Инцидент, случившийся во вторник на пограничном пункте пропуска «Плетеневка» глобальным не назовешь. Подумаешь, повздорили таможенники и милиционеры. Однако при более пристальном рассмотрении случившееся, на мой взгляд, демонстрирует нежелание таможенной службы избавляться от больных клеток своего тела.

О происшедшем на «Плетеневке» широкая общественность узнала только в четверг утром из интернет-сайтов. Причем заголовки сообщений кричали примерно одно и то же: «Милиция избила таможенника!» (кое-кто даже заявлял, что жертвой оказалась женщина). В текстах указывалось, что Государственная таможенная служба заявила о нанесении тяжелых телесных повреждений инспектору таможни прямо во время несения службы.

В тот же день, спустя несколько часов, появилось официальное разъяснение Управления МВДУ в Харьковской области. В нем указывалось, что 31-летний инспектор таможни был задержан во время несения службы за вымогательство и получение взятки в размере 150 американских долларов. При задержании таможенник оказал милиционерам сопротивление. Возбуждено уголовное дело по статье 368 ч.1 Уголовного кодекса Украины.

Теперь попробуем взглянуть на сложившуюся ситуацию с точки зрения милиции. Получив оперативную информацию (каким образом — неважно) о злоупотреблении таможенниками служебным положением, милиционеры в срочном порядке отправились на пункт пропуска. Работа неприятная, особенно принимая во внимание время суток (глубокая ночь), но необходимая и, безусловно, абсолютно укладывающаяся в рамки компетенции сотрудников МВД.

Понятное дело, что в подобных случаях могут возникнуть претензии бюрократического свойства, на чем настаивают таможенники. Однако трудно себе представить, как в ситуации цейтнота (момент взятки не отложишь «по просьбе трудящихся») отправляться оформлять документы, скажем, в областное Управление МВД, за сотню километров от «Плетеневки». Это все равно, что визировать у прокурора каждое использование транспортной единицы во время погони за опасным рецидивистом.

Версия Гостаможни выглядит просто смешно. Получается, что милиционеры набросились на таможенника безо всяких мотивов, пусть даже притянутых за уши. Людям предлагают поверить, что среди ночи милиционеры проходили мимо пункта пропуска «Плетеневка» и по пути забежали «отмутузить» конкретного инспектора. Не совсем логично, особенно принимая во внимание отсутствие какой-либо информации об алкогольном опьянении милиционеров в тот момент.
Таможенники показали себя с неприглядной стороны. Вместо того чтобы помочь избавиться от взяточника в своих рядах, они, наоборот, пытаются представить сослуживца как жертву преследований (хорошо еще что не политических, как модно ныне). Зачем? Не потому ли, что тот в состоянии дать показания, которые теоретически могут коснуться всей таможенной братии? Объяснение же типа «Это мои деньги» в данном случае не проходит, поскольку таможенникам во время несения службы вообще запрещено иметь при себе крупные суммы денег.

Создается впечатление, что руководство таможни совсем не заинтересовано в избавлении от взяточников и любыми способами препятствует делать это другим правоохранительным органам. Возникает вопрос: каким образом нужно действовать МВДУ, чтобы убедить ГТС в законности своих действий? Загодя сообщать о готовящейся операции, а значит, дать возможность предупредить потенциальных нарушителей?

Получить комментарий у представителей харьковской таможни не удалось — телефон пресс-службы ни разу не ответил. Таможенная служба по-прежнему остается закрытой структурой, которая общается с журналистами исключительно на отчетных пресс-конференциях. Поэтому харьковская общественность не только незнакома с местными успехами программы «Контрабанда — стоп!», но даже не слышала о мерах по пресечению взяточничества при таможенном оформлении грузов (о чем говорили даже на высшем государственном уровне). Среди населения о взятках на таможнях слухи ходят давно. Как говорится, дыма без огня не бывает. Вот только потушить этот огонь таможенники не спешат.