О людях этой военной специальности практически не писали книг и не снимали фильмов, а ведь на самом деле без них не было бы многих громких побед и славных подвигов. Вообще, со словом «авиация» у нас ассоциируются смелые летчики, герои воздушных сражений. А на самом деле гораздо больше отважных и опытных авиаторов совершают свои ежедневные подвиги на земле -- речь идет о военных авиатехниках, без участия которых ни один самолет не взмывает в небо.

Наземная авиация
Инженерно-авиационный факультет Харьковского университета воздушных сил готовит специалистов, которые, если верить его педагогам, ценятся на вес золота и в военное, и в мирное время. История факультета начиналась еще в 1941 году, когда на станции Яновка под Киевом была создана военная школа авиамехаников. До войны оставались считанные месяцы, так что первые выпускники школы сразу же отправились на фронт, увы, некоторым в самый сложный момент Великой Отечественной пришлось идти просто в пехоту — настолько сильна была нехватка людей.

Мы великолепно знаем о подвигах Кожедуба и Покрышкина, десятков других замечательных летчиков. Но за их подвигами скромно скрываются от общественности имена сотен безвестных героев, легенды о которых до сих пор ходят среди авиамехаников. Говорят, что нередко крылатые машины летчиков-асов буквально превращались в решето, так что одному Богу ведомо, как они дотягивали до аэродрома. Вот тут и совершались тихие подвиги технарей — за одну ночь из машины, «не подлежащей восстановлению», им удавалось восстановить «грозу немецких асов», чтобы великий летчик вновь мог подняться в воздух и одержать победу в воздушном бою. Не случайно в 1944 году Яновская школа (с начала войны эвакуированная в Кировскую область) была награждена боевым орденом Красного Знамени.

К концу войны учебное заведение вернулось в Киев, а в 1948 году превратилось в Киевское военное авиационно-техническое училище. Именно здесь готовили специалистов для эксплуатации первых реактивных истребителей «МиГ-9» и «МиГ-15». А в 1951 году училище перебазировалось в Харьков. В истории вуза — немало славных страниц. Не зря в 1968 году он получил орден Красного Знамени, а затем — и Почетный юбилейный знак. Великая Отечественная и Афганистан, Корея и Куба, Ангола и Вьетнам — всегда и всюду находилось применение знаниям и умениям выпускников училища, затем — института, а с 2004 года — Харьковского университета воздушных сил, в состав которого вошел инженерно-авиационный факультет.

А на войне — как на войне...
Начальник факультета — кандидат технических наук полковник Юрий Миргород прекрасно знает, что такое война — сам прошел Афганистан. Миф о том, что «технари» работают только в тылу и на земле, развенчивает мгновенно: с душманами воевали в основном не эскадрильи самолетов (те действовали главным образом с территории СССР), а вертолетные полки. Бортмеханик — неизменный член экипажа, который участвует в боевых вылетах наравне со всеми. И рискует не меньше. Примеров — сколько угодно: однажды Юрий Иванович и его коллега оказались перед неразрешимой проблемой — один из вертолетов на расположенной далеко в горах площадке оказался поврежденным. По науке лететь на нем было нельзя, причем неисправность должны были исправлять специалисты с соответствующим оборудованием. Оставаться — смертельно опасно. С собой — лишь конспекты прослушанных много лет назад лекций (Юрий Миргород и сам является выпускником факультета, который теперь возглавляет). Пересмотрев конспекты, нашли формулу, по ней отрегулировали на свой страх и риск работу двигателя, пользуясь 22 регулировочными винтами. «Попали!» — лаконично комментирует ситуацию полковник и добавляет: «Иначе полет был бы невозможен, малейшая ошибка могла привести к падению машины…»
О смысле и тяжести работы авиатехника на войне фильмов не снимают. А зря. Юрий Иванович мог бы дать много сюжетов для героических кинолент. Пример — ремонт за полдня поврежденного в бою вертолета, в обшивке которого техники насчитали полтысячи отверстий разного диаметра. Вообще, порой офицер и сам удивлялся, как тот или иной «борт» смог вернуться на базу: например, однажды на площадке приземлилась «вертушка», все баки которой были пробиты, из обшивки вывалился главный регулировочный трос рулевых лопастей, короче говоря, имелось множество поломок и пробоин, несовместимых с полетом. А нет же, долетел, всем смертям назло… А за ночь был отремонтирован и к утру вернулся «в строй»...
Боевой опыт — то, чего не заменит никакая теоретическая база, курсантам факультета передавать есть кому. До сих пор работают в вузе двое участников Великой Отечественной, у многих офицеров и вольнонаемных за плечами — Афганистан и другие войны. Не теряет вуз связи и со своими ветеранами, которые всегда находят время, чтобы встретиться с курсантами, рассказать о том, как выжить в страшнейших условиях войны. Есть среди преподавателей и участники миротворческих операций. Кстати, выпускники факультета побывали и в Югославии, и в Сьерра-Леоне, и во многих других «горячих точках» планеты. Кроме Ирака — там наша авиация не задействовалась.

Главное — безопасность
Рассказывая о том, как живет факультет «авиатехнарей» сегодня, заместитель начальника факультета по гуманитарным вопросам Геннадий Уманец рассказал, что специалистов здесь готовят по четырем специализациям: одни учатся ремонтировать самолеты, вертолеты и их двигатели, другие изучают компьютеризованные системы авиаоборудования, третьи овладевают навыками подготовки к бою авиавооружения и, наконец, факультет, единственный в стране, готовит специалистов-авиаразведчиков. Последняя специализация является самой секретной, но в то же время самой интересной. Ведь применение находит не только в военном ведомстве — авиаразведчики доставляют важнейшие сведения экологам, работникам МЧС (например во время лесных пожаров), лесникам, да и для политиков «Чистое небо» (так называется международная программа, предусматривающая взаимную проверку государствами с воздуха военных объектов) — важная гарантия стабильности и отсутствия военных конфликтов.
За годы существования учебного заведения из его стен вышло более 10 тысяч высококлассных специалистов. Причем не только военных — самолеты и вертолеты армии мало чем отличаются от своих «мирных» собратьев, так что выпускников факультета можно встретить в гражданской авиации страны, они пользуются большим спросом и уважением. Но одним из самых главных для общества направлений деятельности факультета являются непрекращающиеся научные исследования. В их фокусе — повышение безопасности полетов, надежности систем и механизмов самолетов и вертолетов. Кстати, в украинских разработках вертолетов и самолетов есть и лепта ученых факультета, среди которых — шесть докторов наук, 73 кандидата, а еще — профессора, доценты и научные сотрудники, которые только готовятся защищать диссертации.

«Шары» нет, но чувство юмора будет всегда!
На днях в торжественной обстановке на площади Свободы 86 выпускников факультета получили дипломы, став офицерами. Новоиспеченные специалисты и их многоопытные преподаватели — люди серьезные и знающие. Но вместе с тем — чрезвычайно веселые и остроумные. Так уж повелось, что авиаторы, несмотря на всю серьезность, даже строгость профессии, являются самыми остроумными людьми. О КВНщиках ХАИ знают все. Но ведь ХАИ (кстати, этот вуз является партнером факультета и в научных исследованиях) завоевал победу не первым — харьковские военные авиатехники завоевали прообраз «Золотого Кивина» еще в 1988 году. С тех пор команда КВН факультета — одна из сильнейших. Шутить здесь умеют, как, впрочем, и работать. Самой длительной шуткой студентов и курсантов была «Шара» — так назвали статую космонавта, держащего на руках земной шар. Фигура много лет стояла неподалеку от учебных корпусов, и, несмотря ни на какие запреты руководства, очень часто (особенно перед экзаменами) курсанты воздавали дань своей «Шаре»: ее драили, чистили, дарили ей сигареты, отдавали честь, проходя мимо, а порой даже одевали в военную форму. Увы — несколько лет назад «Шару» снесли. Теперь курсанты шутят: «Шары не будет, придется учиться всерьез».
Командир учебного батальона майор Константин Сюлев признался, что в шутку или всерьез у каждого авиамеханика есть и традиционные суеверия, в которые можно верить или не верить, но обходить их — Боже упаси. Например, в нашей военной авиации нет и никогда не будет борта под номером 13. Нет также ни одного узла, содержащего это сочетание цифр в названии (номере) или даже заканчивающегося на это число. Еще одна традиция: эмблема в петлице (самолет такой же, как и у всех летчиков) должна всегда, в каких бы сложных условиях ни находился авиатехник, блестеть ярче яркого. Ведь каждый специалист этой ответственной профессии влюблен в небо и с мальчишества мечтает о крыльях...