Гости ВХ

  • 705
  •  / 

Чтобы пьесу поставили в театре, нужно сначала умереть: видео-факт

фото: Валерий Кручина

Чтобы пьесу поставили в театре, нужно сначала умереть: видео-факт
Чтобы пьесу поставили в театре, нужно сначала умереть: видео-факт Гость «Вечернего Харькова» — драматург и режиссер Харьковского академического русского драматического театра имени А. С. Пушкина Александр Середин.

Из программистов – в режиссеры


— Здравствуйте. Меня зовут Кира Сергеевна. Александр, поделитесь секретом: как из программиста вам удалось переквалифицироваться в драматурга и режиссера?

— Очень простая история. Мне кажется, каждый человек должен заниматься тем, что ему нравится и что у него получается. Я получил техническое образование, стал программистом, но понял, что не хочу заниматься этим делом. Поэтому поменял профессию и стал делать то, к чему у меня лежала душа.

— И как вам дался этот выбор?

— Это был постепенный процесс. В какой-то момент я увлекся кавээном и таким образом утолял свой творческий голод. Потом понял, что и там мне тесновато. Стал интересоваться театром. Так у меня появилась идея перейти в академию культуры, получить режиссерское образование. Нельзя сказать, что в какой-то момент я проснулся и захотел стать режиссером – это был постепенный процесс .

Гимнастический козел – символ страхов, которые нужно преодолеть


— Добрый день. Меня зовут Геннадий. Александр, спектакль «Гимнастический козел» — ваш режиссерский дебют. А почему затронута именно школьная тема?
 
— Место действия — школьный спортивный зал, но вопросы, которые поднимаются в пьесе и спектакле, – конечно же, взрослые. Гимнастический козел – это символ комплексов, препятствий, страхов, которые мы должны преодолевать. Школа выбрана как форма, поскольку она показалась мне наиболее выразительной, ведь в детстве страхи максимально обострены. И если я не преодолею гимнастический козел – как одно из препятствий, – это будет страшный позор. Все прыгают, и я тоже должен. Этот снаряд показался хорошим выразителем моей идеи. Но главный зритель нашего спектакля – конечно, взрослый. И темы тоже звучат взрослые, и решения, которые мы использовали, тоже не всегда подходят для детской аудитории.

Родители, которые решатся привести своих детей на этот спектакль, – прогрессивные в хорошем смысле слова. Это люди, которые приучают своих отпрысков с детства разговаривать на взрослом языке, на взрослые темы, вести серьезный диалог. То есть возраст зрителя ограничивается только тем, насколько родители  позволяют своему ребенку затрагивать те или иные темы и какая степень откровенности допустима при разговоре с ним.

— Пьеса написана и поставлена в жанре абсурда. Почему именно в этом жанре?

— Абсурдистской пьеса является потому, что в ней нарушена привычная логика. Если мы говорим о классической пьесе, то определенные события вызывают определенные последствия, и мы как зрители очень быстро к этому привыкаем. Это называется реалистическим театром.

Абсурдизм появился в ХХ веке и был реакцией на кошмар военного и послевоенного времени, когда приходилось спасаться нарушением привычной логики. То есть театр абсурда выражает вот эту защитную реакцию человека на ужасы происходящего. И поскольку сюжет повествует о детях, которые сталкиваются с гимнастическим козлом, – мы понимаем, что речь идет о людях, которые остаются один на один со своими личными страхами. В общем, абсурд в этот конфликт вписывается максимально удачно. И вообще, мне этот жанр очень нравится. Он позволяет оставаться внешне веселым, не писать о серьезных вещах с серьезным выражением лица, а вести легкий разговор. Добавляется ирония, вариативность — при постановке можно использовать не только психологические приемы, но и добавлять эстрадные. То есть пьеса претворилась в жизнь в абсурде, потому что он в полной мере ее раскрывает.

— А как зрители восприняли странный спектакль?

— Очень хорошо. Первые две премьеры у нас прошли с аплодисментами, цветами. Зрители, идя на экспериментальную сцену театра Пушкина, конечно, понимают, что им покажут нетрадиционный спектакль. И тем не менее каждый раз для них это становится откровением, поскольку форма подачи – очень необычная для Харькова. Главное, чтобы спектакль вызывал у зрителя эмоцию – не обязательно положительную, не обязательно восторг. Хорошо, когда после спектакля зрители еще какое-то время думают о нем, продолжают жить им. И среди моих знакомых есть люди, которые собираются еще раз прийти, хотя раньше довольно скептически относились к театру.

Как понять жанр абсурда?


— Добрый день. Виктор беспокоит. Александр, абсурд – это жанр, которому вы отдаете предпочтение, или, возможно, собираетесь написать пьесу в другом стиле?

— Я вам больше скажу — я люблю литературу психологическую, то есть классические произведения, которые описывают психологическое состояние главного персонажа. Для меня, например, самым большим автором в мире абсурда является Даниил Хармс, но это не означает, что я хотел бы писать, как он, и быть на него похожим. Нет. Конечно, я рассматриваю наряду с абсурдистской пьесой и абсолютно бытовую, или в традициях психологического театра. Дело в том, что для каждого замысла подходит своя форма. Если я увижу, что тот или иной замысел лучше реализовывать с помощью психологического театра, это будет классический спектакль.

— Ваши советы как режиссера зрителям: как понять жанр абсурда правильно?

— Нужно просто быть готовым к тому, что когда приходишь в театр, разговор может пойти не самым обычным образом. Последние несколько десятилетий театр находился в сложном положении и вынужден был идти на определенные компромиссы: искать какие-то понятные формы, подстраиваться под зрителя, показывать только то, что публике приятно видеть, то, что соберет зал. То есть постепенно театр превратился в искусство, не отставляющее места для размышлений. Между тем сегодня появился совершенно иной тип зрителя – умные успешные люди, образованные, современные. И среди моих знакомых есть такие, которые не ходят в театр по той простой причине, что им там неинтересно: заранее понятно, как выйдут актеры, как будут говорить, двигаться, и известна мораль, которую они хотят донести… То есть с начала 1990-х целое поколение умных зрителей во многом было потеряно.

Поэтому когда человек задумывается о том, чтобы пойти в театр абсурда – нужно быть готовым к тому, что разговор пойдет на другом языке. Но это все равно очень уважительно по отношению к зрителю, всегда интересно, увлекательно. Нужно просто принять и попытаться включиться.

«Я всегда на стороне артиста»


— Александр, добрый день. Меня зовут Зоя. Вы – человек молодой. Интересно, как вам удавалось руководить артистами?

— Я работал с молодыми артистами театра Пушкина, которые в труппе недавно. Хотел бы сделать им отдельный комплимент, потому что этот спектакль – все-таки очень сложный в смысле актерской техники. Там требуется и достаточная физическая подготовка, поскольку действие происходит в спортзале, и присутствует большая физическая нагрузка. Для работы потребовалось и некое мужество, поскольку пять лет актеров учили играть в определенной технике, и тут приходит режиссер: «А давайте мы сыграем совершенно по-другому». Конечно, нужна смелость, чтобы поверить режиссеру, и у нас это было на сто процентов. Это ребята думающие, чувствующие, понимающие, что сегодня мир и театр изменились, и нужно соответствовать. В этом смысле, мне кажется, за такими молодыми артистами – будущее, и я рад, что в театре Пушкина они есть.

— А как вы работаете с актерами: как тиран, швыряющий стулья, или как добряк, завлекающий пряниками?

— В идеологическом конфликте между зрителем и артистом я всегда на стороне артиста. Потому что зрителю всегда интересно смотреть на умного актера, который спокойно может выйти на сцену и сказать свою реплику, который не устраивает суету, не носится по сцене, который не приучен к мысли, что нужно обязательно громко и активно говорить, чтобы зритель не подумал, что он зря получает жалованье в театре. Я всегда прошу не заигрывать перед зрителем, иметь чувство собственного достоинства. И в этом проявляется моя режиссерская тактика. Мы — единомышленники. За спектакль полностью несу ответственность я, а задача артистов – быть честными перед мной, делать то, о чем я прошу. Не могу сказать, что я тиран и деспот, но озвученные мною требования и мысли, которые появляются в процессе постановки, должны быть выполнены на сто процентов.

На что обиделся бы Чехов?


— Здравствуйте, Антон беспокоит. Александр, а как вообще сейчас обстоят дела в театре Пушкина?

— Театр Пушкина постепенно и очень осторожно выбирает курс на современную драматургию, на новые спектакли, свежий подход во всему. Это касается и афиш, и оформления спектаклей, и работы с художником. Сегодня директор театра Сергей Анатольевич Бычко проделывает огромную работу в отношении сотрудничества с молодыми авторами, режиссерами, художниками. И в этом смысле театр Пушкина является передовым.

В Украине огромное количество талантливых драматургов, но попасть в государственный театр, поставить пьесу – очень большая и сложная задача. А в театре Пушкина открыта экспериментальная сцена, где такая возможность есть. Приглашены молодые режиссеры, в труппу набирают молодых актеров. То есть театр Пушкина сегодня стремительно переориентируется на современного зрителя. И мы уже видим отклик — молодой зритель все больше интересуется, что происходит в театре.

— А есть ли спрос на молодых драматургов? Хватает ли в Харькове и в Украине театров, где они могли бы себя реализовать?

— Профессия драматурга – специфическая. Для того чтобы твою пьесу поставили в театре, нужно умереть. Пройдет энное количество времени -- и тебя, возможно, признают и поставят. Это просто ужасный синдром. Сегодня государственные театры игнорируют молодых драматургов. Но я вас уверяю, что лично знаком с большим количеством талантливых авторов. И если найдутся руководители театров, которые рискнут и дадут им возможность проявить себя, театральный процесс в Украине станет одним из передовых в Европе. Театр Пушкина – первый театр в Харькове, который пошел по этому пути. И надеюсь, что в Украине будут появляться театры, где молодые специалисты смогут себя реализовывать.

— Добрый день. Меня Анастасия зовут. Александр, каковы основные тенденции развития украинского драматического театра?

— Если говорить шире – о театре на постсоветском пространстве, — то все-таки он выбрал очень осторожную тактику. Есть два тезиса, которые постоянно озвучиваются. Первый: театр – искусство элитарное, и нельзя опускаться до массового зрителя и идти у него на поводу. И второй: классика актуальна во все времена. Благодаря этим образующим тезисам театр стал очень консервативным и неохотно решается на эксперименты. Театр все меньше замечает изменения вокруг себя. Например, чеховский «Вишневый сад», который ставился в советское время, в период перестройки и сейчас, в больших государственных театрах вряд ли будет иметь большие отличия. Однако классика требует определенной интерпретации – смелой, современной, ведь зритель сегодня совершенно другой. Постепенно, я надеюсь, ситуация общими усилиями изменится, потому что в государственном театре есть люди, которые понимают, что театральный процесс и зрители (в первую очередь) требуют других подходов.

— Интересно, как вы видите осовременивание классических произведений?

— Нужно приучить себя к мысли, что пьеса Чехова или Островского – это всего лишь текст. И когда режиссер получает этот текст, перед ним стоит конкретная задача — воплотить его на сцене, причем интересно. Поэтому я отношусь к идее интерпретации классики очень хорошо. И чем смелее и радикальнее это будет происходить, тем быстрее театр придет к своему зрителю.

Безусловно, это не означает, что тот театр, который существует по классическим канонам, должен исчезнуть. Нет. У него есть своя публика, и она имеет право видеть те спектакли, которые ей нравятся. Просто наряду с классическими должны появляться авангардные постановки, экспериментальные. Я не уверен, что Чехов обрадовался бы, увидев в 2017 году свою пьесу на сцене без малейших изменений.

Личное дело
Александр Александрович Середин родился 7 марта 1991 года в Харькове. В 2008 году окончил Харьковскую гимназию №116. В 2014 году окончил факультет информатики и управлении НТУ «ХПИ». В 2016 году окончил ХГАК по специальности «Режиссер эстрады и массовых праздников», мастерская В.Н. Гориславца. До 2013 года выступал в КВН, был капитаном команды КВН «Аквамарин». С 2016  года – драматург, участник фестивалей драматургии «Любимовка» и «Тиждень актуальної п’єси». С 2017 года – режиссер-постановщик Харьковского академического русского драматического театра им. А.С. Пушкина.
Не женат. Хобби – чтение и мобильная фотография.

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter


Лента новостей19 января

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Новини Р1"Лого телеканал Р1
Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2877.75 грн
100 EUR 3520.93 грн
10 RUB 5.0701 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи