Гости ВХ

  • 899
  •  / 

Что такое буллинг и как ему противостоять

Что такое буллинг и как ему противостоять
Что такое буллинг и как ему противостоять Гость редакции ВХ – доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры сексологии, медицинской психологии, медицинской и психологической реабилитации Харьковской медицинской академии последипломного образования (ХМАПО) Марианна Маркова.

Школьники – самая уязвимая категория


— Марианна Владиславовна, добрый день. Меня зовут Анастасия Павловна. Сейчас по телевидению то и дело говорят о каком-то буллинге в школе. Что это такое?

— Школа – одно из самых распространенных мест, где встречается буллинг, и школьники – самая уязвимая категория для буллинга. Итак, буллинг – это физическое или психологическое насилие, которое происходит при неравенстве сил агрессора и жертвы и систематически повторяется. Конфликт – это столкновение относительно равных сил, а буллинг – всегда неравенство сил агрессора и жертвы. Насилие происходит со стороны одного человека или группы людей по отношению к другому человеку или группе людей и почти всегда сопровождается острой эмоциональной реакцией того, по отношению к кому происходит буллинг.

Буллинг имеет много форм. Сейчас выделяют более мягкий вид буллинга под названием мобинг — тот же буллинг, но без физического насилия, когда на жертву оказывают морально-психологическое давление. Это могут быть угрозы, оскорбления, порча имущества. Часто это проявляется в, казалось бы, безобидных вещах – отобрать телефон, спрятать портфель и прочее. Взрослые, к сожалению, зачастую расценивают такие действия как детские шалости. Учителя часто пожимают плечами: «Что тут такого? Дети всегда выясняют отношения». Они не видят в этом проблемы. А на самом деле это очень опасная ситуация, на которую надо остро реагировать. Кстати, психологическое давление может исходить и от самого учителя, который занижает оценки, делает негативные обобщения, любой промах возводит в систему, игнорирует достижения ученика, представляет его в невыгодном свете, высмеивает. Такое отношение, во-первых, является указанием на возможную жертву буллинга. И во-вторых, вселяет в буллеров уверенность в своей правоте: если учителю можно, то почему детям нельзя? Оценочное мнение учителя очень важно для ребенка на каком-то этапе и педагог может неосознанно спровоцировать буллинг.

Есть еще одна разновидность насилия, которая сейчас получила огромное распространение за счет информатизации общества, – кибербуллинг. Сцены преследования, насилия, унижения выкладываются в интернет либо происходит массированная атака из угроз, унижений, насмешек с помощью гаджетов – посредством СМС, сообщений в «Вайбере», социальных сетях и т.д.

— Насколько распространено это явление?

— Например, американцы посчитали, что за последний учебный год один из четырех детей в возрасте 15-18 лет был жертвой школьного буллинга. В Украине, согласно исследованию ЮНИСЕФ, с буллингом хоть раз в жизни сталкивались 89% школьников.

— А почему возникает буллинг? Каковы его причины?

— Во-первых, школа – место, где глобально потребность признания и понимания детей не удовлетворена. В среде, где создана нетерпимая атмосфера к оскорблению человека в принципе и общественное осуждение этого явления не меньше, чем осуждение прогулов или имущественных проступков, буллинг возникает гораздо реже.

Во-вторых, существуют определенные предпосылки, в том числе и физиологические. Подростковый возраст – особое время созревания и формирования человека. Дело в том, что физическое развитие костно-мышечного скелета, внутренних органов в данном возрасте опережает развитие головного мозга. И префронтальная кора, которая отвечает за оценку и контроль ситуации, эмоций и действий, до конца не сформирована. Именно поэтому подростки легче рискуют. Они не могут адекватно оценить тяжесть ситуации, последствия. У них нет «стопов». Эти «стопы» должны формироваться в семье. А родители зачастую слишком заняты на работе, чтобы обеспечить более-менее пристойный уровень существования семьи, либо откупаются от ребенка гаджетами, путешествиями или чем-то еще. Кроме того, очень часто, к сожалению, в семьях дети видят в качестве примера скандалы, оскорбления, унижения. В силу физиологических причин они не могут отделить хорошее от плохого и понять, что такое недопустимо, аморально.

Жертвой буллера может стать любой «другой»


— Добрый день. Меня зовут Кирилл. Марианна Владиславовна, кто чаще всего становится жертвой буллинга?

— Любой «другой». Это может быть слабый, тревожный, веснушчатый или  ребенок с инвалидностью, но не обязательно. На роль жертвы человек может быть выбран абсолютно ситуативно, потому что в какой-то момент он показался кому-то другим. А инаковость можно найти в любом человеке, который чем-то выделяется — допустим, слишком хорошо или как-то необычно одет. И мы, взрослые, сами подаем детям идею, что так можно. Мы сами не любим инаковых, осуждаем кого-то, кто не похож на нас.
Кроме того, очень часто жертвой становится человек, который реагирует, легко поддается эмоциям, с низким уровнем сопротивляемости. Хотя против толпы у всех этот уровень будет низким. Надо быть очень сильным человеком, и даже не каждый взрослый способен оказать такой уровень сопротивления.

— А кто чаще всего выступает в роли агрессора?

— Раньше был стереотип, что это дети из неблагополучных, асоциальных семей или из категории «сила есть, ума не надо». Сейчас же статистика говорит о том, что это зачастую дети с лидерскими задатками, из приличных семей по формальным признакам, но с неблагополучием внутрисемейной атмосферы, с отсутствием навыков коммуникации, с низким социальным и эмоциональным интеллектом, с большими претензиями к миру. Они таким способом самоутверждаются, пытаются привлечь к себе внимание, не знают, как иначе заслужить уважение.

К великому сожалению, во взрослой жизни мы сплошь и рядом встречаемся с такими же ситуациями. Маленький чиновник часто самоутверждается за счет других людей. Руководитель отдела может вызвать подчиненного и всячески по нему «потоптаться», особенно в присутствии посторонних. На научных дискуссиях на молодых ученых, бывает, выливают «ушаты холодной воды», потому что какой-то величине нужно дополнительно самоутвердиться.

— Есть и третья сторона – наблюдатели. Почему дети становятся молчаливыми свидетелями издевательств?

— Да, есть пассивные соучастники буллера – его друзья или те, кто хочет принадлежать к референтной группе, ведь буллер является лидером. Кроме того, срабатывает инстинкт самосохранения – лучше я посмеюсь над кем-то, лишь бы не коснулось меня. Это от внутренней неуверенности.

А есть наблюдатели, которые не одобряют издевательств и не участвуют в них, но при этом не находят в себе сил вмешаться. Безусловно, они тоже получают психологическую травму, потому что, с одной стороны, не согласны с происходящим, а с другой – не находят в себе сил помочь жертве и, соответственно, теряют веру в себя. В ситуации буллинга кажется, что больше всех страдает жертва, на самом же деле – наблюдатели страдают больше, чем можно себе представить. Для их дальнейшей жизни это очень негативный опыт. И часто именно они выводят проблему на уровень взрослых.

«Ты ни в чем не виноват»


— Марианна Владиславовна, здравствуйте. Посоветуйте, как вести себя ребенку, если против него началась травля? Нужно ли поделиться с родителями, учителями? Ведь многие просто замалчивают негативное отношение одноклассников. Меня зовут Инна Сергеевна.

— Это проблема. Ни один ребенок не в состоянии самостоятельно с ней справиться. При этом дети очень часто стесняются сказать родителям, потому что им стыдно. В школе учительница может вбить в голову такую мысль: «Стукачей никто не любит. Нужно учиться самим решать проблемы». Или ребенок надеется, что это не повторится. Либо же в семье нет доверительных отношений. Бывает, что ему просто не к кому обратиться. А без участия взрослых это вряд ли можно прекратить.

— Как же действовать родителям в этой ситуации?

— Во-первых, уделять много внимания профилактике, дабы сын или дочь не стали жертвой буллера. Разговаривать, читать ребенку книжки и самое главное – культивировать доверительные отношения в семье. Например, я придерживаюсь точки зрения, что благополучие в семье и доверительные отношения с ребенком, его психологическое благополучие мне важнее, чем формальные оценки. И в подростковом возрасте очень важно этот контакт не потерять. К сожалению, родителям, не всегда это удается. Они теряют контакт и друг с другом, и с ребенком, потому что нет времени и сил, потому что надо работать, обеспечивать семью. Но это очень важно – жить с ребенком одной жизнью. Тогда больше вероятности, что он поделится. Изначально нужно формировать для него определенную социальную среду – приглашать в гости одноклассников, ходить к ним, создавать какую-то компанию ребенку. Это профилактика буллинга.

— А если уже случилась беда и над ребенком систематически издеваются?

— Если родитель об этом узнает, нужно прежде всего выдохнуть и не осуществлять сразу никаких импульсивных действий, на эмоциях. Необходимо все внимательно выслушать, отнестись к проблеме очень серьезно, не отмахиваться от ребенка. Для начала следует поддержать школьника словами: «Хорошо, что ты мне сказал. Я тебе верю, ты ни в чем не виноват». Ведь очень часто жертва начинает думать, что она сама в чем-то провинилась.

Кроме того, безусловно, нужно идти в школу, говорить с учителями, с директором, привлекать других родителей – часто жертвой буллинга становится не один ребенок, а группа. Конечно, не стоит ожидать, что родитель агрессора сразу скажет: «Ужас! Извините. Мой ребенок не прав». Бывает и такое, но чаще всего родитель уверен в правоте своего ребенка, поскольку он живет по такой же матрице.

Нельзя наблюдать – нужно реагировать


— Как администрация школы, учителя должны повести себя в подобной ситуации, чтобы еще больше не навредить ученику?

— Идеальный вариант – создать в школе атмосферу нетерпимости к любым проявлениям буллинга. Но давайте из идеального мира вернемся в реальный. Во-первых, недопустима позиция учителя как человека, который находится над схваткой и ни во что не вмешивается. Мол, это этап взросления, жизненный опыт. Это все не работает. За этим нельзя наблюдать – нужно реагировать.

Кроме того, сейчас есть мощная служба школьных психологов – в первую очередь нужно говорить с ними. У них есть четкий алгоритм, что делать в такой ситуации. Ведь это проблема мировая и уже давно разработаны подходы. Существуют методики, как разговаривать с буллером, жертвой, наблюдателями. Как их посадить в один круг и проговорить ситуацию. Часто этого вполне достаточно. Но для этого надо, чтобы администрация школы тоже признала, что буллинг как явление в школе есть, и хотела от него избавиться.

Если ситуация выходит из-под контроля, тогда фиксировать издевательства, имущественные потери, делать скрины проявлений кибербуллинга с компьютера и написать сначала заявление на имя директора школы. Если реакции нет – обращаться в районо, гороно, вплоть до правоохранительных органов.

— А может быть выходом из ситуации перевод ребенка в другую школу?

— Конечно. И часто родители так делают. Это один из вариантов.

Сейчас об этом заговорили


— Добрый день. Анатолий беспокоит. Марианна Владиславовна, было ли такое явление как буллинг раньше? Или же это новая тенденция у школьников? Честно говоря, когда я учился, что-то не припомню, чтобы у нас над кем-то так издевались.

— Мне тоже кажется, что в моем классе в советское время таких проявлений не было. Но половину мы просто забыли, помнится только все хорошее. К тому же если буллинга не было по отношению к нам – вовсе не означает, что его не было в принципе. Безусловно, такие проявления были, есть и будут, поскольку они обусловлены физиологическими причинами. То есть, с одной стороны, это особенности физиологии подростка, а с другой – закон толпы, закон агрессии. Стадность, стремление присоединиться к сильному лидеру, кого-то растоптать – эти механизмы мы получили от наших предков, благодаря которым они, в общем-то, выжили.

Возможно, в школах это явление было распространено в меньшей степени, а дедовщина в армии? Она была всегда. Помню, все мамы моих одноклассников боялись отпускать сыновей в армию именно из-за дедовщины.

Просто сейчас об этом заговорили. Сейчас, благодаря информатизации общества и возникновению такой формы насилия как кибербуллинг, это явление стало распространенным и каждый случай теперь получает большую огласку. Но в принципе это было всегда.
Личное дело
Марианна Владиславовна Маркова родилась 16 января 1968 года в Харькове. В 1993 году окончила Харьковский медицинский институт. После обучения в клинической ординатуре на кафедре сексологии и медицинской психологии Харьковской медицинской академии последипломного образования работала там же ассистентом кафедры психотерапии.
В 2000 году защитила кандидатскую диссертацию и переехала на работу в Киев — в Украинский научно-исследовательский институт социальной, судебной психиатрии и наркологии, где с 2001 по 2008 годы возглавляла отдел психотерапии, сексологии и медицинской психологии.
В 2007 году защитила докторскую диссертацию. В 2008-м вернулась в Харьков, где по сей день работает профессором кафедры сексологии, медицинской психологии, медицинской и психологической реабилитации ХМАПО.
Замужем, сыновьям 28 и 24 года.

georgia



Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

Гость "ВХ" на Р1Лого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • Вконтакте
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

10 RUB 4.2344 грн
100 USD 2608.15 грн
100 EUR 3053.63 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи