Гости ВХ

  • 828
  •  / 

Кто живет в «Летающем доме»: видео

фото: Валерий Кручина

Кто живет в «Летающем доме»: видео
Кто живет в «Летающем доме»: видео Гость редакции газеты «Вечерний Харьков» — доцент философского факультета Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина, основатель ОО «Эммаус» Александр Филоненко.

Образование — мощнейший инструмент


— Александр, здравствуйте. Меня зовут Зоя Петровна. Как давно вы занимаетесь адаптацией детей-инвалидов?

— Наша организация появилась шесть лет назад по очень конкретной причине. Мне позвонил Василий Сидин — известный в Харькове человек, создатель театра «Тимур», который многие годы занимался спасением детей, начиная с 1970-х годов. У него был единственный простой вопрос: что делать с Леной Куц? Лена — выпускница интерната для детей с ДЦП, и ее будущее после окончания школы было весьма туманным. Нужно было что-то придумать. Для меня это была абсолютно новая ситуация. Я никогда не планировал заниматься социальной работой. Но очень уважал Василия Евгеньевича и любил Лену как актрису театра «Тимур», знал ее несколько лет и был уверен, что эта девочка — одна из самых умных детей, выпускающихся из детских домов. Вот из этой попытки вместе подумать о будущем Леночки, и возникла общественная организация «Эммаус» и проект «Летающий дом», который мы реализуем с 2013 года.

— И как все это закрутилось?

 — Оказалось, чтобы у Лены была возможность жить нормальной жизнью после школы-интерната — она должна хоть куда-то поступить. Три месяца мы с харьковской поэтессой Галиной Бабак занимались с ней математикой, украинским языком и литературой. И Лена поступила в техникум. Нам тогда казалось, что это предел ее возможностей. Но она оказалась настолько целеустремленным человеком, что поступила в ХНУ им. В.Н. Каразина. В прошлом году получила бакалавра, сейчас продолжает учиться на магистра. Она для нас — просто флаг нашей организации. Пообщавшись с ней, мы научились одной очень простой вещи: если хотим как-то помочь человеку в беде — одним из мощнейших инструментов является его желание учиться, образование. Это натолкнуло на мысль: если ребенок учится – он по-другому смотрит на проблемы социализации. У него появляются жилье, друзья, профессия, возможность купить дом после учебы и так далее. И мы пошли этим путем — путем образовательного предложения.

Буквально через год появилась подруга Лены Таня Баранова, и у нас появился новый вызов. Мы поняли, что только лишь поступления в учебное заведение недостаточно. Недостаточно только научить их дружить и строить отношения — нужно каким-то образом  подарить этим детям дом. Это последняя точка, в которую упираются все социальные проекты.

«Этим детям нужен дом»


— Александр, здравствуйте. Объясните, что это за «Летающий дом» такой? Как возникла идея его создания? Какова перспектива у этого проекта? Меня зовут Вероника.

— Как-то Василий Сидин мне сказал: этим детям нужен дом. Если у человека нет дома, если у него нет пространства дружбы и гостеприимства — он никогда не будет доволен жизнью. Тогда этот вопрос касался просто фантастическим…

Но прошло какое-то время, я стал читать лекции в Италии, и мои друзья-итальянцы предложили рассказать о девочках широкому кругу и попробовать собрать деньги на то, чтобы арендовать им квартиру и создать в ней социальный центр. Я читал лекции, собирал деньги. Так мы сняли первую квартиру, которой дали шуточное название «Летающий дом». Я всегда повторял девочкам: дом — это вы, это то место, куда вы можете пригласить гостей. Вот он и стал «летающим», потому что к нам стало прилетать много гостей.

В Италии работает  Международная организация волонтеров AVSI. И, что поразительно, узнав нашу историю, они выбрали наш дом в качестве одного из четырех проектов года и на Рождество собирали деньги по всей Италии. Это произошло как раз в конце 2013 года. Но началась война, и вопрос оказался в подвешенном состоянии. Купить квартиру в 2014-2015 годах просто не представлялось возможным. В 2016-м мы, наконец-то, приобрели ее и занялись оборудованием.

Теперь это социальный центр для подростков, в котором сочетаются приватное и публичное пространства, где живут конкретные девушки с очень конкретной судьбой. Этот дом не навсегда закреплен за ними, но это и не общежитие — здесь они могут комфортно учиться и решать проблемы с социализацией.

— Александр. Добрый день. Меня зовут Анастасия. Слышала, что среди ваших подопечных уже четыре девушки. Как подбираете их? Они же должны друг другу подходить, чтобы не возникало конфликтов?

— Как-то по-особенному мы их не подбираем. Однажды Таня и Лена привели двух девчонок из техникума: «Можно у нас в гостях побудут Ира и Лена?». Конечно, можно. Так появились две девушки из херсонского детского дома, которые учились в Харьковском учетно-экономическом техникуме им. Ф.Г. Ананченко, который помогает таким подросткам со всей Украины. Это учебное учреждение для подростков с ограниченными возможностями; на сегодняшний день в Восточной Украине учреждений такого типа всего два.

Девушки тоже замечательно учились, но абсолютно не представляли, что им делать после техникума. Мы предложили им готовиться к поступлению в вуз. Им показалось это заоблачной идеей.

Однако Ира Ларикова поступила в Харьковскую государственную академию культуры и изучает журналистику. Кстати, сейчас ее взяли в медиапроект «Накипело», где она проходит стажировку. Лена Жданова с первого раза не смогла поступить, но целый год, живя в нашем доме, занималась, готовилась стать студенткой гуманитарно-педагогической академии. И теперь она там звезда.

Кроме того, в доме есть огромная гостиная — класс для занятий, где могут собираться дети, в том числе и мальчики. Это тоже очень важно, потому что мы не можем открыть такой же дом для мальчишек. И так каждую неделю мы собираем 25–30 человек. Это либо выпускники, либо ребята, оканчивающие дома-интернаты, которые верят, что их жизнь может измениться к лучшему благодаря образованию. Это формула нашего дома.

Пишет книги с помощью… брови


— Добрый день, Александр. Вы создали настоящий «умный дом». Как вам это удалось?

— Однажды в Италии меня привезли в социальный центр SIM-PATIA (Комо), в котором решаются нерешаемые задачи. В этом центре помогают глубоким инвалидам, для которых медицина уже бессильна. И там я увидел совершенно невероятные чудеса. Оказалось, что уровень современных технологий таков, что человек в любом состоянии способен к общению.

Приведу ярчайший пример. Молодой человек Симоне, у которого в результате заболевания движется всего одна бровь. Так вот с помощью одной этой брови и нехитрой компьютерной программы он научился общаться. В результате в его квартире была создана определенная инфраструктура, и он с помощью брови ведет чат, общается со всем миром и издал уже две книги о японских комиксах. С ним может поговорить любой человек...

Вернемся в Украину. Я знаю человека-инвалида, у которого есть семья, поклонники, читатели — он много пишет. Все тексты он набирает носом — у него парализованы руки. Нигде в Европе этого уже не происходит. Невозможно представить человека, набирающего на компьютере носом, потому что с компьютером уже давно можно разговаривать движением глаз, брови, наклоном головы…

— И вы попытались применить технологии в «Летающем доме»?

— Да, оказалось, что эта программа — бесплатная и может быть установлена на любом компьютере, оборудованном видеокамерой. Это не проблема. Я понял, что это действительно не вопрос денег — вопрос ментального поворота. Наш дом просто обязан стать таким местом надежды, в котором человек может быть счастлив с теми данными, которыми он обладает. Это миссия нашего дома. Изначально он закладывался как «умный дом», приспособленный к нуждам людей с особыми потребностями. И в этом направлении есть огромные перспективы развития. Но, к сожалению, общество очень мало знает об этом.

«Они должны включаться в жизнь»


— Здравствуйте. Меня зовут Сергей Владимирович. Александр, я считаю, что ваш проект «Летающий дом» должен стать примером для всей Украины, как решать проблемы адаптации детей-инвалидов, покидающих стены интерната…

— Вы знаете, раньше мы этих людей не замечали. Они были маргиналами. Теперь много говорится о том, что мы должны вместе подумать, как им помочь. Но дальше разговоров дело не идет. Хотя на самом деле в мире на этот вопрос смотрят уже по-другому. Главная точка поворота, главная точка реформы заключается в том, как люди с ограниченными возможностями могут помочь обществу. Однако мы пока не можем отвечать на эти вопросы.

Вот Лена Куц пишет сейчас магистерскую работу в университете, каким образом в европейской культуре инвалиды меняли общество. И это тот уровень разговора, до которого почти никогда не доходит речь на конференциях, посвященных инклюзии. Между тем такие люди хотят и могут подарить обществу очень много. И для нашего дома — это принципиальный момент. Мы хотели бы показать, что это не только помощь девочкам в беде. Это не просто четыре девочки, которые получили дом, которым помогали учиться, которых кто-то из взрослых сопровождает, опекает и так далее. Нужно показать, насколько такой дом — действительно подарок для города и для страны.

— Добрый день. Меня зовут Галина Васильевна. Александр, а с какими трудностями сталкиваются дети-инвалиды, покидая стены интерната?

— Они вообще не уверены, что могут учиться, они не знают, где могут работать. Перед ними стоят все задачи социализации – еда, жилье, друзья, работа. Все эти вопросы открыты – ответов на них нет. Все они оказываются в полной растерянности перед черной дырой. И не потому,  что профессионалы плохо поработали, а потому что система интернатов не может отвечать на эти вопросы. Основная зона риска — первые два года самостоятельной жизни, именно тогда детвора зачастую и попадает в правоохранительные органы, а то и за решетку. При этом практически никакие фонды не делают программ социализации для выпускников интернатов. Большая часть программ рассчитана на маленьких детей, некоторая — на подростков и совсем никакие не рассчитаны на тех, кто  выходит из интерната. Мол, ну что мы можем с ними сделать...

— Почему же в интернате не преподают какие-нибудь основы социализации для этих детей?

— Все преподают. Но дело не в программе, а в сильном примере. Они должны понимать, что существует большая жизнь. Инклюзия — это включенность в жизнь. Они должны видеть, что у кого-то получилось. Они должны включаться в эту жизнь до того, как выходят из детских домов.

То есть инклюзия — это не только реформа институтов, но и отношение к конкретным желаниям, потребностям ребенка. Допустим, мы все эти вопросы открывали с нашими девочками постепенно. Когда-то казалось, что Лена никуда не сможет поступить — поступила. Но для начала нужно было выяснить, кем она хочет быть. Нам говорили: надо исходить из того, кем она реально сможет работать в будущем. Но это неправильная постановка вопроса. Я преподаю в университете, и практически все абитуриенты делают одну и ту же ошибку: спрашивают, кем смогут работать после окончания университета. Им не дано это знать, они могут ориентироваться только на свое желание. И должны быть взрослые, готовые помочь, чтобы это желание развилось во что-то дельное.
Должны быть программы — в дополнение к государственным. Любой социальный работник вам скажет, что подростки, выходящие из государственной интернатной системы, не способны перейти в нормальную взрослую жизнь. Образовательных программ в существующей системе недостаточно. Нужны какие-то проекты, сопровождение.

Я уверен, что общество и волонтерское движение должны обратить пристальное внимание на эту проблему. На современном этапе общественные организации должны играть колоссальную роль, прежде всего как пример того, что это может получиться.


Личное дело
Александр Сергеевич Филоненко — доцент кафедры теории культуры и философии науки философского Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина, основатель ОО «Эммаус».

Родился 18 октября 1968 года в Кисловодске. В 1993 году закончил физико- ехнический факультет ХНУ им. В. Н. Каразина по специальности «экспериментальная ядерная физика». Кандидат философских наук (1996 год, философская антропология и философия культуры). Доцент философского факультета ХНУ им. Каразина.

В 1998 году — участник исследовательского проекта Британской Академии Russian Orthodox Church in Contemporary Britain в университете Лидса (LUCRECESS,Leeds University).

В 2000 году — участник проекта Prospekt-2002 Института Восточно-христианских исследований Католического университета Наймегена, Голландия (Institute of Eastern-Christian Studies,Nijmegen Catholic University, Holland).

В 2000 году — премия  Фонда Темплтона за курс лекций «Наука и богословие» (The Science and Religion CourseProgram of Center for Theology and the NaturalSciences (CTNS, USA)), прочитанный в Библейско-богословском институте св. апостола Андрея (ББИ, Москва).

В 2000 – 2003 годах — приглашенный преподаватель Библейско-богословского института св. апостола Андрея (ББИ, Москва).

С 2001 года — преподаватель Московского, Минского и Киевского Летних Богословских институтов.

С 2002 года — приглашенный преподаватель Института религиозных наук св. Фомы Аквинского (Киев), курсы «Православное богословие ХХ века», «Космология».

В 2004 году — приглашенный исследователь богословского факультета Кембриджского университета (Faculty ofDivinity, University of Cambridge, Cambridge, UK).

С 2011 года — учредитель ОО «Эммаус» (Харьков).

C 2014 года — академик Амброзианской библиотеки по классу славистики (Милан).

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter


Лента новостей17 января

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 5.0813 грн
100 EUR 3504.21 грн
100 USD 2865.26 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи