В "Вечерку" пришло письмо: мастер-настройщик Леонид Грамин бьет тревогу в связи с ситуацией, которая сложилась с ремонтом и заменой старых музыкальных инструментов.

Естественно, что при встрече с мастером темой нашего разговора стал ремонт и настройка пианино и роялей.

Уже 37 лет Леонид Владимирович работает мастером-настройщиком. Свою профессию освоил в цехе ремонта музыкальных инструментов харьковского завода «Рембыттехника». За 15 лет работы на этом предприятии прошел путь от ученика до опытного мастера. В конце 80-х, после ликвидации завода, 5 лет работал в кооперативе, который, не выдержав больших налогов, распался. Теперь Леонид Владимирович следит за состоянием роялей и пианино в Харьковской государственной академии культуры.



— Мне досталось очень тяжелое наследство, — начал свой рассказ Леонид Владимирович. — Работающий до меня мастер плохо следил за музыкальными инструментами и большинство из них находится в плохом состоянии, требуют капитального ремонта. Денег на ремонт не хватает. И все же мне удалось отремонтировать два инструмента, но это капля в море — ведь в вузе их более 70... И почти все они более десяти лет не видели ремонта. А ведь на их состоянии сказывается множество факторов, таких, как перепады температуры и влажность, запыленность и многое другое.

Ситуацию осложняет и то, что в Украине закрылась единственная музыкальная фабрика, которая долгие годы выпускала всем известные пианино «Украина». После ее ликвидации дефицитом стали не только запасные узлы и детали музыкальных инструментов, но и фурнитура: колки для струн, молоточки и другие запчасти можно приобрести только в Германии или Канаде. Конечно, все это стоит недешево. Единственный путь замены списанных музыкальных инструментов — покупка у населения. Но зачастую и они находятся в плачевном состоянии. Академия культуры недавно приобрела таким способом несколько «новых» пианино. Я предварительно ездил смотреть на них. Два я забраковал сразу — они требуют серьезного капитального ремонта, а у академии нет на это средств. Подобная ситуация во многих учреждениях, клубах, вузах и даже музыкальных школах. Совсем скоро мы будем вынуждены закупать инструменты за границей. Самое среднее по звучанию китайское фортепиано стоит 4-5 тысяч гривен. Естественно, что приобрести его смогут далеко не все семьи. А если через год занятий ребенок откажется продолжать учиться музыке? Представляете, какая это трагедия для семьи.

Трагедией может стать и отсутствие хороших концертных инструментов. Ведь рояли в Украине никогда не выпускались. Все они завозились к нам из других стран и распределялись по организациям обкомом партии. Положение усугубляется и отсутствием молодых мастеров-настройщиков. А ведь скоро мы, старая гвардия, «уйдем в запас»... Настройщиков не готовит ни одно учебное заведение. Да это и невозможно, ведь на овладение профессией нужны годы. Когда существовал завод «Рембыттехника», то там учеников прикрепляли к мастеру, и только с годами он осваивал эту профессию. Ведь человека, который заменил перегоревшую лампочку, нельзя считать электриком. Так и того, кто способен подтянуть одну струну, нельзя считать настройщиком. Кроме навыков работы с различными инструментами: отвертками, ключами, ножами, настройщик обязан знать азы музыкальной грамоты и иметь музыкальный слух.

Нет и базы для обучения. Когда был цех по ремонту, то туда привозили фортепиано различных конструкций, с разной механикой. На них можно было научиться. Сегодня нет организации, которая оказывала бы услуги по настройке и ремонту — а значит нет базы, оборудования и кадров. Да и учиться надо на хороших инструментах, а их попросту практически нет в нашем городе. Это бомба замедленного действия: придут в негодность имеющиеся рояли и пианино — и музыкантам играть будет не на чем... Ведь хороший инструмент сегодня сложно отыскать не только в музыкальных школах, но и в филармонии. А его звучание во многом зависит от работы мастера-настройщика.

Рояль, который стоит у меня дома, я реставрировал сам. Приобрел его шесть лет назад. Когда привез домой, он был в очень плохом состоянии и напоминал мусорный ящик — все ржавое, сукно поедено молью, полировка тусклая, обшарпанная… На ремонт у меня ушло полтора месяца. Много времени заняло приобретение запчастей. По моей просьбе знакомые приобрели в Канаде колки для струн, вербельбанк (деревянный резонатор), молоточки — все это пришлось менять. Теперь этот рояль — моя визитная карточка. С гордостью говорю гостям: «Смотрите, это моя работа!» К сожалению, такая реставрация стоит очень дорого. Для решения этой проблемы необходимо возродить производство музыкальных инструментов и цеха по их ремонту. Только тогда можно решить вопросы сохранности и подготовки кадров мастеров-настройщиков. Ведь музыкальная грамотность, количество пианино и роялей — показатели уровня культуры нации.