Легкая, яркая, солнечная, лиричная, она быстро находит контакт с залом и создает в нем дружескую теплую атмосферу.

Солистка Харьковской областной филармонии Мария Стецюн известна и любима в Харькове. Она неоднократно побеждала в национальных и международных конкурсах. О том, какое место в ее жизни занимает музыка, артистка рассказал в интервью корреспонденту «Вечернего Харькова».

— Мария, в чем вы видите свое предназначение?

— Очень непростой вопрос! Ответить однозначно невозможно. Если говорить обо мне как о певице, то мое предназначение – дарить людям радость, возможность подумать, сопереживать, общаться с прекрасной музыкой.

— И в будни и праздники? Как вы относитесь к тому, что все люди на Новый год, к примеру, отдыхают, а вы работаете?

— С полным пониманием. Создавать и дарить праздник – наша профессия и призвание.

— А как проходили подобные праздники в детстве, чем запомнились?

— Я родилась в семье музыкантов. Мама – певица, заслуженная артистка Украины Лидия Величко. Папа — композитор, заслуженный деятель искусств Украины Николай Стецюн. С самого рождения я находилась в мире музыки, и как только родители начали работать в филармонии, стали брать меня с собой. К новогодним праздникам в парке Горького и в филармонии отец всегда писал детские спектакли, а я часто их озвучивала. Мне это доставляло огромное удовольствие.

— С какого возраста мир музыки стал вашим?

— С рождения. Мама пела мне колыбельные Римского-Корсакова, Чайковского, Моцарта и многие другие из золотого фонда мировой классики. Когда я родилась, мама еще училась в консерватории. Оставлять меня было не на кого — дедушки и бабушки работали, поэтому мама брала меня на репетиции. А моем присутствии она учила многие вокальные произведения — и партию Марфы из оперы «Царская невеста» Римского-Корсакова в том числе. Я шла с ней за ручку по коридору консерватории и пела: «Друг мой, Ванюшка, ненаглядный свет...». Этой же партией я завершила обучение в Харьковском институте искусств им. И.П. Котляревского (теперь Харьковский национальный университет искусств. – ред). А тогда, в полтора-два года, я, естественно, не знала нот. При мне писались произведения моего отца. Я жила в мире музыки с самого рождения. И с того же времени слушала произведения известных композиторов. Музыка звучала и дома, и в филармонии.

— Какую должность тогда занимал ваш отец?

— До поступления на работу в филармонию мой отец руководил оркестром «Орбита», а с 1978 года стал художественным руководителем филармонии. И это дало мне возможность непосредственно общаться с певцами, чтецами, инструменталистами, дирижерами. Слушала известных исполнителей, приезжавших в Харьков. Присутствовала на их репетициях и концертах, разговаривала с ними. Среди них были Святослав Рихтер, Владимир Крайнев, Сергей Стадлер, Вахтанг Жордания, Евгения Мирошниченко, Ламара Чкония, Мария Стефюк, Нани Брегвадзе... Это был большой опыт общения с хорошей музыкой и великими исполнителями.

— Родители были наблюдателями или активно участвовали в вашем музыкальном развитии? Предлагали послушать что-то определенное или то, что вы воспринимали на слух, и было вашим?

— Никакого насилия не было, у нас дома большая фонотека и я выбирала все, что хотела послушать.

— А что именно?

— Приходила из школы и ставила любимую пластинку — с фортепианным концертом Грига. Я его обожаю и под его музыку делала уроки. Также часто слушала Магомаева — с огромным удовольствием. Считаю, что он легендарная творческая личность — певец, композитор, пианист. И, конечно же, Ротару, Пугачеву, Розенбаума. Из иностранных исполнителей — Мехелию Джексон, Эллу Фицджеральд, Bee Gees, Queen, Элтона Джона, Джорджа Майкла. Обожала слушать Ренату Скотто. И у каждого исполнителя мне было чему поучиться.

— Желание учиться музыке было вашим или родители так решили?

— Любое обучение в раннем возрасте начинается с того, что родители берут ребенка за руку и отводят в музыкальную школу, спортивную секцию, танцевальный кружок или в развивающую группу. Главное, чтобы способности были. А их у меня родители еще в раннем возрасте заметили. И в пять лет привели на подготовительные курсы музыкальной школы десятилетки, где я и начала учиться. Там были очень хорошие учителя. Например, педагог по сольфеджио Виктория Львовна Коган. От ее уроков у меня остались самые яркие впечатления. Своим необыкновенным солнечным темпераментом она привила мне любовь к достаточно сложной науке — сольфеджио. После окончания подготовительных курсов поступила в музыкальную школу №6 и стала учиться по классу фортепиано.

— Инструмент сами выбрали?
   
— У нас дома стоит фортепиано, и это во многом определило мой выбор. А вообще, любому музыканту, в том числе и вокалисту, очень важно владеть этим инструментом. Это необходимо не только в школе, но и в дальнейшем — в музыкальном училище, консерватории, в работе.
   
—Чем запомнились первые шаги в музыку? Было трудно, радостно, а может, скучно и непонятно?

— Обучение — всегда довольно сложный процесс. Много зависит от педагогов, и  мне с ними очень повезло – и в школе, и в музыкальном училище, а затем в консерватории. С благодарностью вспоминаю каждого.

— Когда вы ощутили, что музыка — это ваше?

— Дело в том, что, помимо занятий в музыкальной школе, я еще пела в хоре «Скворушка». Им в то время руководила Лидия Борисовна Шапиро, и он был знаменит. Очень многочисленный и дружный был коллектив. На гастроли мы ехали двумя плацкартными вагонами, ведь нас было более восьмидесяти. Мы исполняли и классику, и современную музыку, а в то время классику детские хоры почти не пели. Мы исполняли Перголези, Бриттена, Чайковского, Бородина... Развивались разносторонне. Я всегда была среди людей, которые любят музыку. Как же было не признать ее своей?

— Помните свой первый выход на сцену?

— Это произошло, когда мне было пять лет, во время поездок с родителями на пограничные заставы. Гастроли длились от месяца до полутора. Во время концертов я выходила на сцену и пела папины песни. Потом меня даже наградили грамотой.    

— А в каком возрасте пришел первый успех?

— Для настоящего музыканта каждый выход на сцену — это возможность поделиться со зрителем энергией, рассказать историю в музыкальном произведении. Поэтому не успехами я измеряю свою творческую жизнь, а каждым выходом к зрителю, который всегда для меня в радость. Когда я росла, детских конкурсов, в общем-то, не было. Сейчас меня часто приглашают в жюри городских, национальных и международных конкурсов, и я с огромным удовольствием откликаюсь. Радуюсь и поддерживаю подрастающие таланты.

— Когда вы поняли, что хотите заниматься именно вокалом?

— Как я уже говорила, в хоре я пела достаточно сложные произведения, поэтому естественным моим желанием было пойти учиться дальше, и именно вокалу. Родители поддержали мой выбор. Я поступила в Харьковское музыкальное училище в класс педагога Северина Владимира Андреевича, а потом училась в его классе и в консерватории. Это высокообразованный человек, знающий музыкант. В училище были интересные годы обучения любимому делу в среде единомышленников. Там я встретила своих друзей, с которыми поддерживаю отношения до сих пор. Проблем с учебой никогда не было, но работать приходилось много. Поэтому и училище, и консерваторию я окончила с красным дипломом. Случались интересные ситуации. Например, общие лекции по сольфеджио и музлитературе у нас начинались довольно рано – в полдевятого утра. И не все вокалисты приходили в такую рань. Я приходила одна, и для меня одной педагог читал предмет. Я очень благодарна своим педагогам за науку.

— Еще студенткой вы начали участвовать в национальных и международных конкурсах. Какой из них больше всего запомнился?

— Каждый конкурс — это как прыжок с парашютом. Какой запомнился? Наверное, первый — международный конкурс имени Паторжинского. Он проходил в Луганске, и туда съехались певцы из разных стран. Конкуренция была очень высокая. На этом конкурсе я получила диплом первой степени и специальную премию за лучшее исполнение украинской музыки. И после второго тура, где исполнялась украинская музыка, жюри стоя аплодировало мне. Это было для меня наивысшей оценкой. Также был замечательный Международный конкурс имени Клавдии Шульженко. Приятно вспомнить общение с членами жюри — Нани Брегвадзе, Юрием Рыбчинским.

— А почему после консерватории вы пришли в филармонию, а не в оперу?

— Из-за большей свободы выбора репертуара, возможности развиваться в интересных для себя направлениях. Спустя много лет могу сказать, что не ошиблась в выборе.

— Расскажите о репертуаре. Вы определяете, что петь или кто-то дает задание?

— В филармонии есть возможность исполнять разные программы – как классические, так и эстрадные. Назначается определенная тема, и у каждого артиста есть возможность самостоятельно выбрать себе репертуар. Сейчас я работаю в жанре романсовой лирики и голосовой эстрады. Это очень серьезный жанр, который требует огромного голосового диапазона, поэтому голосовые данные должны быть на высоте.

Я всегда ищу что-то новое, необычное — то, что мне интересно, что созвучно моей душе. Жизнь не стоит на месте, она в вечном движении. О выборе песен скажу, что в своих выступлениях прежде всего хочу донести до слушателя смысл, а он передается через слово. По этой причине я очень разборчива в выборе текстов песен для исполнения.

— А вы не пробовали себя в джазе?

— Я люблю джаз и использую некоторые его элементы – джазовые попевки, голосовые и тембральные приемы. Мои любимые джазовые певицы с детства – это Мехелия Джексон и Элла Фицджеральд.

— В чем еще вы хотели бы проявить себя – может быть, в области декламации, театральных постановок или кино? Или хотели бы попробовать себя, скажем, в роли ведущей телепрограмм?

— Наверное, к роли ведущей я бы отнеслась с большим вниманием. Такое предложение было бы мне интересно. А стихи читать?.. У нас для этого есть замечательные мастера слова. Считаю, что каждому лучше заниматься своим делом. А для меня достаточно читать стихи своему ребенку.

— Значит, в вашей семье подрастают новые таланты?

— Да, моя дочь учится в музыкальной школе по классу фортепиано и начинает потихонечку петь. Сейчас ей восемь с половиной лет, она во втором классе.

— Расскажите о программах, в которых участвуете. Что интересного в них для слушателей?

— Участвую во многих программах – в совершенно потрясающих прайм-шоу, концертах с оркестром, камерных и в сопровождении гитары. В них работают все наши исполнители. Для зрителей всегда интересно послушать в один вечер нескольких артистов. Тем более что все они разные, высокопрофессиональные, а потому каждый в таких концертах может найти что-то интересное именно для себя.

— Даст ли дополнительные возможности для исполнителей строящийся сейчас концертный зал?

— Несомненно, но  подробнее об этом узнаем позже, когда зал распахнет свои двери. Очень ждем его открытия.

— Чем собираетесь порадовать зрителей в этом году?

— Готовлю сольный концерт мировых хитов ХХ века. О нем будет сообщено заранее. Это будут мои любимые песни разных жанров.