Общество

  • 435
  •  / 

В Харькове соберутся любители женщин, детей и котиков: видео

В Харькове соберутся любители женщин, детей и котиков: видео
Десятая, юбилейная триеннале «4-й блок», которая пройдет в новом году, будет несколько отличаться от предыдущих выставок.
О прошлом и будущем международного проекта «4-й блок» рассказал в эфире программы «Персона» на телеканале Р1 участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, президент международной триенале графики и экоплаката «4-й блок», заслуженный деятель искусства Украины, член Союза художников Украины, профессор кафедры графического дизайна Харьковской государственной академии дизайна и искусств Олег Векленко.

— Олег Анатольевич, вы были ликвидатором последствий аварии на Чернобыльской атомной станции. Как сложилась ваша судьба позже. Как случилось, что вы организовали такой масштабный проект как «4-й блок»?

— Идея создания выставки на экологические темы была для меня естественной, потому что я художник, график, преподаватель «худпрома», который побывал в Чернобыле. Я собрал много информации, которой хотелось поделиться. Вернувшись из Чернобыльской зоны, поддерживал связь с другими ребятами-ликвидаторами. Они не художники, просто люди, которые, так же как и я, попали туда, получив повестку. Мы часто собирались у меня в мастерской, нам было что вспомнить, о чем поговорить. Так случилось, что из Чернобыля я привез много фотографий. Вообще-то снимать там запрещали, но у меня был приказ от моего командования каждый день приносить фотоотчет. И эти снимки сохранились у меня после возвращения из Чернобыля.

— Когда я знакомилась с вашей историей, меня удивил тот факт, что художника отправили ликвидировать последствия аварии?

— Для меня это тоже осталось загадкой, но понимаете, тогда никто не разбирался, художник или кто-нибудь еще. Я, как и тысячи других мужчин – офицеров запаса, – получил повестку и отправился в Чернобыль. После института я год прослужил в армии, так как у меня было высшее образование, мне присвоили звание лейтенанта. Ну а раз художник –  идешь в клуб, и меня назначили начальником клуба бригады химической защиты, она стояла у нас в Харькове в районе аэропорта. 29 апреля 1986 года мне пришла повестка. Я, конечно, краем уха что-то слышал о Чернобыле, но толком не понимал, куда меня посылают. Сказали взять паспорт и военный билет и прийти на сборный пункт. Я так и сделал – лишнего ничего не брал, пришел на сборный пункт в школе, и меня сразу отправили. Спрашиваю: куда, зачем? Говорят, мол, в Чернобыль, на полгода. Я переживал по поводу работы: как же я уеду, у меня же Первое мая на носу? Я пробыл там не полгода, а два месяца. Первые ликвидаторы были там не больше месяца, но поскольку я не участвовал непосредственно в работах по ликвидации, меня оставили на два месяца. Я выполнял там разную работу, в том числе и связанную с творчеством, даже показывал кино ребятам. Психологически было тяжело там находиться, и  я спасался рисованием. Начал делать зарисовки всего, что видел.

— Я смотрела ваши рисунки – это в большинстве случаев люди, лица людей.
 
— Да, лица людей – это самое интересное, что было для меня там. Их эмоции, настроение. И мне как художнику хотелось, что-то создавать. Знаете, вот увидел нечто интересное — и понимаю, что если не сделаю набросок, забуду. А потом командир увидел мои рисунки и говорит: «Давай делай портреты, будем их вывешивать на Доске почета. И тогда я начал официально рисовать, но в свободное время. Как-то к нам приехали корреспонденты газеты «Правда» и сделали красивый материал из Чернобыля, используя мои рисунки. Обычно о Чернобыле одни ужасы писали, а тут – такие красивые лица людей в форме. После этого меня начали генералы вызывать, чтобы я делал зарисовки тех или иных чернобыльских моментов.

— После возвращения из Чернобыля вы со своими работами принимали участие во многих выставках, хотя, как и многие ликвидаторы, имели проблемы со здоровьем. «4-й блок» вы организовали спустя пять лет после аварии – в 1991 году. Как вы к этому пришли?

— Когда я еще находился в Чернобыле, мне удалось переправить свои рисунки и фотографии в Киев, и там мои коллеги организовали выставку совместно с работами других авторов. Потом эта экспозиция путешествовала по другим городам. Вернулся из «зоны», я попал в институт радиологии, в то время там все наши лежали. Мы практически жили в больницах. В это время выставку приглашали во многие страны. И вот в 1991 году, в пятилетнюю годовщину катастрофы, мои ребята говорят: «Давай что-то сделаем к первой пятилетке». И я решил отправить приглашения на участие в выставке самым крутым дизайнерам плаката и художникам из разных стран. Откликнулись почти все, кому я написал. Это был классно, потому что до этого международные фестивали плаката и графики проходили только в Москве, а тут вдруг Харьков собрал мировых звезд графического дизайна на тему экологии. У нас вообще не было средств на создание этой выставки. Мы написали объявления в газету, просили финансово поддержать «4-й блок», и люди присылали деньги отовсюду. До сих пор помню – семья Катаргиных из Казахстана прислала нам 60 рублей на организацию выставки, хотя мы, вообще-то, деньги по копейке собирали. Еще помню случай, как ребята-чернобыльцы, которые лежали на тот момент в больнице, собрали и принесли мне сто рублей. Для меня это было большой мотивацией, я понимал, что проект нужен в первую очередь тем ребятам, которые были в чернобыльской зоне и видели весь ужас катастрофы.

— Вы предполагали, какие масштабы приобретет выставка?
 
— Нет, не думал, что к нам начнут приходить плакаты и графические рисунки со всего мира. Много работ было из Японии. Для них после Хиросимы и Нагасаки тема экологии всегда актуальна. С самого первого «4-го блока» был установлен высокий уровень организации. Тогда, в 1991 году к нам приехали все, о ком мы только могли мечтать. Для них был шок, что в Харькове организовали эковыставку такого уровня.

— В следующем году состоится десятая триеннале «4-й блок». Как за несколько десятилетий менялись работы, победители и организация?

— Каждые три года на нашей выставке золотой нитью идет тема Чернобыля, но в мире происходит много других событий, которые должны отображаться на подобных выставках. В последнее время появилось много работ на тему войны, глобального потепления. Были работы, которые с первого взгляда казались театральными плакатами, но у автора была задумка создать театральный плакат с экологическими элементами, и это ему удалось –  работы заняли достойное место на выставке. Мы создали отдельную номинацию – «экология культуры».

— Видеоработы также принимают участие?

— Да, несколько раз нам присылали документальные фильмы и небольшие ролики на тему экологии. Но существуют сложности в монтаже и показе таких работ. На это требуются дополнительные средства, которых всегда не хватает.

— На какие деньги триеннале «4-й блок» существует сейчас?

— С самого начала, с 1991 года мы в основном существуем за счет добровольных пожертвований. Помогали, как сейчас модно говорить, волонтеры. А тогда они назывались просто небезразличными людьми. И раньше, теперь есть люди, которые дают большие суммы денег и просят не упоминать их имени. На последние три триеннале мы начали выигрывать гранты. Вы же понимаете, деньги нужны в основном для того, чтобы достойно встретить и разместить международное жюри. Если это международная выставка, она должна проходить по определенным правилам. Мы получали средства от трех крупных международных фондов.

— После катастрофы на Чернобыльской Ас прошло почти 32 года. Триеннале «4-й блок» существует 27 лет. Как был вы охарактеризовали главную миссию выставки? Научить людей беречь природу?


— Для меня важно, чтобы у человека появилось «экологическое мышление». Я как педагог хочу, чтобы и молодежь начинала думать об экологии. Конечно, так не бывает: сходил человек на эковыставку — и резко начал заботиться о природе, перестал загрязнять окружающую среду. Нет, конечно. Но плакат имеет большую силу воздействия на сознание человека. Это яркий эмоциональный вид искусства, не всегда понятный сразу, но всегда заставляет задуматься. Многих отталкивает название «4-й блок». Моментально возникает ассоциация с Чернобылем, но, как я уже сказал, наш проект давно вышел за пределы чернобыльской темы. Тут важно показать глобальную проблему экологии. На предыдущем триеннале, в 2015 году, к нам приходило много школьников, прямо толпами. Закралось подозрение, что они прогуливают у нас уроки. Дети фотографировались на фоне плакатов и, как я позже понял, выкладывали в соцсетях. И я понимал, пусть хоть таким образом, но у людей останется след от нашей выставки. Очень тяжело говорить об экологии, когда нет поддержки от государства.

— Но в людях вы замечаете изменения? Даже если говорить о малом – например, о раздельной утилизации мусора.

— Да, я согласен, но для того, чтобы люди начали сортировать мусор, власть должна создать условия. На следующем триеннале, который состоится в апреле 2018 года, у нас будет три новых номинации: женщины, дети, котики. Хочется увидеть женский взгляд на экологию. Кстати, в жюри у нас почти все женщины, из мужчин я там один. Поэтому пытаемся привлечь внимание к проблеме экологии с разных сторон. В 2015 году при поддержке Фонда Генриха Белля мы разместили на улице Сумской наши экоплакаты вместе со стихами Сергея Жадана. Это был фурор! Вместо рекламы часов и трусов люди видели плакаты с экологическим смыслом и задумывались о проблемах, которые имеют глобальный характер. Не многие ведь придут на выставку. В принципе, не все знают о ее существовании.


— Олег Анатольевич, недавно вы вернулись из Франции, где приняли участие в форуме антиядерщиков. Какой была ваша задача на этом мероприятии?

— В мире много организаций, которые выступают против использования ядерной энергетики, ядерного оружия. Меня пригласили туда как чернобыльца, участника ликвидации последствий катастрофы. Форум проходит каждый год. В нынешнем году его принимала Франция, где установлено порядка полусотни атомных станций. Задумайтесь – Франция занимает не самую большую территорию. Вот, например, соседняя Германия, почти отказалась от атомных станций.

— А вы верите, что человечество может отказаться от использования ядерной энергетики?

— Конечно, почему нет? Но пока людьми правят деньги, а не здравый смысл, этого не произойдет. Однако есть страны, которые отказались от ядерной энергии и хорошо живут, вкладывают средства в другие, более значимые вещи. Чего стоят одни только проекты, направленные на использование солнечной энергии, ветряной энергии и т.д. Человечество в целом к этому идет, но очень медленно. И я боюсь, как бы не стало поздно.

Немного истории
Ассоциация дизайнеров-графиков «4-й блок» возникла спонтанно, как группа творчески активных, дизайнеров, принтмейкеров, художников, неравнодушных к социальным и экологическим проблемам. По инициативе харьковского художника Олега Векленко они объединились вместе в 1991 году для организации международной выставки экологической графики и плаката «4-й блок». В дальнейшем выставка стала проводиться  в Харькове раз в три года и приобрела статус триеннале. Со временем образовался небольшой постоянный коллектив единомышленников, которые устраивали различные художественно-экологические и дизайнерские акции, лекции и  мастер-классы. В 2004 году организация была официально задекларирована как общественная, а в 2005-м – получила юридический статус.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter


Лента новостей18 января

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2866.61 грн
100 EUR 3498.13 грн
10 RUB 5.0654 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи