В прошлом году в Харьковском следственном изоляторе родилось рекордное количество младенцев — семеро. А сегодня в СИЗО находятся три женщины, которые родили детей за колючей проволокой. Еще одна находящаяся под следствием женщина пребывает на шестом месяце беременности.

Следственный изолятор Харькова известен, наверное, каждому жителю нашего города. Еще в 30-е годы прошлого века здесь, на Холодной горе, содержались многие известные политзаключенные и простые смертные. Сегодня в этом учреждении системы исполнения наказаний находятся около трех тысяч человек. Одно из корпусных отделений СИЗО занимает женский контингент, который насчитывает 175 человек. Отдельное помещение площадью примерно 50 квадратных метров отведено под комнату матери и ребенка. Все три мамы родили своих детей в прошлом, 2004 году.
Самая молодая из них — 22-летняя Рахима (фамилии называть не будем), гражданка Кыргызстана. Она прибыла в следственный изолятор почти два года назад (в сентябре 2003 г.), уже с явными признаками беременности. Несмотря на такой длительный срок пребывания в местах лишения свободы, Киевский районный суд г. Харькова до сих пор не довел уголовное разбирательство до логического конца. За это время у Рахимы родился сын Рустам. Она обвиняется в вымогательстве денег у соотечественников из Средней Азии.

26-летняя Лариса находится в СИЗО только год, с августа 2004-го. Она подозревается в разбойном нападении, дело по которому расследует Фрунзенская прокуратура. Сын, которого назвали Ярославом, родился у нее в ноябре минувшего года.
Третья мама — цыганка Наташа. В свои 30 лет она обвиняется в групповом разбойном нападении с убийством. В следственном изоляторе находится уже около года, а в декабре родила дочь Изабеллу. Октябрьский суд продолжает рассматривать вопрос о степени виновности Наташи, но до сих пор не вынес окончательного вердикта.
Честно говоря, увидев всех трех женщин с детьми, журналист «Вечерки» был твердо уверен, что ни одна из них мухи не обидит. Однако, по рассказам сотрудников СИЗО, они только перед журналистами такие тихие, а в действительности бывают совершенно другими. Особенно это касается цыганки, которая на суде любит притворяться, что без переводчика ничего не понимает, а после отсидки угрожает вернуться к уголовно преследуемой деятельности.

Роды у матерей принимали специалисты Харьковского роддома № 5. Сегодня дети развиваются абсолютно нормально. Мам и детей ежедневно выпускают на двухчасовые прогулки во дворике СИЗО, иногда те гуляют еще и вечером. Возиться с детьми мамашам помогает воспитательница из числа арестованных. Валентина Егоровна — спокойная женщина в годах, которая на воле работала няней, и сейчас по собственной инициативе поддерживает молодых мам. Она вырастила двоих сыновей, и поэтому Валентине Егоровне есть чему научить младшее поколение.

С отцами собственных детей женщины видятся, но не часто, хотя двое из троих сидят в том же СИЗО. Дело в том, что они проходят по уголовным делам вместе со своими подругами-подельщицами, поэтому их общение ограничено судебными заседаниями. Сотрудники следственного изолятора рассказали, что и вне суда они спрашивают друг о друге.
Все трое детей полностью обеспечены всем необходимым за счет прибыли от производственных мастерских и благотворительной помощи со стороны сотрудников изолятора и даже арестованных. В комнате матери и ребенка для жизни женщин с детьми созданы все нормальные условия, включая наличие в ней санузла, душевой кабины, телевизора, места для приготовления пищи и даже аквариума. В детском уголке сложены игрушки, среди которых выделяется своей нарядностью подарок нынешнего губернатора — плюшевый заяц.
В сущности, как для арестованных мам, так и для руководства следственного изолятора главной проблемой является совсем не обеспечение всем необходимым (с этим как-нибудь справятся), а тягомотина в судах и прокуратурах города. Вместо того чтобы максимально быстро разобраться в каждом из трех дел, в которых замешаны мамы из СИЗО, правоохранительные органы без конца переносят или оттягивают слушания, не спешат изучить обстоятельства дела и вынести, наконец, окончательное решение. Ведь суд может признать кого-то невиновным и выпустить на волю. Дети и так нервничают при виде людей, потому что в неволе не привыкли к их обществу. В случае же доказанности вины мать и ребенка отправят в специализированное учреждение пенитенциарной системы. Например, в апреле нынешнего года одна из молодых мам уже отправилась из СИЗО в колонию в Одесской области. Остальные три ждут своей участи.