнастикой на снарядах, выполнил норму третьего спортивного разряда, и это наполняло меня гордостью.

– Как известно, дети — натуры увлекающиеся и. Увлекся, например, игрой в футбол – и напрочь забыл о школьных заданиях. Вам такое знакомо?

– Занятия спортом учебе не мешали. Я всегда был внутренне организованным, поэтому, кроме гимнастики, занимался еще много чем – неплохо освоил стрельбу из малокалиберной винтовки, увлекался сезонными видами спорта, зимой становился на лыжи, летом плавал. Кстати до сих пор это делаю и вам советую. Очень укрепляет. А теперь хочу рассказать еще об одном своем увлечении. В школьные годы меня не просто привлек, но очень даже увлек умственный вид спорта — шахматы. Обычно за шахматную доску я садился с неизменным своим партнером и товарищем Женей Суярко. Играли обычно перед занятиями. Женя был отчаянным парнем. Когда началась война в Испании, он решил бежать туда. Переживала вся школа. Его сняли с корабля на пути в Испанию. Жизнь его была яркой, но короткой. После школы поступил в мореходное училище и погиб в начале войны, защищая Ленинград.

– Леонид Яковлевич, как прошли ваши последние годы перед войной?

– В предвоенные годы я был таким же, как большинство ребят. Учился прилежно, получил аттестат с серебряной каймой – медалей тогда не было.  Успел поступить в Харьковский авиационный институт, так как авиацией бредил с детства. Родители не одобряли моего выбора, мечтали, чтобы я пошел по их стопам. Но мое упрямство победило – врачом я не стал, а всю жизнь посвятил технике.

– Что вы можете рассказать о военной поре? Как прошли эти годы у вас?

– После школы для меня все удачно начинало складываться, но поучиться в выбранном институте не пришлось. Грянула война. На второй день отец ушел на фронт, а мы с матерью и младшим братом Владимиром были эвакуированы в Новосибирск. Мать продолжила работать педиатром, а я поступил на авиационный завод имени Чкалова, где проработал три года в сборочном цеху слесарем-сборщиком. Трудился добросовестно, с огоньком, за что был отмечен портретом на доске почета. В те же годы был принят в ряды партии, тогда ВКП(б). В 1944 году по путевке комсомола уехал учиться в Московский авиационный институт и вскоре поступил на факультет моторостроения. Отец завершил войну в Венгрии, в Дебрецене и возвратился в Харьков, туда же приехали мать с Владимиром, а вскоре к ним присоединился и я, получив разрешение на перевод в Харьковский авиационный институт, на третий курс. После долгих лет разлуки семья воссоединилась. Ну а дальше жизнь вошла в мирную колею. Я учился успешно, через три года защитил диплом. И началась по-настоящему взрослая жизнь, когда тебя уже ничему не учат, а ждут отдачи.

– Как происходило ваше вхождение во взрослую жизнь?

– Не самый простой вопрос, но постараюсь ответить. Превращение студента в инженера происходит не сразу. Требуется время, чтобы отвергнуть то, что не подходит, и принять то, что не только по душе, но и по силам. И лишь тогда, набив шишек и осознав, откуда они, можно начинать реализовывать себя. Это общее правило, и я не являюсь исключением. После института поработал вначале на авиазаводе в Харькове, затем поучаствовал в восстановлении сельского хозяйства. На это ушло несколько лет, и лишь в 1954 году я пришел в «Союзпроммеханизацию». Предприятие занималось проектированием канатных дорог. Там я далеко не сразу, но почувствовал, что это мое.

– А как же мечты об авиации?

– А что мечты? Реализоваться можно, лишь прочно стоя на земле, а в какой точке – не так уж важно. В институте я получил обширные знания, и они имели отношение не только к авиации, но  и еще ко многим вещам... Вот из этих многих вещей мне и удалось сделать выбор. А перед этим пришлось изрядно, как говорят спортсмены, попотеть. Ведь начинал рядовым инженером-сдельщиком. Целыми днями простаивал у чертежной доски, часто выезжал на проектируемые объекты. Но с каждым днем все больше входил в курс дела и стал ощущать, как отдельные разрозненные фрагменты, с которыми приходилось иметь дело в повседневной практике, постепенно складываются в единое целое. И я стал уже не просто исполнителем, а полноправным участником большого важного дела. Но не только это окрыляло меня на новом месте работы. Произошло еще одно, не менее важное событие - я приобщился к теннису. И поспособствовала этому Татьяна Евгеньевна Вощинина, работавшая в одном отделе со мной. Она была не только успешным грамотным инженером, но и выдающейся теннисисткой, чемпионкой СССР 1932 года. С тех пор и по сей день я не расстаюсь с ракеткой.

– Какое продолжение получила ваша производственная деятельность?

– Успешное. И не только потому, что поверил в себя, но и начальство начало верить.

– Я знаю, что вы защитили диссертация. Можете рассказать подробнее?

– Конечно, она была важной вехой в моей жизни и была посвящена транспортированию добытой руды, а также скальной породы из карьера не самосвалами и думпкарами, загружаемыми экскаваторами, а ленточными конвейерами. Во время защиты диссертации я уже работал с 1958 года в институте «Южгипроруда», в котором проектировали горные предприятия Кривбасса, Марганца и др. Предложенный мною метод стал настоящей революцией в горном деле, и вполне закономерно, что диссертация не затерялось в архивах, а нашла практическое применение на горнообогатительных комбинатах Кривбасса. Начался карьерный рост, и со временем я стал начальником большого отдела, в состав которого входило много различных подразделений. Но одной диссертацией я не ограничился. Я написал и опубликовал еще около ста научных статей. В институте «Гипроруда» я проработал более 30 лет.

– Где и как вы оттачивали спортивное мастерство? Запомнился ли вам кто-нибудь из товарищей по игре тех лет?

– Много лет я играл на кортах в парке Горького. Их арендовали организации, в которых я работал. Создавались группы. Играли без тренера, азы игры постигали сами. Ни о каких спортивных победах не задумывались. Некоторые приходили и вскоре уходили, охладев к игре, но я оставался ей предан и длительных перерывов в занятиях теннисом не делал. Из товарищей по игре тех лет упомяну лишь одного – Анатолия Федченко. Играл с ним много лет, уже и на «Уникорте» играл, но к моему великому сожалению, он перенес инсульт. Желаю ему полного восстановления. Надеюсь еще не раз сыграть с ним.

– Вы упомянули «Уникорт». Как долго там играете?

– Я пришел в клуб в начале 2000-х. Пришел сам, никто меня не приглашал. Мне тогда было восемьдесят с небольшим.

– И никто не заинтересовался этим фактом?

– Никто. Да и повода не было. Играл наравне со всеми. А вопрос о возрасте мне задал два года назад директор клуба Валерий Бурко – заслуженный мастером спорта и заслуженный тренер Украины. Раньше он сборную тренировал. Так вот, узнав, что мне уже 90, он начал не только проявлять интерес ко мне, но и пропагандировать меня в широких кругах спортивной общественности. После организованных им мастер-класса и встречи со мной представителей моя медиажизнь изменилась в лучшую сторону. Обо мне узнали, меня поддержали. Появился спонсор, Юрий Сапронов, и благодаря ему я начал принимать участие в международных соревнованиях для ветеранов.

– В каких странах удалось побывать за эти годы?

– В прошлом году участвовал в турнирах в Хорватии и Австрии. В Хорватии собрались сильные соперники, удовольствие получил огромное. В Австрии, кроме участия в соревнованиях, удалось выкроить время и покататься на горных лыжах. А в этом году состоялась поездка в Уимблдон. Впечатления сказочные – как от Уимблдона, так и от самого турнира. В последний день соревнований Сергей Стаховский и Всеволод Кевлич устроили мне фотосессию со звездами мирового тенниса. Впрочем, я не только фотографировался со звездами, а еще и на корте я с ними играл. С Элиной Свитолиной, например. Она для меня самая-самая... любимая на сегодняшний день.

– А с кем из знаменитостей еще играли?

– Много с кем. Привожу по памяти: Марат Девятьяров, Александр Недовесов, Андрей Медведев, Мансур Бахрами. В следующем году Юрий Сапронов обещал повезти меня в Базель на мини-сет с самим Роджером Федерером.

– Какую манеру игры предпочитаете: атакующую или оборонительную?

– Атакующую, она больше отвечает моему темпераменту, Но я любитель, и часто мне не хватает техники. Тогда приходится играть не по своим правилам, а по навязанным более техничным соперником.

– В каком разряде вам комфортнее – парном или одиночном?

– В основном предпочитаю играть в одиночном разряде, так как трудно найти партнера, близкого по духу и понимающего с полуслова. Но когда такого нахожу, играю с удовольствием.

– Предпочитаете играть с разными или с одними и теми же хорошо знакомыми партнерами? А тренироваться?

– Играть предпочитаю с незнакомыми партнерами, так как это дает новый опыт, расширяет кругозор, повышает уровень игры. А вот тренироваться люблю с хорошо известными, с ними легче и комфортнее шлифовать технику, овладевать новыми приемами. Спарринг-партнеров у меня двое – Анатолий Дарий и Виктор Омельченко.

– На каких покрытиях вам приходилось играть, и какие из них для вас наиболее комфортны?

– В основном играю на покрытиях типа хард (тяжелом) и грунтовом. На травяном играл всего один раз. Наиболее комфортно и уверенно ощущаю себя на покрытии хард, от него быстрый и предсказуемый отскок мяча.

– Сколько раз в неделю тренируетесь, какие физические упражнения делаете?

– Тренируюсь три раза в неделю по полтора часа. Вначале минут двадцать разминаюсь, а затем играю на счет. Физические упражнения делаю практически каждый день – бегаю, приседаю, занимаюсь с гантелями, становлюсь на беговую дорожку. Желательно, чтобы беговое полотно было сделано из костяшек, как на счетах, – это хорошо массирует стопу.

– Придерживаетесь ли какой-нибудь диеты?

– Диеты не придерживаюсь, ем все в умеренных количествах.

– К кому больше прислушиваетесь – к своему организму или к врачам?

– Для поддержания себя в хорошей форме, нужно соблюдать ряд простых, но важных правил. А это умеренность и отсутствие перегрузок. К врачам нужно обращаться для обследований и анализов, чтобы болезнь не застала врасплох. Даже заболев, нужно поменьше глотать таблеток и больше есть свежей, здоровой и полезной пищи.

– Где и как отдыхаете?

– Обязательно на природе. Люблю и горы, и море. Вот не так давно побывал в Буковеле. Карпаты — это прелесть. Прекрасно отдыхаю  в пансионате на Черном море – Лазурном Херсонской области. Там четыре корта, несколько волейбольных площадок на песке, татами для занятий единоборствами, тренажерная площадка. Туда приезжают команды для тренировок со всей Украины. В этом году я попал на соревнования по теннису Херсонской области. Сыграл одиночку и пару, а потом меня наградили медалью, от которой отказался один из игроков.

– Чем увлекаетесь помимо тенниса?

– Компьютером, спортивными и горными лыжами, плаванием, чтением книг. Из литературы люблю фантастику, исторические вещи.

– Кто-нибудь в семье, кроме вас, занимался серьезно этим видом спорта?

– Моя внучка Ольга Богатыренко играла профессионально и участвовала во многих престижных соревнованиях.

– Ваше жизненное кредо?

– Любить жизнь, не замыкаться в себе, стараться иметь друзей, быть коммуникабельным, уступать, избегать ссор, заниматься спортом или хотя бы ходить, не отставать от времени, дружить с компьютером.
Цитата
«Очень удивляет, что масс-медиа не освещали чемпионат мира среди ветеранов, который проходил в Орландо (США). В нем участвовали спортсмены 31 страны, сотни теннисистов – от Африки до Новой Зеландии, Мексики и многих других. Упорные бои на всех этапах. И ни одного корреспондента. Один фотокорреспондент в финале. И это в США. Группы 90+ нет, я самый старший на турнире в группе 85+. Могли бы и отметить», – написал Леонид Станиславский на своей странице в «Фейсбуке».

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter


Лента новостей18 декабря

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 EUR 3262.6 грн
100 USD 2763.51 грн
10 RUB 4.692 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи